Разбор задания №13 ЕГЭ по литературе


Анализ отрывка из прозы


В тринадцатом задании ЕГЭ по литературе задается один вопрос по приведенному отрывку из произведения. Оно связано с прозой – к поэзии будут относиться другие задания. Произведение, отрывок из которого приводится в задании, может относиться к любому периоду от 18 до 20 веков. Вопросы могут быть самыми разными: характеристика персонажей и их отдельных поступков, причина выбора определенного эпиграфа для отрывка, тема отрывка и помогающие раскрыть ее средства выразительности, авторский замысел. Для того чтобы получить хороший балл за это задание очень важно неплохо знать содержание основных произведений, входящих в школьную программу по литературе. В ответе должно быть 4-10 предложений.

Эксперты рекомендуют в первом предложении написать главный тезис, а в последующих – подтверждать его, обязательно ссылаясь на примеры из текста. Если вы помните какую-то цитату или аргумент, находящийся вне приведенного отрывка произведения, его также можно и нужно использовать.

Система оценок

Ответ оценивается по критериям:

  1. Глубина приводимых суждений, убедительность аргументов. Если дан прямой и связный ответ на вопрос с опорой на позицию автора и указанием убедительно аргументированной собственной позиции, анализ текста не подменяется его пересказом, а фактические ошибки полностью отсутствуют – ставят 3 балла. Если же не все положения ответы имеют аргументацию, либо в нем допущена 1 фактическая ошибка – можно рассчитывать на 2 балла. 1 балл ставят в том случае, если нет опоры на позицию автора, обоснование высказанных положений звучит неубедительно, анализ текста иногда подменяется пересказом его сюжета, либо допущено 2 фактические ошибки. В случаях отсутствия ответа, полной подмены анализа пересказом сюжета либо наличии 3 и более фактических ошибок ученик получает 0 баллов по данному критерию.
  2. Соблюдение речевых норм. При отсутствии речевых ошибок либо наличии одной ученик получает 1 балл за этот критерий, при наличии двух и более ошибок – 0.

Разбор типовых вариантов задания №13 ЕГЭ по литературе


Первый вариант задания

Правдин (Митрофану). А далеко ли вы в истории?

Митрофан. Далеко ль? Какова история. В иной залетишь за тридевять земель, за тридесято царство.

Правдин. А! так этой-то истории учит вас Вральман?

Стародум. Вральман? Имя что-то знакомое.

Митрофан. Нет, наш Адам Адамыч истории не рассказывает; он, что я же, сам охотник слушать.

Г-жа Простакова. Они оба заставляют себе рассказывать истории скотницу Хавронью.

Правдин. Да не у ней ли оба вы учились и географии?

Г-жа Простакова (сыну). Слышишь, друг мой сердечный? Это что за наука?

Митрофан (тихо матери). А я почем знаю.

Г-жа Простакова (тихо Митрофану). Не упрямься, душенька. Теперь-то себя и показать.

Митрофан (тихо матери). Да я не возьму в толк, о чем спрашивают.

Г-жа Простакова (Правдину). Как, батюшка, назвал ты науку-то?

Правдин. География.

Г-жа Простакова (Митрофану). Слышишь, еоргафия.

Митрофан. Да что такое! Господи боже мой! Пристали с ножом к горлу.

Г-жа Простакова (Правдину). И ведомо, батюшка. Да скажи ему, сделай милость, какая это наука-то, он ее и расскажет,

Правдин. Описание земли.

Г-жа Простакова (Стародуму). А к чему бы это служило на первый случай?

Стародум. На первый случай сгодилось бы и к тому, что ежели б случилось ехать, так знаешь, куда едешь.

Г-жа Простакова. Ах, мой батюшка! Да извозчики-то на что ж? Это их дело. Это таки и наука-то не дворянская. Дворянин только скажи: повези меня туда, — свезут, куда изволишь. Мне поверь, батюшка, что, конечно, то вздор, чего не знает Митрофанушка.

Стародум. О, конечно, сударыня. В человеческом невежестве весьма утешительно считать все то за вздор, чего не знаешь.

Г-жа Простакова. Без наук люди живут и жили. Покойник батюшка воеводою был пятнадцать лет, а с тем и скончаться изволил, что не умел грамоте, а умел достаточек нажить и сохранить. Челобитчиков принимал всегда, бывало, сидя на железном сундуке. После всякого сундук отворит и что-нибудь положит. То-то эконом был! Жизни не жалел, чтоб из сундука ничего не вынуть. Перед другим не похвалюсь, от вас не потаю: покойник-свет, лежа на сундуке с деньгами, умер, так сказать, с голоду. А! каково это? 

Стародум. Препохвально. Надобно быть Скотинину, чтоб вкусить такую блаженную кончину.

Скотинин. Да коль доказывать, что ученье вздор, так возьмем дядю Вавилу Фалелеича, О грамоте никто от него и не слыхивал, ни он ни от кого слышать не хотел: а какова была голоушка!

Правдин. Что ж такое?

Скотинин. Да с ним на роду вот что случилось. Верхом на борзом иноходце разбежался он хмельной в каменны ворота. Мужик был рослый, ворота низки, забыл наклониться. Как хватит себя лбом о притолоку, индо пригнуло дядю к похвям потылицею , и бодрый конь вынес его из ворот к крыльцу навзничь. Я хотел бы знать, есть ли на свете ученый лоб, который бы от такого тумака не развалился; а дядя, вечная ему память, протрезвясь, спросил только, целы ли ворота?

Милон. Вы, господин Скотинин, сами признаете себя неученым человеком; однако, я думаю, в этом случае и ваш лоб был бы не крепче ученого.

Стародум (Милону). Об заклад не бейся. Я думаю, что Скотинины все родом крепколобы.

 Д. И. Фонвизин «Недоросль»

В чем заключается комизм «экзамена», устроенного для Митрофана?

В произведении Д. И. Фонвизина «Недоросль» описывается достаточно много комедийных ситуаций, связанных с обучением одного из главных героев – Митрофана. Простакова не понимает смысла и необходимости в обучении однако все равно нанимает для сына учителей и думает, что того образования, которое получает Митрофан, более чем достаточно. Простакова боится, что сын устает от учебы и поэтому всегда прерывает урок, ища поводы для этого в неугодных фразах преподавателей. Во время приезда гостей женщина просит сына поучиться «хот бы для виду», чтобы показать им, что Митрофан – образованный человек и завидный жених для Софьи. В итоге он не знает ни географии, ни истории, и так же, как его предки, считает учебу ненужным занятием – ведь главное, чтобы сундук всегда был полон. Имя Митрофанушки как символ невежества по сей день остается нарицательным.


Второй вариант задания

Поэт и мечтатель не остались бы довольны даже общим видом этой скромной и незатейливой местности. Не удалось бы им там видеть какого-нибудь вечера в швейцарском или шотландском вкусе, когда вся природа — и лес, и вода, и стены хижин, и песчаные холмы — всё горит точно багровым заревом; когда по этому багровому фону резко оттеняется едущая по песчаной извилистой дороге кавалькада мужчин, сопутствующих какой-нибудь леди в прогулках к угрюмой развалине и поспешающих в крепкий замок, где их ожидает эпизод о войне двух роз, рассказанный дедом, дикая коза на ужин да пропетая молодою мисс под звуки лютни баллада — картины, которыми так богато населило наше воображение перо Вальтера Скотта.

Нет, этого ничего не было в нашем краю.

Как всё тихо, всё сонно в трёх-четырёх деревеньках, составляющих этот уголок! Они лежали недалеко друг от друга и были как будто случайно брошены гигантской рукой и рассыпались в разные стороны, да так с тех пор и остались.

Как одна изба попала на обрыв оврага, так и висит там с незапамятных времён, стоя одной половиной на воздухе и подпираясь тремя жердями. Три-четыре поколения тихо и счастливо прожили в ней.

Кажется, курице страшно бы войти в неё, а там живет с женой Онисим Суслов, мужчина солидный, который не уставится во весь рост в своём жилище. Не всякий и сумеет войти в избу к Онисиму; разве только что посетитель упросит её стать к лесу задом, а к нему передом.

Крыльцо висело над оврагом, и, чтоб попасть на крыльцо ногой, надо было одной рукой ухватиться за траву, другой за кровлю избы и потом шагнуть прямо на крыльцо.

Другая изба прилепилась к пригорку, как ласточкино гнездо; там три очутились случайно рядом, а две стоят на самом дне оврага.

Тихо и сонно всё в деревне: безмолвные избы отворены настежь; не видно ни души; одни мухи тучами летают и жужжат в духоте. Войдя в избу, напрасно станешь кликать громко: мёртвое молчание будет ответом; в редкой избе отзовётся болезненным стоном или глухим кашлем старуха, доживающая свой век на печи, или появится из-за перегородки босой длинноволосый трёхлетний ребёнок, в одной рубашонке, молча, пристально поглядит на вошедшего и робко спрячется опять.

Та же глубокая тишина и мир лежат и на полях; только кое-где, как муравей, гомозится на чёрной ниве палимый зноем пахарь, налегая на соху и обливаясь потом.

Тишина и невозмутимое спокойствие царствуют и в нравах людей в том краю. Ни грабежей, ни убийств, никаких страшных случайностей не бывало там; ни сильные страсти, ни отважные предприятия не волновали их.

И какие бы страсти и предприятия могли волновать их? Всякий знал там самого себя. Обитатели этого края далеко жили от других людей. Ближайшие деревни и уездный город были верстах в двадцати пяти и тридцати.

Крестьяне в известное время возили хлеб на ближайшую пристань к Волге, которая была их Колхидой и Геркулесовыми столпами, да раз в год ездили некоторые на ярмарку, и более никаких сношений ни с кем не имели.

Интересы их были сосредоточены на них самих, не перекрещивались и не соприкасались ни с чьими.

(И.А. Гончаров. «Обломов»)

Какие черты «обломовщины» проиллюстрированы приведенным фрагментом?

Обломовщина – нарицательное слово, созданное от фамилии главного героя романа, Ильи Ильича Обломова, обозначающее рутину, апатию, личностный застой и инертность. Слово «обломовщина» для характеристики своего образа жизни употреблял даже сам Илья Ильич. Характерные особенности «обломовщины» проиллюстрированы в отрывке: все в Обломовке «тихо и сонно», а в нравах людей царит «тишина и невозмутимое спокойствие» - их не интересует ничего, кроме их самих. Обломовщина превращает талантливых людей в инертных и жалких.


Третий вариант задания

Под навесом сарая у круглых яслей стояли четыре осёдланные лошади. Из амбара вышел подросток с железной мерой, доверху насыпанной овсом. Он мельком взглянул на Григория, пошёл к заржавшим лошадям. За углом куреня разливалась песня. Дрожащий высокий тенорок выводил:

 Как по той-то было по дороженьке

Никто пеш не хаживал...

Густой прокуренный бас, повторив последние слова, сомкнулся с тенором, потом вступили новые слаженные голоса, и песня потекла величаво, раздольно и грустно. Григорию не захотелось своим появлением прерывать песенников; он тронул Прохора за рукав, шепнул:

— Погоди, не показывайся, нехай доиграют.

— Это — не проводы. Еланские так играют. Это они так запеснячивают. А здорово, черти, тянут! — одобрительно отозвался Прохор и огорчённо сплюнул: расчёт на то, чтобы выпить, судя по всему, не оправдался.

Ласковый тенорок до конца рассказал в песне про участь оплошавшего на войне казака:

Ни пешего, ни конного следа допрежь не было.

Проходил по дороженьке казачий полк.

За полком-то бежит душа добрый конь.

Он черкесское седельце на боку несёт.

А тесмяная уздечка на правом ухе висит,

Шёлковы поводьица ноги путают.

За ним гонит млад донской казак,

Он кричит-то своему коню верному:

«Ты постой, погоди, душа верный конь,

Не покинь ты меня, одинокого…»

Очарованный пением, Григорий стоял, привалившись спиной к белёному фундаменту куреня, не слыша ни конского ржания, ни скрипа проезжавшей по проулку арбы...

За углом кто-то из песенников, кончив песню, кашлянул, сказал:

— Не так играли, как оторвали! Ну да ладно, как умеем, так и могём. А вы бы, бабушки, служивым на дорогу ишо чего-нибудь дали. Поели мы хорошо, спаси Христос, да вот на дорогу у нас с собой никаких харчишек нету...

Григорий очнулся от раздумья, вышел из-за угла. На нижней ступеньке крыльца сидели четверо молодых казаков; окружив их плотной толпой, стояли набежавшие из соседних дворов бабы, старухи, детишки. Слушательницы, всхлипывая и сморкаясь, вытирали слёзы кончиками платков, одна из старух — высокая и черноглазая, со следами строгой иконописной красоты на увядшем лице — протяжно говорила, когда Григорий подходил к крыльцу:

— Милые вы мои! До чего же вы хорошо да жалостно поёте! И, небось, у каждого из вас мать есть, и, небось, как вспомнит про сына, что он на войне гибнет, так слезьми и обольётся... — Блеснув на поздоровавшегося Григория жёлтыми белками, она вдруг злобно сказала: — И таких цветков ты, ваше благородие, на смерть водишь? На войне губишь?

— Нас самих, бабушка, губят, — хмуро ответил Григорий.

Казаки, смущённые приходом незнакомого офицера, проворно поднялись, отодвигая ногами стоявшие на ступеньках тарелки с остатками пищи, оправляя гимнастёрки, винтовочные погоны, портупеи.

 М. А. Шолохов «Тихий Дон»

Как Григория характеризует его поведение во время пения казаков?

Жизнь не раз испытывала на прочность Григория Мелехова. Ему неоднократно приходилось отдавать жестокие приказы, но он, закаленный в боях, воспринимал это как должное. Однако в приведенном отрывке перед читателем предстает другой Григорий, который, очарованный пением, «стоял, привалившись спиной к белёному фундаменту куреня, не слыша ни конского ржания, ни скрипа проезжавшей по проулку арбы...». Так может себя вести только тот человек, у которого чистая и добрая душа, способная на жалость, понимание и переживания. Именно эта черта выделяет Григория среди других казаков.