Краткое содержание «Один день Ивана Денисовича»

«Один день Ивана Денисовича» — рассказ о заключенном, который описывает один день его из его жизни, которых три тысячи пятьсот шестьдесят четыре. Краткое содержание — ниже 🙂


Главный герой произведения, действие которого происходит в течение одного дня – крестьянин Иван Денисович Шухов – на второй день после начала Великой Отечественной войны ушел на фронт из родной деревни Темгенево, где у него осталась жена с двумя дочерьми; еще был сын, но он умер.

В феврале тысяча девятьсот сорок второго года, на Северо-Западном фронте, группа воинов, в составе которой был и Иван Денисович, попала в окружение врага. Красная Армия никак не помогла этим солдатам; от голода им приходилось даже есть копыта мертвых лошадей, размоченные в воде. Вскоре Шухов попал в немецкий плен, однако ему вместе с четырьмя сослуживцами удалось оттуда сбежать и добраться до своих. Однако советские автоматчики двух бывших пленных убили сразу же, один умер от ран, а Ивана Денисовича вместе с еще одним военным отправили в НКВД. По итогам быстрого следствия Шухова отправили в концентрационный лагерь – ведь каждый человек, побывавший в плену у немцев, приравнивался к шпионам.

Иван Денисович находится в заключении уже девятый год – восемь лет он сидел в Усть-Ижме, а теперь на каторге в Сибири; за это время у него отросла длинная борода, а зубов стало в два раза меньше. Он одет в телогрейку, поверх которой — подпоясанный веревочкой бушлат; на ногах у него ватные брюки и валенки, а под ними – две пары портянок. На брюках чуть выше колена — лоскуток, на котором вышит лагерный номер.

Самой главной задачей в лагере было избежание голодной смерти. Заключенных кормят противной баландой – похлебкой из замерзшей капусты и маленьких кусочков рыбы. Если постараться, можно получить лишнюю порцию такой баланды или же еще один паек хлеба.

Некоторым заключенным даже приходили посылки. Одним из таких был Цезарь Маркович – то ли еврей, то ли грек; мужчина приятной восточной внешности с густыми, черными усами, которые не сбрили, так как без них он бы не соответствовал приложенному к делу снимку. Когда-то он хотел стать режиссером, но так и не успел ничего снять – посадили. Цезарь Маркович живет воспоминаниями и ведет себя как деятель культуры. Он разговаривает о  «политической идее» в качестве оправдания тирании, а иногда во всеуслышание ругает Сталина, называя его «батькой усатым». Шухов видит, что на каторге более свободная атмосфера, чем в Усть-Ижме: никто не стучит на Цезаря Марковича и не увеличивает ему срок. А Цезарь Маркович, будучи практичным человеком, сумел приспособиться к каторжной жизни: из присылаемых ему посылок он умеет «сунуть в рот, кому надо», благодаря чему работает помощником нормировщика, что было довольно легким делом. Но он не жадный и делится со всеми продуктами и табаком из посылок (особенно с теми, кто каким-либо образом ему помогал).

Ивану Денисовичу кажется, что Цезарь Маркович ничего не смыслит в жизни: он оставляет посылку в бараке, где «товарищи» могут все из нее украсть, вместо того, чтобы скорее отнести в камеру хранения. Шухов сберег присланное Цезарю добро, и тот не остался перед ним в долгу.

Наиболее часто Цезарь Маркович делился припасами с соседом «по тумбочке» Кавторангом – морским капитаном второго ранга, Буйновским. Он ходил вокруг Европы и по Северному морскому пути; как-то раз Буйновский в качестве капитана связи даже сопровождал английского адмирала. Тот остался под впечатлением от высокого профессионализма русского капитана и после войны отправил ему подарок на память; из-за этой посылки в НКВД решили, что Буйновский является английским шпионом. Кавторанг находится в лагере не так давно и еще не утратил веру в справедливость. Несмотря на то, что он – привыкший командовать капитан, Кавторанг не отлынивает от лагерной работы, за что пользуется уважением всех заключенных.

Есть в лагере и тот, кого никто не уважает: Фетюков, бывший конторский начальник. Он совсем ничего не умеет делать и может только носилки таскать; ему не приходит никакой помощи из дома – жена ушла от него, после чего сразу же вышла замуж за другого. Фетюков привык есть вдоволь и поэтому часто попрошайничает. У этого человека отсутствует чувство собственного достоинства, из-за чего его часто обижают, а иногда даже бьют, и Фетюков не в состоянии дать отпор: «утрется, заплачет и пойдет». Шухов считает, что таким людям, как Фетюков, невозможно выжить на зоне, где нужно уметь себя поставить. Сохранение собственного достоинства необходимо только потому, что без него человек теряет волю к жизни и вряд ли сможет протянуть до конца срока.

Сам Иван Денисович не получает из дому посылок: в его деревне — голод. Паёк он старательно растягивает на целый день, чтобы не испытывать чувства голода. Не чуждается он и того, чтобы «закосить» лишний кусок от начальников лагеря.

В день, описываемый в повести, заключенные работают на строительстве дома. Шухов не уклоняется от работы. Бригадир, который тоже является каторжанином – раскулаченный Андрей Прокофьевич Тюрин – по итогам дня выписывает «процентовку» — лишнюю хлебную пайку. Работа помогает заключенным после подъема не жить в мучительном ожидании отбоя, а наполнить время каким-то смыслом. Радость, приносимая физическим трудом, особенно поддерживает Ивана Денисовича, который является лучшим мастером в своей бригаде. Он грамотно распределяет свои силы, что помогает ему не перенапрягаться и эффективно работать в течение всего дня. Во время работы, выполняемой им со старанием и даже с азартом, Шухов радуется, что сумел припрятать обломок пилы – из него люди смогут сделать маленькие ножички, которые выгодно обмениваются на хлеб и табак. Однако охрана регулярно обыскивает заключенных, и такие спрятанные вещи в любой момент могут быть найдены; этот факт придает делу своеобразный азарт.

Один из заключенных – сектант, которого посадили за его веру – Алеша-баптист; он переписал в записную книжку половину Евангелия и сделал для нее тайник в стенной щели; ни разу при обыске Алешино сокровище не было обнаружено. В лагере он не утратил веры; наоборот, когда предоставляется возможность, он говорит всем, что нужно молиться, чтобы Господь снял злую накипь с нашего сердца. На каторге не забывают ни о религии, ни об искусстве, ни о политике: заключенные переживают не только о насущном хлебе.

В конце дня Шухов подводит его итоги: в карцер его не посадили, на Соцгородок (в морозное поле) работать не отправили, кусок пилы спрятал и на «шмоне» не попался, во время обеда лишнюю порцию каши получил («закосил»), купил табака… Так выглядит почти счастливый день в лагере.

И таких дней – три тысячи пятьсот шестьдесят четыре.