Ак-Памык • cказка

краткая информация
Форма произведения: бытовые, сказка | В школе: 1-4 класс | Возраст: 6-9 лет | Время чтения: до 30 минут | Темы: верность и предательство, истинные ценности, ложь и правда, семья

В старые времена жил один человек. У него было семеро сыновей, а дочери не было. Однажды жена его снова забеременела. Прошло девять месяцев, и сыновья этого человека, собираясь в тот день на охоту, сказали отцу:

— Если родится у нас сестра, то повесьте над воротами куклу, а если брат, то седло коня. — И они уехали в степь.

Родилась у женщины дочь, и отец повесил над воротами куклу. Но один из соседей был недругом семи братьев. Он тотчас же снял куклу и вместо нее повесил седло коня. Вернулись братья с охоты, посмотрели и вскрикнули:

— Увы, над воротами висит седло! Значит, опять у нас родился брат. Не будем здесь больше жить!

Покинули братья селение и ушли в горы. Там они стали жить в пещере: днем охотились, а вечером возвращались домой, ели и ложились спать. Так проходило время.

О ком теперь послушать новостей? Послушай-ка о сестре юношей.

Отец и мать назвали новорожденную Ак-Памык и не спускали глаз с дороги, поджидая сыновей. Прошел месяц, а сыновей все нет. Прошел год, а их все нет и нет. Прошло три года — сыновей нет как нет.

Однажды к старикам пришел гость из другого селения и сказал:

— Недавно я видел ваших сыновей. Место, где они живут, от вас не так уж далеко. Они поселились в пещере на такой-то горе и занимаются охотой.

Отец и мать, услышав такую новость, приготовили плов, подали его гостю и сказали:

— Хорошую ты принес новость! Только вот мы сами не можем туда пойти: сил нет, мы ведь стары. Но если ты еще хоть раз увидишь наших сыновей, то передай им от нас большой поклон.

Гость поел плова, простился со стариками и ушел в свое селение. А старики теперь стали жить, не сводя глаз с той горы. Однако своей дочери они об этом не сказали ни слова.

Прошли месяцы, прошли годы. Ак-Памык исполнилось четырнадцать лет. Как-то раз соседи собирали женщин для работы. Увидев мать Ак-Памык, они сказали:

— Позволь своей дочери прийти помочь нам.

— Что ж, позволю, — отвечала мать, — пусть идет, если сама захочет.

А в те дни, в то старое время был обычай: женщинам и девушкам, имевшим братьев, отводилось во время такой работы место получше. Та, у которой братьев не было, должна была сидеть на месте похуже.

Ак-Памык вошла в юрту и села на самое плохое место. Тут одна из женщин говорит:

— Почему ты, козочка, села там? Пересядь на место получше.

— Ах, матушка, — отвечает Ак-Памык, — как же я могу сесть на место получше, если у меня нет братьев.

— Не говори так! У тебя есть семеро братьев, сильных, как львы. А если твои отец и мать о них до сих пор тебе ничего не говорили — тому есть причина. Родители твои стары и не могут пойти к братьям сами. А тебе ничего не говорят, чтобы ты не убежала от них. Когда придешь домой, скажи матери: «Ах, у меня болит голова, дай мне ковурги». Когда мать даст тебе ковурги, ты не бери ее ложкой, а попроси: «Дай мне своей рукой». После этого схвати мать за руку и тогда узнаешь все, что тебе нужно.

Ак-Памык вернулась домой и сказала:

— Матушка, у меня голова болит.

— Чего бы ты съела, дочка? — спросила мать.

— Дай мне немного ковурги, матушка. Поем, может, и полегчает, — отвечала Ак-Памык.

Мать села готовить ковургу.

— Дай мне немножко с огня, — попросила Ак-Памык.

Мать хотела было дать ложкой, но Ак-Памык сказала:

— Нет, матушка, ложка плохо пахнет, дай мне рукой!

Что делать? Несчастная дала ей рукой. Тогда Ак-Памык крепко ухватила мать за руку и сказала:

— Есть у меня братья или нет?

— Ой, ой! О господи! — закричала мать.

— Есть у меня братья или нет? Если не ответишь, не отпущу, — сказала Ак-Памык.

— Есть, — отвечала бедная мать, — Семеро братьев есть. Они ушли на охоту еще до твоего рождения и до сих пор не возвращаются.

— Но известно, что они живы? — спросила Ак-Памык.

— Да, они живут в пещере на такой-то горе, — отвечала мать.

Тогда Ак-Памык отпустила руку матери и сказала:

— Я пойду туда.

— Ты не найдешь их, — сказала мать. — Вот я сделаю тебе колобок. Кати да за ним иди. Где он остановится, там и будут твои братья.

Ак-Памык взяла колобок и, покатив его, отправилась в путь. Пришла она к пещере, заглянула внутрь, а в пещере полно одежды, выпачканной кровью, да висит немного мяса. Ак-Памык взяла одежду, пошла к источнику и одну за другой все вещи выстирала. Потом она вернулась в пещеру, приготовила из мяса плов и стала ждать. Вдруг глядь — идут семеро мужчин. Ак-Памык спряталась и стала смотреть. А братья пришли и видят — кругом все не так, как было: одежда выстирана, еда приготовлена. Переоделись братья, поели и легли спать.

На следующий день рано утром они снова ушли на охоту. Ак-Памык опять снесла одежду братьев к источнику, выстирала ее и приготовила еду. А потом снова спряталась. Братья вернулись с охоты и видят: все прибрано еще лучше, чем вчера. Тогда они посоветовались и решили: «Нужно завтра покараулить». Наутро шестеро братьев ушли на охоту, а самый старший из них спрятался, чтобы покараулить, но заснул. Ак-Памык укрыла его одеялом, сказала: «Спи, милый брат» — и принялась за работу. Вернулись братья, поглядели — опять обед приготовлен, одежда выстирана, а старший брат спит себе под одеялом.

— Ну, кто же так делает? — сказали братья, когда разбудили его.

— Я ничего не видел, я заснул, — отвечал он.

На следующее утро спрятался другой брат, но и он заснул. Наконец остался караулить самый младший брат. Он слегка порезал себе ногу, посыпал это место солью и от боли не мог уснуть.

И вот когда он так сидел, вдруг вошла девушка и, постирав одежду, принялась готовить еду. Тогда брат вышел из угла, в котором прятался, и спросил:

— Ты человек или дух?

— Я не дух, я ваша сестра, — отвечала Ак-Памык.

Так они познакомились. Вернулись другие братья и очень обрадовались, что у них есть сестра.

— Оставайся жить в нашей пещере! — сказали они Ак-Памык.

Братья приносили с охоты мясо и очень заботились о своей сестре. Однажды они снова ушли на охоту, а Ак-Памык отправилась к источнику. Когда она вернулась, то оказалось, что огонь в очаге погас. «Что делать?» — подумала Ак-Памык. Она вышла наружу, огляделась вокруг и заметила вдалеке дымок. «Возьму там огня», — решила Ак-Памык и отправилась туда. Вошла она в дом, поздоровалась, а в доме жил старый, седой дэв. Увидел он Ак-Памык и сказал:

— Если бы ты со мной не поздоровалась, я бы тебя в два счета проглотил. Подойди, ягненочек, да поищи у меня в голове.

Вот Ак-Памык поискала немножко у него в голове и сказала:

— Я пришла за огнем. Если у тебя есть, дай мне!

— Держи свой подол, — отвечал дэв.

Ак-Памык подставила подол. Дэв положил туда углей, золы, а сверху — огня и сказал:

— Иди, дочка, будь здорова!

Забрала Ак-Памык огонь и пошла назад. А в ее подоле от огня образовалась дыра, и из нее понемногу сыпалась зола, отмечая след. Ак-Памык этого не знала. Она вернулась в пещеру, приготовила еду. Потом пришли братья.

Наутро братья опять отправились в горы. А дэв выследил Ак-Памык по золе и пришел к пещере. Ак-Памык заметила его еще издали. Она заперла дверь и стала ждать. Тогда дэв сказал ей:

— Просунь сквозь дверь палец!

Ак-Памык просунула палец. Дэв крепко ухватил его, прокусил зубами и стал сосать кровь.

— Если скажешь об этом братьям, съем тебя! — пригрозил потом дэв и ушел.

Ак-Памык очень испугалась и ничего не сказала братьям. А дэв стал приходить каждый день и сосать у нее из пальца кровь. Ак-Памык худела день от дня.

— Эй, козочка, что с тобой? — спрашивали ее братья.

Ак-Памык ничего не отвечала. Тогда братья сговорились:

— Давайте спрячемся где-нибудь и узнаем, в чем дело.

И вот, вместо того чтобы пойти на охоту, они спрятались и притаились. Ак-Памык переделала все дела, заперла дверь и стала ждать. В обычное время, как всегда, пришел дэв, который уже привык постоянно сосать кровь, и закричал:

— Открой дверь!

Тогда семь братьев бросились с семи сторон на дэва и изрубили его на тысячу кусков. Стоны дэва донеслись до неба. А братья подошли к Ак-Памык и сказали:

— Мы убили врага. Почему ты раньше нам ничего не говорила? Надо было давно рассказать! Теперь ничего не бойся.

А через месяц ночью к семерым братьям пришли дэвы — друзья убитого и убили всех братьев. Ак-Памык забралась в шкуру льва, и дэвы ее не заметили. Напившись крови братьев, дэвы вернулись в свои селения. А Ак-Памык накрыла трупы братьев чем пришлось, села на коня и поехала от города к городу, от селения к селению расспрашивать старых людей:

— Есть ли способ оживить моих братьев или нет?

И все люди отвечали:

— Видно, такого способа нет.

Наконец встретила Ак-Памык одного старика, и он сказал ей:

— Оживить твоих братьев можно, но только это очень, очень трудно.

— Пусть трудно, дедушка, ты лишь расскажи как? — попросила Ак-Памык.

И старик рассказал:

— Есть верблюдица, которую зовут Ак-Мая. Если ее молоком побрызгать на братьев, они тотчас же оживут. Но только Ак-Мая — людоедка. Как только увидит тебя, съест непременно. Вот верблюжонок ее — тот людей любит. Если ты хочешь добыть молока, возьми с собой тыкву.

— Спаси тебя бог! — сказала Ак-Памык старику, попрощалась с ним и пошла искать верблюдицу Ак-Мая.

Вот пришла она в одно ущелье, глядь — а здесь бродит верблюжонок.

— Ты чей верблюжонок? — спросила Ак-Памык.

— Я верблюжонок Ак-Мая, — ответил он.

— Ну, тогда подойди ко мне, — сказала Ак-Памык верблюжонку.

Услышав это, он вприпрыжку подбежал к Ак-Памык. Она погладила его и поцеловала, а потом сказала, зачем сюда пришла.

— Ладно, — отвечал верблюжонок, — но если об этом узнает моя мать, она съест и тебя и меня. Полезай ко мне под брюхо. Я стану сосать и налью молока в твою тыкву.

Ак-Памык согласилась и залезла верблюжонку под брюхо.

— Нет ли возле нас людей, почему-то я слышу запах человека? — спросила верблюдица Ак-Мая.

— Да тут и птица не может пролететь, — отвечал верблюжонок, — как же сюда попадет человек?

— Нет, дитя мое, должно быть, все-таки кто-то есть, я чувствую запах человека, — сказала Ак-Мая.

— Я пришел издалека и никого не встретил, — отвечал верблюжонок.

Вот тыква Ак-Памык наполнилась молоком, верблюжонок оторвался от матери и отошел. Когда Ак-Памык была уже возле своего коня, верблюдица Ак-Мая заметила ее и громко закричала. Ак-Памык с трудом села на коня и помчалась. Верблюдица бросилась ей вдогонку, но так и не сумела ее догнать.

Тогда верблюдица сказала:

— Стань черным камнем, мое дитя! — и заколдовала своего верблюжонка. Говорят, став черным камнем, он, бедный, и сейчас еще стоит на дороге в Мекку!

О ком теперь послушать новостей? Послушай-ка об Ак-Памык.

Ак-Памык вернулась в свою пещеру, собрала кости братьев, разложила по местам и полила молоком верблюдицы Ак-Мая. Братья поднялись, зевая и чихая.

— Ох, долго же мы спали! — сказали они.

— Если бы не я, вы спали бы до дня воскресения из мертвых, — проговорила Ак-Памык и потом рассказала по порядку все, что случилось.

— Большое тебе спасибо, дорогая сестра, — сказали братья.

А потом Ак-Памык вскипятила чай и позвала братьев:

— Садитесь, пейте!

Так, семеро братьев зажили снова, проводя свои дни в охоте. Каждый из них взял себе жену и устроил той. Братья продолжали любить сестру по-прежнему, но их жены невзлюбили Ак-Памык.

— Нас так не любят, как ее, — говорили жены. — Давайте-ка что-нибудь придумаем.

Но жена самого младшего брата Ак-Памык сказала:

— Нет, я не согласна. Ак-Памык меня очень любит, и я ее тоже очень люблю.

Тогда другие жены сказали:

— Уходи! Не хочешь действовать с нами заодно, так не мешай. А помешаешь — погибнешь!

Испугалась несчастная и никому не сказала ни слова.

А шесть жен заколдовали Ак-Памык и сделали ее немой. День ото дня Ак-Памык чахла.

— Милая сестра, что с тобой? — с тревогой спрашивали ее братья.

Но Ак-Памык ничего не могла ответить. Тогда одна из жен сказала:

— Не спрашивайте у нее, что с ней. Это я знаю.

— Если знаешь, так скажи нам, чтоб и мы знали, — попросили братья.

— Ак-Памык нужен муж, ее сердечку дело нужно, — отвечала она.

— Что ж, отдадим ее за того, кто ей нравится, — сказали тогда братья.

А женщина тут и говорит:

— Посадите ее на верблюда и отправьте в степь. Кто ей понравится, за того она и выйдет.

Братья посадили Ак-Памык на верблюда и пустили его в степь. Ак-Памык ехала задумавшись. В это же время в путь вышли сын падишаха и сын везира. Смотрят они — виднеется что-то черное. Тогда сын падишаха сказал:

— У того черного, что виднеется, я беру себе верх.

— А я возьму низ, — сказал сын везира.

Подъехали они и видят — на верблюде сидит девушка.

— Ты человек или дух? — спросили они у девушки.

Но та не издала ни звука.

— Откуда и куда ты едешь? — спросили они.

Ответа нет. Тогда сын падишаха сказал:

— Ну, хоть ты ничего не отвечаешь, а со мной поедешь.

Так сын падишаха вместе с девушкой приехал в свой город и потом на ней женился.

Прошел год, и у них родился сын. В тот день, когда у Ак-Памык родился сын, она заговорила. Когда сын падишаха увидел, что Ак-Памык наконец перестала быть немой, он очень этому обрадовался. Стала жить Ак-Памык, не ведая печали. Вот только иногда ей хотелось повидать своих братьев. Так прошло четырнадцать лет.

Однажды Ак-Памык сделала своему сыну золотые бабки и, позвав его к себе, сказала:

— Когда ты будешь кидать бабки, приговаривай так:

Я племянник шести дядей,

Их сестрица — моя мать.

Вышел с бабкой золотой я,

Чтоб за дядей покидать.

Младший дядя мой — Байрам,

За Байрама кину сам.

О ком теперь послушать новостей? Теперь нужно послушать о братьях Ак-Памык.

Каждый день, приходя с охоты, братья Ак-Памык говорили о ней:

— Ак-Памык сделала нам добро, а мы посадили ее на верблюда и сказали: «Поезжай себе!» Прошло уже четырнадцать лет. Жива ли она или умерла? Мы этого не знаем. Давайте-ка отправимся каждый в какой-нибудь город да поищем ее.

И вот семеро братьев отправились в разные города. Пришел в один город и Байрам, а тут кучка ребят играет в бабки. Среди них — один мальчик с золотой бабкой. Всякий раз как мальчик ее кидает, он приговаривает:

Я племянник шести дядей,

Их сестрица — моя мать.

Вышел с бабкой золотой я,

Чтоб за дядей покидать.

Младший дядя мой — Байрам,

За Байрама кину сам.

По этим словам дядя узнал своего племянника.

— Ну-ка, пойдем, мальчик, вместе, — сказал Байрам и пошел с племянником. Так Ак-Памык нашла своего брата, а брат нашел Ак-Памык. Она рассказала ему все, что с ней случилось. После этого брат сказал:

— Ну, я отправляюсь назад.

Тогда Ак-Памык приказала людям из селения:

— Принесите фаланг и скорпионов! — а сама села шить семь мешков.

Принесли фаланг и скорпионов. Ак-Памык наложила их в шесть мешков и сказала брату:

— Дашь по мешку каждой невестке.

А седьмой мешок она набила кишмишом с горохом и, передав его Байраму, сказала:

— А это отдашь своей жене.

Байрам вернулся в свое селение и всем женам братьев дал по мешку.

— Золовка прислала нам подарки! — закричали женщины и сунули руки в мешки. Тут скорпионы с фалангами и впились им в руки.

— Ой-ой-ой! — поднялся крик.

А Байрам позвал братьев и сказал:

— Я нашел Ак-Памык. Она стала женой такого-то падишаха.

Следом за братом приехала и Ак-Памык. Она рассказала все, что с ней случилось, и семеро братьев, посоветовавшись, прогнали своих злых жен. Осталась только жена Байрама, которую Ак-Памык любила до самой своей смерти.

Текст: Алёна Базан, 473 👀