О дивный новый мир • роман

краткая информация
Автор: Хаксли О. | Дата публикации: 1932 | Форма произведения: роман | Жанр: антиутопия, сатирический | Место событий: Европа | Возраст: взрослые, подростки | Время чтения: 6-10 часов | Экранизация: "Дивный новый мир", фильм. 1998. США. режиссеры Лесли Либман, Ларри Уильямс | Главные герои: Бернард Маркс - работник Бюро Стабильности, Генри Фостер - представитель касты альф, Джон Дикарь - житель индейской резервации, Линайна Краун - работник Инкубатория Второстепенные герои: Линда - мать Джона Дикаря, Мустафа Монд - Главноуправитель Мирового государства, Фанни - подруга Линайны, Гельмгольц - друг Бернарда, преподаватель Темы: власть, дружба, изъяны общества, человек и общество

«О дивный новый мир» Олдоса Хаксли был опубликован в 1932 году. Это произведение, наряду с «1984» Д. Оруэлла и «Мы» Е. Замятина, признано одной из величайших антиутопий двадцатого столетия. Наполненное сатирой, оно показывает идеальное общество будущего, основанное исключительно на потреблении. На Земле существует только одно государство, население которого перестает стареть, достигнув возраста расцвета. Люди не подвержены болезням, их не убивают в войнах, и создается впечатление, что все довольны таким положением. Но задача автора как раз и состоит в том, чтобы побудить общество разобраться, все ли хорошо в этом Новом мире, и настолько ли он прекрасен, как кажется на первый взгляд?

История создания

Мысль написать роман об идеальном мире возникла у Хаксли задолго до ее воплощения. Содержание книги формировалось у него по крупицам, а вдохновение он черпал из вещей, которые его окружали. Например, во время поездки в двадцатых годах в Сан-Франциско Хаксли был неприятно шокирован образом жизни молодежи США, ее распущенностью и культом потребительства.

Так же во время одного морского путешествия Хаксли случайно попалась книга «Моя жизнь, мои достижения» Генри Форда, которая послужила созданию образа Генри Фостера, одного из героев «Дивного мира». Когда Хаксли полностью определился с сюжетом романа, он написал его всего за сто двадцать дней.

Название писатель взял из пьесы У. Шекспира «Буря». Ее героиня Миранда произносит следующие слова: «О чудо! Какое множество прекрасных лиц! Как род людской красив! И как хорош тот новый мир, где есть такие люди!». Эту цитату Хаксли вложил в уста одного из своих героев, Джона.

Роман вышел в 1932 году тиражом 28 тысяч экземпляров. Он мгновенно был раскуплен читателями Англии и США и в дальнейшем почти столетие удерживал первенство по продажам.

Жанр и направление

По жанру роман «О дивный новый мир» представляет собой антиутопию. Как и во всех произведениях подобного жанра, здесь большое место уделяется технологиям, достигшим высочайшего уровня по сравнению с существующими в реальном мире. Все эти достижения науки контролируются власть имущими. Также имеет место разделение общества на классы при отсутствии личной свободы и с полным надзором над частной жизнью граждан. Осуществляется тотальный контроль за представителями интеллигенции и учеными с ограничением выражения ими свободы мысли. Вся атмосфера пропитана духом потребительства.

Что касается литературного направления, роман выполнен в стиле модернизма. В нем четко прослеживается отступление от классики, акцент на внутренней сущности человека и абсурдности его существования.

Темы

Стандартизация общества

В произведении описано общество, подогнанное под определенный стандарт, члены этого общества являются лишь активными потребителями. Ими ничего не создается, они лишены простых человеческих эмоций, ничего не планируют и живут сегодняшним днем. Самое страшное в том, что всех всё устраивает. Но этому так же можно найти объяснение: человек такого общества даже не подозревает о том, что можно жить по-другому. Если кто-то и приходит к осознанию той действительности, в которой он существует, в большинстве своем он не предпринимает никаких действий.

Как пример, можно привести возможность сокращения в данных условиях рабочего дня до трех часов. Но автор говорит, что такой опыт уже был и не привел ни к чему хорошему. Население, которое не знало чем занять себя в освободившееся время, начало по любому поводу устраивать митинги и проводить демонстрации. Разумеется, для государства это создало дополнительные проблемы. Разумный вывод: зачем что-то менять, если уже есть готовое население, которое и так всем довольно.

Противостояние цивилизации и природы.

Уже практически с первых дней существования детей настраивают на отвращение к природе. Происходит это в Инкубатории воздействием сирены и электротока. В первую очередь, государство преследует экономические цели, чтобы люди не отдавали преимущество отдыху за городом, на лоне природы, а вкладывали деньги в платные городские развлечения. Природа уже практически не существует, как единица мироздания, она полностью подчинена интересам государства, поэтому представляет собой нечто мертвое, игнорируемое людьми.

Потребление. Деградация. Отсутствие ценностей

Человек «Нового мира» является простым потребителем, но не созидателем. Потребитель не испытывает недостатка ни в чем, поэтому у него отсутствуют любые стремления к созиданию. В результате этого все население пребывает в состоянии полной удовлетворенности, которая обеспечивает стабильность государства. Отсутствуют недовольные, равно как и идеи что-либо изменить. Человек «Нового мира» перестает развиваться как личность, он словно пребывает в состоянии анабиоза. Отсутствие развития и невозможность приобретения новых знаний в итоге приводят к деградации. Такие люди, как правило, глупы и не развиты, что вполне соответствует концепции государства. Уничтожены моральные и духовные ценности, некоторые из них находятся под строжайшим запретом. Таким образом, сами люди превращаются в нечто, само по себе не представляющее никакой ценности.

Личность

Неравная кастовая система оказывает наибольшее влияние на индивидуальную идентичность. Все люди происходят из пробирок, где все предопределено и обусловлено, чтобы соответствовать списку генетически модифицированных интеллектуальных и физических характеристик. Внутри своей касты люди могут иметь обозначение «Плюс» или «Минус», которое относится к их умственным и физическим способностям. Все люди в кастах Гамма, Дельта и Эпсилон развиваются, чтобы соответствовать чертам своей группы.

Все персонажи, которых представляет автор, демонстрируют влияние общественных принципов своей приверженностью к распущенности, групповым занятиям, таким как Centrifugul Bumble-puppy, гольфу и сексуальным играм. Героиня романа Линайна понимает, что на нее смотрят как на сексуальный объект, потому что такое отношение поддерживает принцип государства «Каждый принадлежит всем остальным». На женскую идентичность также влияет практика внутриутробной стерилизации. Генри Фостер объясняет группе студентов, осматривающих инкубаторий: «Один яичник из двенадцати сотен вполне достаточен для наших целей». Женщины остаются психически и физически нормальными для своей касты, но бесплодными.

Образование. Любовь и семья

Образование человека «Нового мира» начинается еще в Инкубатории. Происходит это избирательно и зависит от принадлежности к касте. Так, каждый получает необходимый ему набор знаний и навыков. Представители низших каст лишены возможности самостоятельного развития, поэтому в плане умственных способностей они всегда будут ниже, чем Альфы. Но и Альфы не смогут преодолеть тот умственный предел, который необходим государству.

В «Новом мире» отсутствуют родственные связи, любовь между людьми невозможна и, даже, длительные отношения порицаются государством. Вместо настоящей любви между мужчиной и женщиной поощряются плотские отношения с частой сменой партнеров. Для общества это представляет определенную выгоду, так как отсутствуют любовные переживания и, таким образом, обеспечивается всеобщее спокойствие. В государстве нет самого понятия «институт брака», а слова «отец» и «мать» считаются едва ли не ругательными. Искренность в отношениях расценивается, как дурное поведение. Никто ни к кому не испытывает привязанности, каждый живет сам по себе и является взаимозаменяемым.

Краткое содержание и анализ

Глава 1

В начале романа автор представляет читателю Лондон 2541 года. Наступила эра стабильности («Эра Форда»). Человечество пользуется одной из самых продвинутых технологий – выращивание людей в бутылках. Для студентов организована экскурсия, которую проводит директор Инкубатория. Он рассказывает молодым людям принцип этого эксперимента.

Каждый человек должен прожить свою собственную судьбу и остаться ею довольным. Для этого еще до его рождения необходимо оказывать воздействие на его мозг. Так на свет появляются представители пяти каст: альфы, беты, гаммы, дельты и эпсилоны. Альфы и беты – будущая элита. Альфы предназначены для руководства, а беты – для таких профессий, как техники, медсестры и т.д. Тяжелым физическим трудом будут заниматься гаммы и дельты, а самую грязную работу – выполнять эпсилоны.

Группа направляется в комнату розлива, где каждое яйцо заворачивают в слизистую оболочку свиного желудка и помещают в графин. Конвейерная лента транспортирует контейнеры в комнату социального предопределения, чтобы можно было выбрать пол каждого эмбриона – мужской, женский или фримартин (бесплодная самка). Бутылочки проводят 267 дней в магазине эмбрионов. Альфа- и бета-эмбрионы оставляют развиваться с минимальным снижением интеллекта. Физический и интеллектуальный рост трех оставшихся каст замедлен, поэтому во взрослом возрасте они будут соответствовать предопределенным чертам своей группы. Меньше всего тормозится развитие Гаммы, больше всего снижается прогресс Эпсилон. Линайна Краун показывает, как она делает прививки плодам от таких болезней, как брюшной тиф. Экскурсия заканчивается в Декантационной комнате, где клоны начинают свое «независимое существование».

Анализ

Эта глава больше похожа на сухой научный текст. Цель Олдоса Хаксли состоит в том, чтобы читатели поняли холодную, стерильную и лишенную эмоций атмосферу инкубатория и центра кондиционирования. В этом мире людей массового производства дети из пробирки не считаются людьми. Хотя с ними обращаются осторожно, чтобы уменьшить потери, к ним никогда не проявляют ни нежности, ни любви. Любые подобные чувства недопустимы на этапе эмбрионального развития.

Энтузиазм Генри Фостера по поводу удивительно высокой статистики массового производства людей и приветливая улыбка Линайны Краун при виде Директора – это единственные проявления человеческих эмоций. Лицо самого Директора остается властно-суровым. Его фраза: «Процесс Бокановского – один из основных инструментов социальной стабильности» раскрывает масштабы важности Инкубатория в этом антиутопическом мире.

При подробном описании процесса клонирования косвенно появляются две темы. Предопределение и обусловленность эмбрионов говорят об идеологии угнетения, поскольку эти процессы не оставляют места для индивидуального мышления. Точно так же тема влияния общества на индивидуальную идентичность раскрывается в рассчитанном инкубатором процессе массового клонирования.

Конвейерная лента, петляющая по всему массивному зданию, представляет собой первый продукт массового производства, модель T Ford, и подчеркивает основополагающую роль изобретателя массового производства Генри Форда, давшего свое имя современной эпохе. В 1903 году этот пионер автомобилестроения основал Ford Motor Company, а пятью годами позже – автомобиль Model T. Этот автомобиль, доступный большинству людей, а не только богатым, положил начало автомобильной эре и навсегда изменил мир. Форд не остановился на этом достижении. В 1914 году он модернизировал свой завод в Хайленд-Парке, штат Мичиган, со сборочной линией и организовал фабричное производство по всему миру.

Глава 2

Студенты знакомятся с технологией, с помощью которой маленьким детям внедряется идеология своей касты и общества в целом. Дельтам в возрасте восьми месяцев от рождения показывают красочные книги и красивые цветы. Как только дети начинают проявлять интерес, включается громкая сирена, а по полу проводится ток. Таким образом, у детей вырабатывается условное неприятие к прекрасному, а это как раз то, что нужно государству, которое считает, что все это отнимает у людей время. В то же время детей приучают к спорту, поскольку для занятий постоянно нужно покупать инвентарь, что для государства является экономически выгодным.

Существует и так называемая гипнопедия, которая применяется к более старшим детям во время их сна. Так в государстве прививается нравственное воспитание. Оно предполагает знакомство с основами половой жизни, а также воспитывает кастовое самосознание. Это означает любовь к своей касте, уважение к вышестоящей и презрение к низшей. Мозг ребенка должен полностью впитать в себя то, что говорит ему голос во время гипноза. Эти фразы и будут определять сознание человека до конца его жизни.

Анализ

Контроль над разумом находится в центре внимания государства. Его лидеры являются верными приверженцами методов Ивана Павлова. Русский физиолог наиболее известен своими работами с собаками, которые сделали знаменитым термин «рефлекс Павлова». Его результаты показывают, что люди реагируют положительно или отрицательно на конкретный стимул в зависимости от реакции, которую они связывают с определенной мотивацией. Реакция младенцев на цветы и книги до, во время и после звука сирены является примером павловской концепции. Мировое Государство адаптировало его практики к своим собственным требованиям и назвало в его честь свои комнаты кондиционирования. Хаксли продолжает показывать холодную и расчетливую атмосферу, которая пронизывает Мировое Государство. Любое упоминание о младенцах, развивающихся в утробе матери, считается неприличным.

Директор и студенты остаются невозмутимыми, когда младенцев пытают громкими сиренами и бьют электрическим током. Они также не находят отвратительными уничижительные описания детей Гаммы, Дельты и Эпсилон. Смущенное поведение студентов при упоминании нормальных родов и слов «мать» или «отец» показывает, что они были запрограммированы считать рождение и родительство непристойными, а не естественными. Такое промывание мозгов оставляет очень мало места для индивидуального мышления.

Глава 3

Двор является местом игр детей старшего возраста. Кроме развивающих, здесь присутствуют и эротические игры. Когда один из мальчиков отказывается от игры, его немедленно доставляют к психологу для проверки на ненормальность. Мустафа Монд, который является Главноуправителем Западной Европы, рассказывает группе студентов о том, какие ужасы таит в себе семейная жизнь и утверждает, что институт брака давно изжил себя и не является рациональным. Он расхваливает общество, к которому принадлежит человек Нового мира, который не знает, что такое старость, а болезни отсутствуют, благодаря соме – специальному наркотику. В итоге все члены общества пребывают в состоянии полного счастья.

Генри Фостер и Помощник предопределителя едут в лифте со специалистом по гипнопедии Бернардом Марксом и вслух обсуждают Линайну. Маркс с отвращением слушает их разговор, потому что они говорят о женщине, словно это кусок мяса. Фанни, подруга Линайны, пытается убедить ее, что связь с одним мужчиной, – это безнравственно и неприлично. Тогда Линайна заявляет, что поедет с Бернардом в резервацию индейцев. Но Фанни не одобряет этого решения подруги. Ей кажется, что Бернард совсем не похож на Альфа из-за своей неказистой внешности и, скорее, напоминает представителя Гамма.

Анализ

С помощью многочисленных дискуссий автор показывает противоположные взгляды на культуру родившихся естественным путем до Девятилетней войны и произведенных в пробирках, которые предлагает Мировое государство. Объекты сатиры Хаксли в двух предыдущих главах – научные теории, предлагаемые в качестве панацеи, правительства, предлагающие утопическое существование, и люди, которые слишком охотно отказываются от своего выбора в пользу обещаний жизни без борьбы – проясняются в третьей главе. Он использует чередующиеся диалоги, чтобы высмеивать людей, предпочитающих легкую жизнь независимости, и политические силы, предлагающие желаемые решения за определенную плату.

Описание Мустафой Мондом того, как секс, основанный на романтике, заманивает семьи в ловушку жизни в нищете, настолько вопиюще отвратительно, что молодые студенты, слушающие его, с готовностью принимают санкционированную правительством распущенность. Науке еще предстоит найти способ искоренить все человеческие эмоции. Лидеры опасаются, что романтические отношения могут привести к восстанию против Мирового Государства и подорвать посыл о том, что «каждый принадлежит всем остальным». Когда один из студентов признается, что грустит из-за девушки, которая его обманывала, Монд подчеркивает, что это ведет к страданиям и снижению продуктивности, что в итоге создает нестабильность.

Глава 4

Первая часть

После работы Линайна подходит к Бернарду Марксу в лифте и говорит ему, что принимает его предложение поехать с ним в отпуск в резервацию дикарей в Нью-Мексико в июле. Бернард недоумевает, почему она говорит это перед всеми людьми в лифте. Линайна, сбитая с толку реакцией Бернарда, просит его предупредить ее за неделю до отъезда.

Линайна спешит, чтобы встретить Генри Фостера на вертолетной площадке для поездки, чтобы поиграть в гольф с препятствиями. Бернард видит, что «странно добродушный» Бенито Гувер из касты Альфа смотрит на него сверху вниз. Бенито задается вопросом, почему он выглядит таким несчастным, и понимает, что это должно быть из-за его низкого роста. Низкий рост Бернарда, как предполагает Бенито, может быть вызван тем, что в его суррогатную кровь ввели алкоголь. Бенито запихивает себе в рот жевательную резинку, содержащую половые гормоны. Во время полета на вертолете Линайна демонстрирует эффективность гипнопедии, насмехаясь над уродством цвета хаки и одетых в зеленое гамм, о которых она говорит: «Я рада, что я не Гамма.»

Анализ

В главе четвертой говорится о том, что Линайна имела связь почти со всеми мужчинами, находящимися в лифте. Она рассматривается как объект вожделения мужчин и играет роль соблазнительницы. Однако ее взаимодействие с Бернардом, социальным изгоем, доказывает, что у нее все еще присутствуют независимые мысли даже в однородном Мировом Государстве. Возможно, она пытается противиться той роли, которую общество отводит ей, как члену высшей касты.

Тем временем, Бернард злится, что его маленький рост отделяет его от высоких и мускулистых Альфа-самцов, таких как Бенито Гувер. Бернард также ненавидит, как другие мужчины обсуждают женщин, особенно Линайну, которая ему нравится. Он отвергает условности, способствующие превосходству мужчин над женщинами, и его не волнует, что другие не одобряют его взгляды. Он наделен чертами интеллекта, присущими мужчинам Альфа-Плюс, и, очевидно, борется между тем, что он вынужден думать, и тем, что считает правильным. Эта короткая часть главы демонстрирует, как индивидуальность противодействует идеалу Мирового Государства о контролируемом и подчиненном обществе.

Вторая часть

Бернард Маркс недоволен Бенито Гувером, Линайной и вообще своей жизнью. Линайна злит его своим дружеским публичным приветствием, потому что после этого она убегает на встречу с Генри. Бенито из лучших побуждений предлагает Бернарду принять немного сомы, чтобы поднять настроение, но Бернарду не нравится притуплять свои чувства наркотиком.

Как эксперт по гипнопедии, он знает, что Гаммы, Дельты и Эпсилоны привыкли ассоциировать физический размер с превосходством. Поскольку он того же роста, что и мужчина-гамма, он подозревает, что люди из трех низших каст высмеивают его так же, как и представители двух высших каст.

Бернард встречается со своим единственным другом, Гельмгольцем Уотсоном, писателем-пропагандистом и профессором Колледжа эмоциональной инженерии. Уотсон – физически идеальный альфа-самец, который умнее большинства мужчин этой высшей касты. Бернард прибывает в Бюро пропаганды за Уотсоном. Когда Уотсон выходит, к нему подходят «три очаровательные девушки», уговаривая присоединиться к ним на пикнике. Но Уотсон игнорирует их и захлопывает дверь вертолета перед их носом.

Анализ

Автор старается донести до читателей сокровенные мысли Бернарда Маркса и Гельмгольца Уотсон о себе и людях, с которыми они сталкиваются. Отсутствие у Маркса телосложения Альфа-самца и идеальное телосложение Уотсона делает их дружбу весьма неожиданной, учитывая комплекс неполноценности Маркса по поводу его телосложения. «То, что разделяло этих двух мужчин, – объясняет автор, – было доказательством того, что они были личностями». Недоверие Маркса ко всем, его паранойя и независимое мышление заставляют его отчуждать себя от других, только усиливая его изоляцию и заставляя его чувствовать себя еще более одиноким.

Хотя Уотсон также переживает отчуждение, он не злится и не ожесточается, он просто сбит с толку. Превосходный мастер слова, он знает, что пропаганда, которую он пишет, направлена на службу Мирового Государства. Тем не менее, он чувствует, что у него есть что-то более важное, чем он должен поделиться, но он не может определить, что именно. Поэтому он решает изолировать себя от внешних отвлекающих факторов, например, таких как женщины.

Поскольку эти люди представляют собой отчуждение от общества, они являются несовершенными для Мирового Государства. Ни один из них не принимает теорию о том, что тысячи часов кондиционирования и групповой деятельности укрепляют девиз Мирового Государства: Сообщество, Идентичность, Стабильность.

Глава 5

Первая часть

Глава начинается с того, что Генри и Линайна покидают клуб после игры в гольф с препятствиями. По пути к квартире Генри в Вестминстере они пролетают над Фондом внутренней и внешней секреции, молочной фермой, где коровы производят гормоны для ухода за кожей человека и продукты для здоровья, а также дают молоко (называемое внешней секрецией) для младенцев. Далее они проходят мимо огромного Крематория Слау, который собирает газообразный фосфор из человеческих трупов, чтобы использовать его в качестве удобрения. Поужинав в общей столовой в многоквартирном доме Генри, Линайна и Генри пьют сому с кофе, а затем направляются в кабаре Вестминстерского аббатства, чтобы потанцевать под синтетическую музыку Шестнадцати саксофонистов. Удовлетворенные восхитительным вечером, они возвращаются в квартиру Генри и проводят там ночь.

Анализ

Во время полета на вертолете в Вестминстер Линайна и Генри рассуждают о кастах. Линайна немного огорчается, что фосфор из кремированных трупов Альфы и Беты будет не лучше, чем из тел Гаммы, Дельты и Эпсилона. Генри объясняет, что все люди химически равны и что «даже эпсилоны полезны».

Метафора автора, сравнивающего темноту ночного неба с искусственно вечным солнечно-голубым небом ночного клуба, иллюстрирует действительность, которую Мировое Государство предлагает людям. Линайна и Генри не замечают «депрессивных» звезд и «сохраняют свое счастливое неведение ночи». Автор с иронией говорит о замене естественной красоты ложным великолепием, об исчезновении страхов, которые обычно приносит ночь, исключая любой шанс, что люди могут задаться вопросом, что находится за пределами Мирового Государства. Текст песни «Bottle of Mine» подразумевает сравнение между бутылками, в которых зарождается жизнь, и ложным соматическим существованием, в котором живут люди.

Вторая часть

В этой части раскрывается обратная сторона философии Мирового Государства: «Теперь все счастливы». Бернар Маркс спешит на заседание в службе солидарности. Он мчится через огромный зал и с облегчением опускается в кресло, довольный тем, что не опоздал. Он отмечает других участников: Моргану Ротшильд, непривлекательную женщину с густыми черными бровями; привлекательную Фифи Брэдлоу; Джоанну Дизель; Клару Детердинг; и последнюю прибывшую даму, Саоджини Энгельс, которая проскальзывает на место между Джимом Бокановским и Гербертом Бакуниным прямо перед тем, как президент группы начинает встречу.

Музыка начинается с синтетически созданного Гимна Солидарности. Участникам раздают таблетки сомы и чашку, полную клубничного мороженого с добавлением сомы. Они повторяют стандартные фразы вроде «Я пью за свое уничтожение» и «Я пью за Высшее Существо». Когда они поют Второй гимн солидарности, сома начинает действовать, поэтому они повторяют записанный голос.

Они танцуют по комнате под мелодию «Оргия-Поргия». Бернард копирует их танцы и крики, на самом же деле, он притворяется. Он соглашается с восторженными похвалами этой церемонии, которая объединяет их, все двенадцать человек в единое существо. Но он чувствует себя еще более отчужденным, чем до начала встречи.

Анализ

Бернар спешит в Службу солидарности, потому что не хочет, чтобы его опоздание привлекло больше внимания и критики за его известную неприязнь к групповой деятельности. Играя роль, предназначенную для участников группы, он пьет из чашки, хотя и ненавидит ложную эйфорию после сомы. Он также поет и танцует, даже кричит и делает вид, что слышит «шаги Высшего Существа» со всеми, охваченными психической истерией, вызванной силой внушения.

Все это наглядно показывает, как люди боготворят Генри Форда и почему этот изобретатель массового производства является одним из главных символов книги. Здание названо в его честь, часы Сингери называются «Большой Генри» – ироничная отсылка к лондонским часам «Биг-Бен», – и его имя используется для восклицаний, таких как «О, Форд!» Передача сомы и чашки мороженого аналогична обряду причастия, проводимому во многих христианских религиозных службах, а знак Т в честь первого автомобиля модели Т имитирует то, как христиане крестятся. Музыка и песни составляют основную часть службы, как и во многих мировых религиозных церемониях, хотя Хаксли описывает радость большинства прихожан, как групповую истерию. Государство тщательно организует эти встречи, чтобы они вызывали это эмоциональное безумие. Лидеры знают, что общие эмоции объединяют людей, благодаря их взаимным убеждениям. Бернард эмоционально противостоит истерии и уходит, чувствуя себя более отчужденным, чем до встречи.

Глава 6

Первая часть

В начале главы Линайна сомневается в поездке в Нью-Мексико с Бернардом из-за его странностей. Ему не нравится бывать в загородном клубе Токи или играть в электромагнитный гольф в Сент-Эндрюсе, потому что эти мероприятия являются публичными и предполагают скопление людей. Линайна же ненавидит бывать в изолированных местах. В конце концов она убеждает Бернарда прилететь в Амстердам на матч по женской борьбе. На обратном пути он летит над океаном, пугая Линайну. Она боится огромных пустых просторов бушующего моря и бескрайнее затянутое тучами небо. Бернар, наоборот, любит одиночество так же сильно, как ненавидит быть «ячейкой в ​​социальном теле». Линайна чувствует себя свободной в предписанном государством счастье, а он считает это тюрьмой. Они ссорятся из-за того, что ему нравится реальность, даже если он несчастен. Бернард хотел бы, чтобы они не поддавались импульсам, а вели себя как взрослые и ждали, пока истинная страсть охватит их, прежде чем они будут вместе.

Анализ

Линайна полностью подчиняется политике обусловленности Мирового Государства. Этот контроль над разумом не очень хорошо действует на Бернарда, потому что он опытный психолог. Его работа влечет за собой оценку обучения, чтобы определить сходства и различия между успехами и неудачами. Он возмущается тем, что его запрограммировали принимать лишь идеологию Мирового Государства и ему не разрешают думать самостоятельно. Он хочет свободно выражать свои эмоции, а не скрывать их. Поверхностность Линайны не позволяет ей понять, что имеет в виду Бернард, когда спрашивает ее: «Разве ты не хотела бы быть свободной, чтобы быть счастливой по-своему, а не по-чужому?»

Бернард понимает, что обусловленность заставляет людей эмоционально вести себя, как дети. Интеллектуально Альфы, – и в меньшей степени Беты – могут понимать и анализировать информацию, чтобы выполнять свою работу. Другие касты предопределены знать только основы, необходимые для выполнения их функций. Мышление само по себе не враг государства, но мышление плюс эмоции могут быть смертельными для тоталитарного правительства. Каждый второй четверг Бернард становится свидетелем силы внушения во время Службы солидарности. Вместо того, чтобы приручить его внутренних демонов, чтобы они приняли групповое мышление, эти встречи только подпитывают его желание чувствовать эмоции и страсть. Он устал подавлять свои мысли.

Вторая часть

Бернард останавливается в кабинете директора, чтобы получить подпись администратора на своем разрешении на поездку в резервацию в Нью-Мексико. Директор инкубатора недовольно поглядывает на Бернарда, до тех пор, пока не видит пункта назначения. Забыв о правиле никогда не говорить о прошлом, он рассказывает историю о посещении того же места двумя десятилетиями ранее. Он тоже взял с собой девушку Бета-Минус, с которой встречался. Во время альпинистской экспедиции девушка заблудилась. Когда ее не нашли после двухдневных поисков, власти предположили, что она умерла. Директор признается, что испытывает запретные эмоции печали и потери, и упоминает, что до сих пор мечтает о девушке. Осознав свою ошибку, он набрасывается на Бернарда, ругая его за несоответствие ожиданиям Альфы. Директор угрожает отправить Бернарда в далекую Исландию, если он когда-нибудь снова услышит, что он не демонстрирует «должных стандартов инфантильного приличия». Вместо того, чтобы расстроиться из-за резкого выговора, Бернард чувствует себя увереннее. Позже он лжет Гельмгольцу об инциденте, хвастаясь, что сказал директору «отправиться в бездонное прошлое», прежде чем гордо выйти из офиса.

Анализ

Как только Директор начал рассказывать свою историю, Бернард, возможно, нашел дипломатический способ остановить нарушение этим человеком декрета Мирового Государства. Он знает, что взволнованный начальник, который не любит сотрудника, представляет собой угрозу для успешной работы. Интеллект Бернарда Альфа-Плюс должен был вызвать напоминания о том, что негативные отзывы о нем уже разожгли враждебность его босса и что теперь он обязательно должен показать свою Альфа-сторону. Но Бернард уверен, что сможет использовать этот инцидент, чтобы противостоять любым действиям директора, направленным на отстранение его от должности в отделе физической подготовки. Бернард понимает, что его неприязнь к групповым играм незначительны по сравнению с оплошностью Директора, когда он нарушил правило Мирового Государства.

Директор напоминает Бернарду, что он Альфа с превосходной физической подготовкой и что ему не нужно демонстрировать детское поведение, но что у Альф есть «долг быть инфантильным, даже вопреки их склонностям». Эта словесная ирония усиливает насмешку автора над системой, которая поощряет взрослое поведение в одних областях, но требует детской приверженности обучению в других. Две строчки из стихотворения лорда Альфреда Теннисона «Атака легкой бригады» дают некоторое представление о противоречивой тираде Директора: «Их дело не рассуждать почему, / Их дело делать или умереть».

Гельмгольц понимает систему гораздо лучше, чем Бернард. Вот почему хвастливая ложь Бернарда расстроила его. Он понимает, что демонстрация эмоций и независимости Бернарда никогда не будут одобрены. Когда эти факторы работают в сочетании с Альфа-разумом Бернарда, они делают его угрозой могуществу Мирового Государства.

Третья часть

Бернард и Линайна садятся на Blue Pacific Rocket в Нью-Мексико и проводят ночь в роскошном отеле с полным спектром услуг в Санта-Фе. Линайна приходит в восторг от красоты, многочисленных способов релаксации и множества противозачаточных средств. Она наслаждается синтетической музыкой, наполняющей комнату. Она радуется, узнав, что в отеле есть ее любимые игры. На следующее утро они встречаются с начальником резервации, чтобы он мог подписать их разрешение. Пока мужчина бубнит о резервации, Линайна глотает таблетку сомы, чтобы ее мозг расслабился.

Гельмгольц сообщает Бернарду, что директор объявил о своем решении отправить Бернарда в Исландию. Разъяренный на себя и своего начальника, Бернард проглатывает четыре дозы сомы. Он засыпает в самолете в Мальпаис, деревню в резервации, куда они направляются. Когда они приземляются, пилот напоминает им, что газовые бомбы, сброшенные за эти годы, обеспечивают безопасность жителей резервации.

Анализ

Линайна в восторге от множества аксессуаров и мероприятий, предлагаемых отелем, и с энтузиазмом восклицает: «Прогресс прекрасен, не так ли?» Бернард понимает, что его девушка обожает все, что делает ее счастливой. Он холодно предлагает ей остаться в отеле, если она чувствует, что «не выдержит» в резервации, но она утверждает, что хочет пойти с ним.

Бернард не беспокоился о том, что его выгонят, когда он чувствовал себя приободренным рассказом Директора. Он чувствовал, что этот инцидент дал ему оружие. Теперь он понимает, что его самодовольство маскировало власть Директора, и ему следовало серьезно отнестись к угрозе, а не нагло хлопать дверью кабинета.

Сила воздействия общества на людей раскрывается в насмешливом комментарии пилота по поводу костей возле электрического забора, окружающего резервацию. Глядя на них, выбеленных солнцем пустыни, он говорит: «Они ничему не учатся. И никогда не научатся». Подразумевается, что он говорит не только о животных, но и о людях, находящихся в резервации. Присутствие надзирателя, а также электрифицированный забор и газовые бомбы указывают на то, что Мальпаис – это тюрьма, а не просто дом для индейцев.

Автор увлекся Нью-Мексико после прочтения книги Д. Х. Лоуренса «Пернатый змей». Начиная с 1926 года, Хаксли несколько раз ездил в этот юго-западный штат, включая четырехдневный визит в 1937 году со своей женой Марией. Он нашел ландшафт столовых гор замечательным и был очарован разнообразием культур индейцев.

Глава 7

Линайна ненавидит деревню Пуэбло. Пыль и зловонные запахи гниющего мусора, грязных животных и людей, нестираных одеял приводят ее в ужас. Бернард нейтрально отмечает, что индейская культура существовала тысячи лет, и люди «должны уже привыкнуть к ней». Линайна ошеломлена, когда видит морщинистые лица седых, истощенных стариков. Ей очень хочется химически облегчить свое отвращение к Мальпаи с помощью сомы.

Удары и ритм барабанов, вторящие синтетической музыке в службах солидарности и кабаре, притягивают Линайну. Зрелище церемониального представления индейца очаровывает ее, но только до жертвоприношения юноши. Он пробирается через клубок змей и его хлещут, пока он не падает в обморок и не умирает. Испытывая отвращение к крови, они с Бернардом уходят в глинобитный дом, где их оставил проводник. Там они встречают Джона Дикаря, красивого золотоволосого белого мужчину, одетого как индеец и говорящего шекспировскими цитатами. Линайну привлекает его внешность, но ее ужасает то, что он использует слово «мать», и толстая грязная белая женщина, которая присоединяется к ним.

Мать Джона – Линда, предположительно погибшая подруга директора. Линда объясняет, что Томакин, директор, является отцом Джона, и подробно описывает ее ужасную жизнь с тех пор, как ее бросил мужчина. Как и Линайна, она сожалеет обо всем в этом месте, особенно о шерстяной одежде и одежде из оленьей кожи, которые носятся вечно, и о жестоком обращении, которое она пережила, потому что индейцы моногамны, и она не была приучена быть только с одним мужчиной. В основном ее унижает то, что она, Бета, работавшая в Комнате оплодотворения, забеременела, несмотря на то, что использовала противозачаточные средства.

Анализ

Эта глава написана образным и чувственным языком, что резко контрастирует с простыми словами и структурой предложений в главах, отражающих бесстрастную атмосферу Мирового Государства. Первая строка создает яркую картину: «Меса была подобна кораблю, застрявшему в проливе из пыли цвета льва». Напротив, описание Центрального лондонского инкубатория и центра кондиционирования предлагает краткие отрывочные описания, такие как «Свет был заморожен, мертв, призрак». Хотя ароматы упоминались в предыдущих главах, например, «восемь различных ароматов и одеколон», они никогда не обозначались словами, вызывающими обоняние. Однако в главе седьмой Хаксли использует такие фразы, как «кучи мусора, пыль, собаки, мухи», «глубоко морщинистый» древний индеец с «беззубым ртом» и «оборванная, грязная» Линда, «выпуклость ее живота и бедер». Они вызывают у читателей четкие образы. Автор также демонстрирует мир, в котором эмоции людей не предаются забвению, в котором они испытывают радости и ужасы реальности и в котором им разрешено делать выбор вместо того, чтобы жить запрограммированной жизнью.

Церемониальная музыка и театрализованное представление очень похожи на Службы солидарности Мирового государства. Линайну тянет к ребристым ударам барабанов и мужским голосам в «жестком металлическом унисоне». Слушая, она шепчет «Оргия-поргия» и успокаивается. И «Танец кукурузы», и «Служба солидарности» вылились в крещендо групповой истерии. Разница в том, что обряд Мирового Государства приводит к счастью и единству, а индейская церемония завершается демонстрацией пыток, крови и смерти. Автор размышляет, не сочтет ли когда-нибудь Мировое Государство необходимым пересечь тонкую грань между эйфорией и агонией.

Чувство потребительства не угасло в Линде за 20 с лишним лет, которые она прожила в резервации. Она любуется прекрасными нарядами Линайны за их красоту и недолговечность: «Чем больше стежков, тем меньше богатства», – говорит она, осуждая долговечность материалов индейцев.

Глава 8

Джон Дикарь рассказывает Бернарду свою историю. Его самое раннее воспоминание – это то, как он лежал в постели с Линдой, когда она пела ему. Он еще совсем маленький, потому что Попе одной рукой поднимает его и запирает в спальне. Он помнит печаль Линды из-за того, что индейские женщины плохо с ней обращались. После этого Линда проводит большую часть своего времени, попивая мескаль с Попе. Однажды Джон пытается спасти свою мать от порки женщинами, но они бьют и его. Когда он пытается утешить ее, она кричит, что она не его мать, что она отказывается называться его матерью и что только животные рожают своих детенышей. Сожалея о своих ужасных словах, она обнимает и целует его. Он счастлив больше всего, когда она рассказывает ему истории о Другом Месте и когда Мисима рассказывает различные индейские мифы и истории о христианском Боге.

Линда начинает учить его читать, когда ему исполняется двенадцать лет, Попе дает ему книгу «Полное собрание сочинений Уильяма Шекспира». Всякий раз, когда другие мальчики забрасывают его камнями или когда ему запрещают участвовать в индейских церемониях, он уединяется и читает. Митсима учит его гончарному делу, что доставляет ему большое удовольствие. Бернард просит Джона вернуться с ним в Другое место и обещает, что Линда присоединится к ним. Джон так взволнован, что цитирует Миранду из пьесы Шекспира «Буря», говоря: «О дивный новый мир, в котором есть такие люди», и требует: «Давайте начнем немедленно».

Анализ

Через короткую устную автобиографию Джона автор раскрывает аспекты культуры молодого человека, параллельные сегментам Мирового Государства. Джон с любовью вспоминает, как Линда пела ему песни из «Другого места», такие как «Streptocock-Gee to Banbury T» и «Bye Baby Banting, скоро тебе понадобится декантация». Она пытается научить его читать, дав ему одну из книг, подаренных Бетасу, но она не может научить его многому, потому что ее учили только тому, что ей нужно для выполнения ее работы. Он лучше понимает пьесы Шекспира, потому что они связаны с эмоциями, а события в них отражают то, что он переживает. Этот момент иллюстрирует ошибочность ключевой концепции Мирового Состояния – на самом деле обусловленность не может полностью искоренить существование человеческих эмоций.

Линда, возможно, приехала в резервацию с эмоциями, замороженными химическими веществами и гипнопедией, как Линайна, но с годами они оттаяли. Она чувствует чистую материнскую любовь, когда обнимает Джона. Она хочет теплоты женской дружбы и грустит, потому что ей не разрешают соблюдать индейские обычаи, такие как ткачество. Рожденный с эмоциями, которые не были обусловленными, Джон чувствует себя несчастным, когда индейцы бросают в него камни, когда они высмеивают его за его белую кожу и светлые волосы, и когда индианка, которую он любит, выходит замуж за индейского парня. Поскольку его преданность Линде является врожденной, он швыряет камни в своих сверстников, когда они обзывают ее неприятными словами. Чтение Шекспира помогает ему найти свои собственные слова – те, которые он произносит вслух, и те, которые он хранит в своем сердце. Они затрагивают его душу глубже, чем индейские мифы и рассказы о христианстве.

И Мировое Государство, и жизнь Мальпаи способствуют разделению и дискриминации. В предыдущих главах показано, как две высшие касты пренебрегают тремя низшими. В этом разделе индейцы содержатся в резервации за забором под напряжением, что является примером целенаправленной дискриминации. Хотя мужчины используют Линду, никто из индейцев не уважает ее культурные различия и позволяет женщинам и детям высмеивать ее. Индейцы издеваются над Джоном и считают его неравным своим сверстникам, потому что он другой. Когда он церемониально разрезает свое запястье до крови, чтобы сделать обряд, который выполняют молодые люди его возраста, тот, в котором ему было отказано, потому что он не равен им, он понимает, что одиночество – это часть Времени, Смерти и Бога. Он говорит Бернарду: «Один, всегда один», и Бернард отвечает: «Я тоже». Они приходят к выводу, что независимо от того, откуда они родом, многие люди просто будут чувствовать себя одинокими, как и они.

Автор предсказывает в книге возможные исходы, когда Джон рассказывает Бернарду, что дважды в своей жизни он сталкивался с ситуациями, в которых он чувствовал себя полностью опустошенным из-за того, что был изгоем общества. Первый случай произошел, когда он порезал запястье, глядя в черные глубины, скопившиеся у подножия горного выступа. В другой раз это произошло, когда он стоял у каменной плиты в позе распятого Иисуса.

Глава 9

Бернард проводит утро, закладывая основу для своего плана работы. Он объясняет контролеру научные аспекты доставки Линды и Джона, стараясь не упомянуть рассказ директора о девушке. Мустафа отправляет надзирателю соответствующие документы. Когда Бернард останавливается в офисе этого человека, чтобы забрать подписанные формы, он отвечает на теплое приветствие Стража с чувством собственной важности, подразумевая отношения с Контролером.

Тем временем Джон обнаруживает, что дверь гостевого дома заперта, а место оказывается пустым. Однако, когда он видит чемодан Линайны, он врывается внутрь и роется в одежде девушки, наслаждаясь ощущением материала и запахами, которые напоминают ему о ней. Он находит ее крепко спящей в спальне и присаживается рядом с ней, декламируя несколько строк Ромео из «Ромео и Джульетты».

Анализ

Хаксли использует эту короткую главу, чтобы добавить больше глубины личностям Бернарда и Джона. До этого момента Бернард демонстрировал неприязненное отношение к обусловленной философии Мирового Государства и ложной реальности, которую она создает, а также к своему гневу из-за необходимости сублимировать свою индивидуальность. Теперь, когда его откровение о Линде и Джоне дало ему непосредственный доступ к Мустафе Монду, он наслаждается внутренним восторгом, вызванным чувством превосходства, а не сомой. Бернард несколько изменился и пересек тонкую эмоциональную грань, которую реальная жизнь может предложить людям. Так же быстро, как истерический смех может превратиться в слезы, негодование Бернарда по поводу контроля над Мировым Государством превращается в удовольствие от привилегий власти, когда к нему относятся с почитанием. Он наслаждается роскошью, многочисленными туалетными принадлежностями, когда принимает душ и бреется в отеле, вместо того, чтобы насмехаться над снисходительностью к их жизни, которую он считал бессмысленной накануне.

Эмоции Джона варьируются от отчаяния, когда он думает, что Бернард и Линайна бросили его, до чистой радости, когда он молча любуется ее красотой. Он рассматривает ее кокетливое поведение по отношению к нему как влечение и надеется, что она ответит на его любовь. Не зная философии Мирового Государства о том, что «все принадлежат всем остальным», Джон не понимает, что Линайна привлекает его только физически, как Линда Попе. Он был воспитан, чтобы принять веру Резервации в то, что ценятся только моногамные сексуальные отношения. Уроки, которые преподаст Мировое Государство, наверняка будут непреодолимы для Джона.

Глава 10

Директор выбирает один из самых загруженных часов дня в инкубаторе, чтобы объявить об изгнании Бернарда в Исландию. В 14:30 в сопровождении Генри Фостера он ждет Бернарда в комнате для оплодотворения. Он говорит Генри, что выбрал это место, потому что это одна из самых густонаселенных рабочих зон Альфы и Беты. Бернард входит в комнату, и после их приветствия друг другу директор призывает к вниманию всех рабочих. Он объявляет, что изгоняет Бернарда, потому что эксперт по кондиционированию игнорирует то, что интеллект и ответственность должны сосуществовать как равные партнеры. Вместо этого, продолжает он, предпочтение Бернардом своей индивидуальности обществу делает его врагом государства. На вопрос, есть ли у него что сказать в свою защиту, Бернард отвечает «Да» и приводит Линду и Джона. Линда узнает Директора и сообщает, что он отец Джона, а она его мать. Шокированные толстой женщиной средних лет, которая когда-то была одной из них, и непристойным словом «мама», люди реагируют молчанием, переходящим в истерический смех. Униженный этим откровением, Директор выбегает из комнаты.

Анализ

Решение Директора публично опозорить Бернарда соответствует атмосфере Мирового Государства. Публичное осуждение Директором Бернара как врага государства задумано, как предупреждение тысячам рабочих, что несоответствие идеалам, установленным во время кондиционирования, непростительно. Ни одно преступление не считается более непростительным, чем то, которое ослабило бы стабильность общества. Как заявляет Директор, «Убийство убивает только личность, а что такое личность?»

Бернард отвечает на этот риторический вопрос, разоблачая безответственность директора в отношении ребенка. Глава объекта, где создается все население Мирового Государства, должен соблюдать высочайший уровень поведения, установленный правительством. Безответственное поведение директора привело к беременности Линды, а реальность их сына Джона показывает, что он является отцом, а Линда – живородящей матерью.

Глава 11

Джона Дикаря приглашают совершить поездку по различным объектам, чтобы показать ему культуру Мирового Государства. Они с Бернардом посещают метеорологическую смотровую площадку и завод по сборке вертолетов, где Джон наблюдает за клонами Гамма, Дельта и Эпсилон. Вид фабрики, полной одинаковых людей, вызывает у него тошноту. Затем они заходят в Итон, престижную подготовительную школу для мальчиков и девочек Альфы и Беты. На уроке географии его огорчает видео о своей резервации, в котором основное внимание уделяется индейскому обычаю каяться в своих грехах, лежа на земле перед копией распятого Иисуса, а затем бичевать себя. Джону говорят, что студенты читают только справочники, одобренные Мировым государством, а не Шекспира, и ему показывают ролики саундтрека к кондиционированию в комнате управления гипнопедией. Вместо восхищения этими технологиями, Джон испытывает глубокую печаль и растерянность.

Бернард наслаждается своим положением в качестве опекуна Джона. Люди ждут приглашений на его вечеринки, а девушки охотно соглашаются проводить с ним время. В тот вечер Джон смотрит кино с Линайной, но ему не нравятся сенсорные эффекты фильма.

Анализ

Бернард ошибочно думает, что люди искренне рады быть рядом с ним, не понимая, что они используют его, чтобы узнать Джона. Поскольку его больше не высмеивают за его угрюмость, он демонстрирует снисходительное отношение к Мировому Государству. Неверно истолковывая фальшивое дружелюбие своих коллег и начальства, он чувствует себя в безопасности, предлагая свои нонконформистские взгляды.

На Линду не обращают внимания с момента ее возвращения в Мировое Государство. Ее непривлекательная внешность и возраст отталкивают всех, с кем она сталкивается. Она не обижается на такое отношение, потому что быстро становится зависимой от сомы, о которой мечтала в течение 20 лет, и убеждает врача прописать достаточно доз, чтобы постоянно пребывать в сома-отпуске. Джона расстраивает это, он отказывается выслушать объяснение доктора Шоу о том, что, хотя сома может сократить продолжительность ее жизни, она делает ее счастливой.

Правительство считает допустимым держать Линду в коме, вызванной сомой. Они не хотят, чтобы она устраивала неловкие сцены. Отвержение людьми Линды, равно как и отвращение Линайны к грязным людям в резервации и дряхлым пожилым индейцам, – два примера, которые автор приводит в поддержку своей теории о том, что люди часто предпочитают избегать темной стороны жизни, независимо от их культуры.

Глава 12

Популярность Бернарда падает, когда Джон Дикарь отказывается от встречи с его гостями. Хотя Бернард не может понять индейские фразы, которые выкрикивает Джон, он улавливает их суть. Он в ужасе, поскольку самые высокопоставленные гости оскорблены таким приемом. Бернард вновь превращается в изгоя общества, снова в обществе всплывают слухи о спирте, подлитом в его бутылку при зачатии. В отчаянии Маркс летит к Гельмгольцу. Там он узнаёт, что друга также собираются сослать на остров за стихотворение об уединении, которое он прочитал на одной из лекций. Гельмгольц быстро находит общий язык с Джоном Дикарем, чем вызывает чувство ревности у Бернарда. Поэт пытается понять смысл и магию тех строк Шекспира, которые по памяти воспроизводит Дикарь.

Линайна грустит, потому что не понимает, почему Джон ведет себя так, как будто она ему нравится, а затем бросает ее, когда у них есть шанс побыть наедине. В тот вечер она планировала объяснить ему, что он ей нравится больше, чем любой другой мужчина.

Анализ

Все начальство Бернарда охотно принимает его приглашения на светские мероприятия, потому что все они хотят встретиться с Джоном. Молодой человек из резервации в настоящее время является самым популярным человеком в лондонском Мировом государстве. Их стремление восстать против Бернарда и еще раз очернить его, открыто обсуждая слухи об ошибке оплодотворения, которая сделала его низшим Альфой, доказывает, что они использовали его для своей личной выгоды. Но Гельмгольц демонстрирует настоящую дружбу, прощая Бернарда за то, что он игнорировал его, пока наслаждался своей мнимой славой. Он демонстрирует дружбу, как основное качество честного компаньона, искренне отдавая вместо того, чтобы брать, не ожидая взаимности.

Бернард понимает, что у него не то положение, чтобы причинить вред самым высокопоставленным лидерам Мирового Государства, но у него есть средства и возможность создать проблемы для таких сотрудников, как Генри Фостер. Завидуя искренней дружбе Джона и Гельмгольца, Бернард прерывает Джона, когда тот читает им Шекспира. Он кричит «Оргия-поргия» в ответ на шекспировскую строчку о единстве, чем огорчает Джона и Гельмгольца.

Глава 13

Линайна запуталась в своих чувствах к Джону Дикарю. На работе она раздражена тем, что Генри пристает к ней по поводу ее настроения и советует ему заткнуться. Она не может вспомнить, прививала ли она эмбриону сыворотку от сонной болезни или нет, но все равно отправляет его на конвейер. Автор поясняет, что это может иметь последствия спустя годы. После работы Линайна признается Фанни, что Джон – единственный мужчина, которого она желает. Это признание смешит Фанни, и она пытается убедить Линайну быть и с другими мужчинами. Когда Линайна настаивает, что думает только о Джоне и что даже сома не помогает ей забыть его, подруга уговаривает ее соблазнить мужчину. Линайна приходит к Джону без предупреждения и требует, чтобы он сказал, как он к ней относится. Джон говорит: «Я люблю тебя больше всего на свете». Он пытается объяснить, что хочет заслужить ее любовь, совершив подвиг. Игнорируя его объяснения, она начинает его соблазнять. Совершенно потрясенный ее напористым поведением, он кричит: «Шлюха! Наглая шлюха!» и ударяет ее. Пока она переодевается в ванной, Джону по телефону сообщают, что его мать умирает, и он покидает квартиру.

Анализ

Нетерпимость к культурным различиям и их неспособность открыто и честно общаться друг с другом уничтожают любые шансы на отношения для Линайны и Джона. Она даже не пытается понять концепцию брака Мальпаи, а Джон считает распущенность, практикуемую в Мировом Государстве, совершенно аморальной. Они оба жертвы своего воспитания. Джон вырос в системе, основанной на сочетании христианства и индейской духовности, где существует моральный кодекс, который признает брак между одним мужчиной и одной женщиной до тех пор, пока «смерть не разлучит их». Линайна признает только концепцию «Каждый принадлежит всем остальным». Несмотря на то, что она одержима тем, чтобы быть с Джоном, она не стремится к тому, чтобы их отношения были вечными, а лишь до тех пор, пока она не захочет быть с другим мужчиной. Сейчас у нее единственная цель – Джон. Эмоции угрожают эффективности Служб солидарности и приводят к беспорядкам в обществе, таким как сцена между директором, Бернардом, Линдой и Джоном. Они также способствуют индивидуальному мышлению и независимости, как показывает Бернар в своей критике, а Гельмгольц в своей поэзии. И то, и другое может вызвать подрывное мышление и бунт.

Глава 14

Джон Дикарь прибывает в больницу Парк-Лейн, чтобы побыть рядом с матерью, прежде чем она скончается. Бросившись к постели Линды, он натыкается на многочисленные технологические устройства – синтетическую музыку, круглосуточный шум и изображения из телевизоров, успокаивающие ароматы, таких растений, как вербена, чтобы умирающие ощущали счастье до последнего вздоха. Когда он держит Линду за руку, он оплакивает свое детство. Прибытие толпы однояйцевых близнецов Дельта для Смертельного Обусловливания прерывает его мысли. Их грубые взгляды на Линду, как на непривлекательное животное, и полное отсутствие уважения к его умирающей матери приводят его в ярость.

Он злится от того, что мать не узнает его и не может спасти как от ужасной реальности ее неминуемой смерти, так и от жизни, которую он вынужден терпеть в ее любимом Другом Месте, которое он ненавидит.

Анализ

Смерть Линды послужила для автора поводом поднять две проблемы, первая из которых касается цивилизованного поведения. Хотя Джон понимает, что был изгоем из-за своего происхождения, он был воспитан в почитании пожилых людей, чувствовал удовлетворение, когда создавал глиняную посуду, был открыт для различных духовных концепций.

Однако в его сознании это Другое Место, романтизированное Линдой, место, которое он так хотел увидеть, оказалось нецивилизованным. Распущенность, которую практикуют люди, вульгарна и аморальна, а вынужденная отстраненность, запрещающая эмоции, неестественна, как и санкционированное правительством введение наркотиков жителям. Кастовая система, производящая тысячи клонов, идентичных друг другу физически, умственно и поведенчески, отвратительна для него. Препятствовать праву людей думать, чувствовать и быть личностями  – это варварство.

Сцена в больнице, когда Линда умирает, обнажает конфликт между существованием без эмоций и существованием, в котором употребление сомы поощряется для избавления от печали. Медсестры смущены тем, что Джон использует слово «мать», но потрясены его гневом на мальчиков, которых приучают принимать смерть, как счастье. Дети также сбиты с толку горем и слезами Джона. Джон считает, что люди должны терпеть горе, чтобы ценить радость.

Глава 15

Когда Джон Дикарь покидает палату после смерти матери, он оказывается посреди группы идентичных рыжеволосых самок дельты и неотличимых черноволосых самцов дельты. Они выстраиваются в очередь за своей порцией сомы. Осознание того, что его мать была ограничена обусловленностью своей касты и одурманена сомой, как и эти Дельты, приводит его в ярость. Крича, что освободит их, он хватает коробки с сомой с раздаточного стола и выбрасывает их в окно.

Гельмгольц, прибывший сюда вместе с Бернардом, азартно присоединяется к этому действу. Маркс в ужасе пытается утихомирить друзей. Начинается потасовка и всех троих задерживает полиция.

Анализ

Вид восьмидесяти четырех дельта-женщин и семидесяти восьми дельта-мужчин, их индивидуальность, утраченная в результате клонирования, доводит Джона до крайности. Он думает о своей матери, которая стала жертвой этой культуры. Даже когда она вернулась в Лондонское Мировое Государство, она не пыталась просветить людей об их свободе выбора.

Слова Миранды из «Бури»: «Как прекрасно человечество! О, дивный новый мир», становятся боевым кличем Джона. Для него Другое Место его матери – ад на Земле, а не рай. Это вовсе не дивный новый мир, а область, созданная людьми, которые боятся независимого мышления. Людям всех каст промыли мозги, заставив поверить в то, что девиз «Сообщество, идентичность, стабильность» полезен, поскольку позволяет им жить в искусственной среде вечного счастья. Результатом этой манипуляции является Стабильность, основанная на массовом производстве, которое питает безудержное потребительство. Вся жизнь Джона вела его к этому бунту. Это его точка невозврата. Эта ситуация образует кульминацию романа Хаксли и ведет к развязке.

Главы 16-17

В кабинете Главноуправителя Бернарду и Гельмгольцу объявляют приговор. Бернард валяется в ногах у Монда, умоляя о пощаде. Его выставляют за дверь, вскоре уходит и Гельмгольц, с радостью принявший наказание. Джон просит отпустить его на остров вместе с друзьями, но получает отказ. Такой буйный постоялец не нужен ни одному острову изгнания. Монд обращается к Джону со словами: «Значит, вам не очень нравится цивилизация, мистер Сэвидж». Джон честно отвечает: «Нет». Их диалог вращается вокруг причин, по которым Мировое Государство запрещает все, что связано с анализом, например, литературу, произведения искусства и исторические книги. Когда Джон заявляет о своем отвращении к массам идентичных клонов, Монд объясняет, как каждая каста удовлетворяет потребность, которая поддерживает стабильность Мирового Государства.

Джону не удается переспорить Главноуправителя, но он отчаянно пытается защитить свое право жить по-человечески. Однако он лишь перечисляет цитаты из Шекспира, а Мустафа перекрывает их самыми разными выдержками из книг. Он, в отличие от других, имеет к ним доступ и может грамотно аргументировать любое утверждение.

Джон Дикарь и Мустафа Монд продолжают свой разговор, который сосредоточен на Боге и религии. Монд открывает шкаф и показывает Джону три книги: «Святая Библия», содержащая Ветхий и Новый Заветы, «Подражание Христу» и «Разнообразие религиозного опыта» Генри Джеймса. Они с Джоном спорят о необходимости Бога и духовной жизни. Джон утверждает, что люди нуждаются в постоянном присутствии Бога как в «абсолютной и вечной истине». Монд говорит, что людям больше не нужно бояться болезней, старости, потери благосостояния или любимых членов семьи, одиночества, поэтому они не нуждаются в Боге. Он утверждает, что государство предлагает людям правила, работу и виды деятельности, которым они будут следовать в жизни. Джон считает, что люди заслуживают свободы выбора, зависеть от направляющей силы во вселенной или нет, и он выбирает силу Бога. Наряду с этим признанием он защищает свое право жить и верить в соответствии со своим свободным выбором и всеми радостями и горестями, которые они могут принести.

Анализ

Вместо того, чтобы учить людей понимать исторические и художественные артефакты того времени, когда они были созданы, эти артефакты просто запрещаются. Не желая заниматься объяснением того, какую ценность представляют эти работы, лидеры решают стереть их из памяти населения. Лидеры опасаются изменений, которые произойдут, если людям будет предоставлен доступ к прошлому. Еще один ироничный момент возникает, когда Монд соглашается с Джоном Дикарем в том, что старое может быть красивым, но лидеры не хотят, чтобы их людей «тянуло к старому». Он признает, что красота может существовать в возрасте, но это явно не распространяется на людей. Поскольку считается, что возраст порождает мудрость, лидеры не доверяют знаниям, которыми поделились бы пожилые люди, если бы им это было позволено. Комментарий Контролера о том, что научные открытия являются врагами государства, создает очередной сатирический момент. Если бы в дофордовские времена Генри Форду запретили исследовать инженерные возможности автоматизации и массового производства, Мировое Государство никогда бы не возникло.

Глава 18

После отъезда Гельмгольца и Бернарда Джон не хочет продолжать участие в «эксперименте», где он сам оказался подопытным. Он бежит за город и поселяется в старом маяке, где начинает вести жизнь аскета, чтобы очистить душу через физические мучения. Он планирует охотиться, ловить рыбу и выращивать настоящую еду вместо фальшивой диеты, предлагаемой в Мировом государстве.

Некоторое время Джон наслаждается своим одиночеством, но люди узнают, что он там, и окружают его толпой. Вскоре к толпе присоединяются репортеры, которых Джон старается отогнать. Среди зевак, желающих посмотреть на Дикаря, оказывается и Линайна. Джон в ярости набрасывается на нее с кнутом, чем вызывает всеобщее ликование, переходящее в оргию, продолжающуюся всю ночь. Наутро Джона находят повешенным внутри маяка. Он проиграл этому Новому дивному миру, в котором ему так и не нашлось места.

Анализ

Вместо того, чтобы восхищаться технологическим прогрессом, свидетелем которого он стал в Лондоне, Джон приходит в ужас от клонирования, безнравственности, отсутствия любви и заботы о других и отвержения Бога. Еще больше его ужасает роботизированный характер жизни людей. После всех переживаний он хочет уединения, найти время и силы, чтобы понять, что означает его существование. Он категорически отказывается от предложения Монда остаться в цивилизованном Лондоне и продолжать участвовать в эксперименте этого человека. Перед отъездом на Фолклендские острова Бернард и Гельмгольц обращают внимание на его болезненный вид и спрашивают, не ел ли он что-то, что ему не понравилось. Ответ Джона звучит, как резюме его жизни в резервации и опыт Мирового Государства: «Я ел свое зло». Реакция Джона на травлю средств массовой информации и его последующее самоубийство резко контрастируют с поверхностностью мира, который он посетил.

Заключение

В своем романе Олдос Хаксли изобразил «идеальное» общество Нового мира, в котором его члены не вольны распоряжаться своей судьбой. Физическая боль и моральные страдания здесь исчезают, стоит только принять таблетку, а будущее человека предопределяется уже в Инкубатории. В Новом мире все люди принадлежат к определенной касте, а свободные отношения между полами ни к чему не обязывают.

Автор подвергает критике коллективный разум, при котором невозможно проявление индивидуальности. Все правила «нового» мира исключают проявление любых человеческих эмоций, поэтому ни один персонаж данного произведения не испытывает ничего, даже близко напоминающего счастье.

Все методы государства направлены на стабильность в обществе. Главноуправитель Мирового государства Мустафа Монд утверждает, что ради стабильности и покоя можно и нужно жертвовать наукой, искусством, индивидуальностью. Главная мысль романа и заключена в отрицании этого утверждения.

Джон Дикарь, выросший и воспитанный в другом обществе, понимает, что в «новом» мире счастье искусственное. Оно не приходит к человеку в процессе его труда и стремлений, а наступает быстро, как насыщение во время еды. Его можно назвать жалким подобием, суррогатом счастья, нежели искренним, глубоким чувством. В мире, который предстает перед Джоном, человек оказывается лишь крошечным винтиком в огромном механизме потребления.

Текст: Ирина Зарицкая, 1.3k 👀