Миф «Троянский цикл»

Мифы троянского цикла изложены по поэме Гомера «Илиада», трагедиям Софокла «Аяксбиченосец», «Филоктет», Еврипида «Ифигения в Авлиде», «Андромаха», «Гекуба», поэмам Вергилия «Энеида», Овидия «Героини» и отрывкам ряда других произведений.

Елена, дочь Зевса и Леды

Некогда славный герой Тиндарей был изгнан из своего царства Гиппокоонтом. После долгих скитаний нашел он приют у царя Этолии , Фестия. Полюбил царь Фестий героя и отдал ему в жены свою прекрасную, как богиня, дочь Леду. Когда великий сын Зевса Геракл победил Гиппокоонта и убил его и всех его сыновей, вернулся Тиндарей с прекрасной женой своей в Спарту  и стал там править.

Четверо детей было у Леды. Прекрасная Елена и Полидевк были детьми Леды и громовержца Зевса, а Клитемнестра и Кастор были детьми Леды и Тиндарея.

Прекрасна была Елена. Ни одна из смертных женщин не могла сравниться с ней красотой. Даже богини завидовали ей. По всей Греции гремела слава Елены. Зная о ее божественной красоте, ее похитил у Тиндарея великий герой Аттики Тесей, но братья Елены, Полидевк и Кастор, освободили сестру и вернули ее в дом отца. Один за другим приходили во дворец Тиндарея женихи свататься за прекрасную Елену, каждый хотел назвать ее, прекраснейшую из женщин, своей женой. Не решался Тиндарей отдать кому‑нибудь из приходивших к нему героев в жены Елену, он боялся, что другие герои из зависти к счастливцу начнут с ним борьбу и возникнет великая распря. Наконец, хитроумный герой Одиссей дал такой совет Тиндарею:

– Пусть прекраснокудрая Елена решит сама, чьей женой хочет она стать. А все женихи пусть дадут клятву в том, что никогда не подымут они оружия против того, кого изберет Елена в мужья, а будут всеми силами помогать ему, если он призовет их в случае беды на помощь.

Послушался Тиндарей совета Одиссея. Все женихи дали клятву, а Елена выбрала из них одного, и этим избранным был прекрасный сын Атрея, Менелай.

Женился на прекрасной Елене Менелай. После смерти Тиндарея он стал царем Спарты. Спокойно жил он во дворце Тиндарея, не подозревая, сколько бед сулит ему брак с прекрасной Еленой.

Пелей и Фетида

Знаменитый герой Пелей был сыном мудрого Эака, сына Зевса и дочери речного бога Асопа, Эгины. Братом Пелея был герой Теламон, друг величайшего из героев – Геракла. Пришлось бежать с родины Пелею и Теламону, так как они убили из зависти своего сводного брата. Пелей удалился в богатую Фтию . Там принял его герой Эвритион и дал ему третью часть своих владений, а в жены дал ему свою дочь Антигону. Но недолго оставался во Фтии Пелей. Во время Калидонской охоты он нечаянно убил Эвритиона. Опечаленный этим несчастьем, покинул Пелей Фтию и ушел в Иолк. И в Иолке ждало несчастье Пелея. В Иолке пленилась им жена царя Акаста и склоняла его забыть о дружбе к Акасту. Отверг Пелей жену своего друга, а она, мстя ему, оклеветала его перед мужем. Поверил жене Акаст и решил погубить Пелея. Однажды, во время охоты на лесистых склонах Пелиона, когда утомленный охотой Пелей уснул, Акаст спрятал чудесный меч Пелей, который подарили ему боги. Никто не мог противостоять Пелею, когда он сражался этим мечом. Акаст был уверен, что, лишившись своего чудесного меча, погибнет Пелей, растерзанный дикими кентаврами. Но на помощь Пелею пришел мудрый кентавр Хирон. Он помог герою найти чудесный меч. Кинулись на Пелея дикие кентавры, готовые растерзать его, но он легко отразил их своим чудесным мечом. Спасся Пелей от неминуемой гибели. Отомстил Пелей и предателю Акасту. Он с помощью Диоскуров, Кастора и Полидевка, взял богатый Иолк и убил Акаста и его жену.

Когда титан Прометей открыл великую тайну, что от брака Зевса с богиней Фетидой должен родиться сын, который будет могущественнее отца и свергнет его с престола, он посоветовал богам отдать Фетиду в жены Пелею, так как от этого брака родится великий герой. Так и решили поступить боги; одно лишь условие поставили боги: Пелей должен был победить богиню в единоборстве.

Когда бог Гефест сообщил Пелею волю богов, Пелей пошел в тот грот, в котором часто отдыхала Фетида, выплывая из глубины моря. Спрятался в гроте Пелей и стал ждать. Вот поднялась из моря Фетида и вошла в грот. Бросился на нее Пелей и обхватил своими могучими руками. Старалась вырваться Фетида. Она принимала вид львицы, змеи, она превращалась в воду, но не выпускал ее Пелей. Побеждена была Фетида, теперь она должна была стать женой Пелея.

В обширной пещере кентавра Хирона отпраздновали боги свадьбу Пелея с Фетидой. Роскошен был свадебный пир. Все боги Олимпа участвовали в нем. Громко звучала золотая кифара Аполлона, под ее звуки пели музы о великой славе, которая будет уделом сына Пелея и богини Фетиды. Пировали боги. Оры и хариты водили под пение муз и игру Аполлона хоровод, а среди них выделялись своей величественной красотой богиня‑воительница Афина и юная богиня Артемида, но всех богинь превосходила красотой вечно юная богиня Афродита. Участвовали в хороводе и быстрый, как мысль, вестник богов Гермес, и неистовый бог войны Арес, забывший о кровавых битвах. Богато одарили боги новобрачных. Пелею подарил Хирон свое копье, древко которого было сделано из твердого, как железо, ясеня, выросшего на горе Пел ионе; властитель Посейдон подарил ему коней, а остальные боги – чудесные доспехи.

Веселились боги. Одна лишь богиня раздора Эрида не участвовала в свадебном пире. Одиноко бродила она около пещеры Хирона, глубоко затаив в сердце обиду на то, что не позвали ее на пир. Придумала, наконец, богиня Эрида, как отомстить богам, как возбудить раздор между ними. Она взяла золотое яблоко из далеких садов гереспид; одно лишь слово написано было на этом яблоке – «прекраснейшей». Тихо подошла Эрида к пиршественному столу, и для всех невидимая, бросила на стол золотое яблоко. Увидали боги яблоко, подняли и прочли на нем надпись. Но кто из богинь прекраснейшая? Тотчас возник спор между тремя богинями: женой Зевса Герой, воительницей Афиной и богиней любви златой Афродитой. Каждая из них хотела получить это яблоко, ни одна из них не хотела уступить его другой. Обратились к царю богов и людей Зевсу богини и требовали решить их спор.

Зевс отказался быть судьей. Он взял яблоко, отдал его Гермесу и велел ему вести богинь в окрестности Трои, на склоны высокой Иды. Там должен был решить прекрасный сын царя Трои Приама, Парис, которой из богинь должно принадлежать яблоко, которая из всех – прекраснейшая. Так кончился свадебный пир Пелея раздором богинь. Много бед должен был принести людям этот спор трех богинь.

Суд Париса

Быстро понеслись Гермес и три богини на склоны Иды к Парису. Парис, сын Приама, пас в это время стада. Перед рождением Париса мать его Гекаба видела страшный сон: она видела, как пожар грозил уничтожить всю Трою. Испугалась Гекаба, рассказала она свой сон мужу. Обратился Приам к прорицателю, а тот сказал ему, что у Гекабы родится сын, который будет виновником гибели Трои. Поэтому Приам, когда родился у Гекабы сын, велел своему слуге Агелаю отнести его на высокую Иду и бросить там в лесной чаще. Но не погиб сын Приама – его вскормила медведица. Через год нашел его Агелай и воспитал как родного сына, назвав Парисом. Вырос среди пастухов Парис и стал необычайно прекрасным юношей. Он выделялся среди своих сверстников силой. Часто спасал он не только стада, но и своих товарищей от нападения диких зверей и разбойников и так прославился среди них своей силой и храбростью, что они назвали его Александром (поражающий мужей). Спокойно жил Парис среди лесов Иды. Он был вполне доволен своей судьбой.

Вот к этому‑то Парису и явились богини с Гермесом. Испугался Парис, увидав богинь и Гермеса. Он хотел бежать от них, но разве мог он спастись бегством от быстрого, как мысль, Гермеса? Остановил Париса Гермес и ласково заговорил с ним, протягивая ему яблоко:

– Возьми это яблоко, Парис, – сказал Гермес, – ты видишь, перед тобой стоят три богини. Отдай яблоко той из них, которая самая прекрасная. Зевс повелел тебе быть судьей в споре богинь.

Смутился Парис. Смотрит он на богинь и не может решить, которая из них прекраснее. Тогда каждая из богинь стала убеждать юношу отдать яблоко ей. Они обещали Парису великие награды. Гера обещала ему власть над всей Азией, Афина – военную славу и победы, Афродита же обещала ему в жены прекраснейшую из смертных женщин, Елену, дочь громовержца Зевса и Леды. Недолго думал Парис, услыхав обещание Афродиты: он отдал яблоко ей. Таким образом, прекраснейшей из богинь была признана Парисом Афродита. С тех пор Парис стал любимцем Афродиты, и она во всем стала ему помогать, что бы он ни предпринял. А Гера и Афина возненавидели Париса, возненавидели они и Трою и всех троянцев и решили погубить город и весь народ.

Парис возвращается в Трою

После встречи с богинями Парис недолго оставался в лесах Иды. Приам, видя, что жена его Гекаба не может утешиться и все горюет о потерянном сыне, устроил богатые игры в честь погибшего, как думал он, сына. В награду победителю назначен был лучший бык из стада царя Приама. Этот бык был как раз в стаде, которое пас Парис. Жаль было Парису расстаться с быком, которого он очень любил, и он сам повел его в город. В Трое увидел Парис состязания героев. Разгорелось в нем сердце жаждой победы. Он принял участие в состязаниях и победил всех, даже могучего Гектора.

Разгневались сыновья Приама на то, что их победил какой‑то пастух. Сын Приама Деифоб выхватил меч и хотел убить Париса. В страхе Парис бросился к алтарю Зевса и у него искал спасения. У алтаря увидала его вещая дочь Приама Кассандра. Сразу узнала она, кто этот пастух. Обрадовались Приам и Гекаба, что нашли утраченного сына, и с великим торжеством повели его во дворец. Напрасно Кассандра предостерегала Приама, напрасно она напоминала ему, что роком предопределено Парису быть причиной гибели Трои. Никто не внял словам вещей Кассандры. Ведь бог Аполлон обрек Кассандру на печальную участь: никто не верил ее предсказаниям, хотя сбывалось все, что она предсказывала.

Парис похищает Елену

Прошло много дней, после того как вернулся Парис в дом своего отца Приама. Казалось, что та перемена, которая произошла в его жизни, заставила его позабыть о даре, обещанном ему Афродитой за золотое яблоко. Теперь он был царевичем, а не простым, никому не известным пастухом. Но Афродита сама напомнила ему о прекрасной Елене и помогла своему любимцу построить великолепный корабль, и он собрался отплыть в Спарту, где жила Елена. Напрасно стал предостерегать его вещий сын Приама Гелен. Он предсказал гибель Парису. Ничего не хотел слушать Парис. Он взошел на корабль и пустился в далекий путь по безбрежному морскому простору. Отчаяние овладело Кассандрой, когда увидала она, как удалялся быстроходный корабль Париса от родных берегов. Простерши к небу руки, воскликнула вещая Кассандра:

– О, горе, горе великой Трое и всем нам! Вижу я: объят пламенем священный Илион, покрытые кровью, лежат поверженные в прах его сыны! Я вижу: ведут в рабство чужеземцы плачущих троянских жен и дев!

Так восклицала Кассандра, но никто не внял ее пророчеству. Никто не остановил Париса.

А он плыл все дальше и дальше. Поднялась на море страшная буря. Не остановила и она Париса. Миновал он богатую Фтию, Саламин и Микены, где жили будущие враги его, и прибыл, наконец, к берегам Лаконии. Причалил Парис в устье Эврота и вышел со своим другом Энеем на берег. С ним отправился он к царю, как гость, не замышляющий ничего злого.

Менелай радушно принял Париса и Энея. В честь гостей приготовил он богатую трапезу. Во время этой трапезы Парис впервые увидел прекрасную Елену. Полный восторга, смотрел он на нее, любуясь ее неземной красотой.

Пленилась красотой Париса и Елена, он был прекрасен в своих богатых восточных одеждах. Прошло несколько дней. Менелаю необходимо было ехать на Крит. Уезжая, он просил Елену заботиться о гостях, чтобы ни в чем не имели они недостатка. Не подозревал Менелай, какую обиду нанесут ему эти гости.

Когда Менелай уехал, Парис тотчас же решил воспользоваться его отъездом. С помощью Афродиты он уговорил нежными речами прекрасную Елену покинуть дом мужа и бежать с ним в Трою. Уступила Елена просьбам Париса. Тайно увел Парис прекрасную Елену на свой корабль; похитил он у Менелая жену, а с ней и его сокровища. Все позабыла Елена – мужа, родную Спарту, и дочь свою Гермиону забыла она ради любви к Парису.

Покинул корабль Париса устья Еврота, увезя с собой богатую добычу. Быстро несся корабль по морским волнам назад к троянским берегам. Ликовал Парис, с ним была прекраснейшая из смертных женщин, Елена. Вдруг, когда корабль плыл далеко от берегов в открытом море, остановил его могучий бог моря Нерей. Он всплыл из морской пучины и предсказал гибель и Парису, и всей Трое. Смутились Парис и Елена. Но Афродита успокоила их и заставила забыть это грозное предсказание. Три дня плыл корабль, хранимый Афродитой, по спокойному морю. Быстро гнал его попутный ветер. Благополучно прибыл он к троянским берегам.

Менелай готовится к войне против Трои

Лишь только прекрасная Елена покинула с вероломным Парисом дворец Менелая, как боги послали вестницу богов Ириду к Менелаю на Крит. Быстро помчалась на своих радужных крыльях Ирида с Олимпа, в мгновенье ока предстала пред Менелаем и сообщила ему о постигшем его несчастье. Тотчас отправился в обратный путь Менелай. Быстро достиг он Спарты. В страшный гнев пришел он, увидав, что обманула его Елена и что сокровища его похищены. Тотчас поехал Менелай к своему брату Агамемнону, чтобы посоветоваться с ним, как отомстить Парису за его вероломство. Агамемнон с полным сочувствием принял своего брата и посоветовал ему тотчас же собрать всех тех героев, которые дали некогда клятву всеми силами помогать ему в несчастье. С этими героями и их войсками Агамемнон советовал идти войной против Трои. Менелай принял совет Агамемнона и вместе с ним отправился прежде всего к престарелому царю Нестору в Пилос.

Одним из мудрейших греков был старец Нестор. Много видел он героев за свою долгую жизнь, во многих славных подвигах принимал он сам участие. Велика была опытность Нестора в военном деле. Уже третье поколение героев видел Нестор.

Радушно принял Нестор Менелая и Агамемнона. Страшно вознегодовал старый Нестор на Париса. Он сам решил участвовать в походе против Трои и решил взять с собой сыновей своих Фразимеда и Антилоха. Нестор согласился объехать вместе с Атридами и героев Греции, чтобы побудить их всех принять участие в походе.

Много героев решило принять участие в походе. Одни из них приняли участие потому, что сделать это обязывала их данная клятва, другие участвовали потому, что велика была их жажда военных подвигов. Решили отправиться против Трои: царь Аргоса Диомед, сын великого Тидея, равный силой богу Аресу мудрый сын царя Эвбеи Паламед; могучий внук Миноса, царь Крита Идоменей; друг Геракла Филоктет; ему дал стрелы свои перед смертью Геракл. Без этих стрел, как предсказал оракул, нельзя было взять Трою. Приняли участие в походе и два Аякса: могучий сын друга Геракла, Теламона, Аякс, царь Саламина – равного ему силой не было никого среди героев – и сын героя Оилея Аякс из Локриды . Много и других героев приняло участие. Необходимо было заставить выступить в поход и царя Итаки, хитроумного Одиссея, сына Лаэрта. Не хотелось покидать Одиссею Итаки. Ведь он только недавно женился на прекрасной Пенелопе, и у него только что родился первый сын Телемах. Неужели же придется ему покинуть мирную жизнь и горячо любимых жену и сына, отплыть далеко под стены Трои, может быть даже для того, чтобы никогда не вернуться на родину? Поэтому, когда Одиссей узнал, что Менелай с Агамемноном, Нестором и Паламедом прибыли в Итаку, он решил обмануть их. Притворившись помешанным, он стал пахать свои поля, запрягши в плуг вола и осла, а засевал он поле солью. Первым понял хитрость Одиссея Паламед и решил заставить Одиссея признаться в ней. Он взял завернутого в пеленки Телемаха и положил его на борозду, по которой шел Одиссей. Остановился Одиссей. Как ни велико было его желание остаться на Итаке, он не мог все‑таки ради этого погубить своего единственного сына. Так Паламед обнаружил притворство Одиссея, и пришлось Одиссею покинуть родную Итаку, жену и сына и идти на долгие годы под стены Трои. С той поры Одиссей возненавидел Паламеда и решил отомстить ему за то, что он заставил его принять участие в походе.

Ахилл

Еще одного героя должны были привлечь герои к участию в походе. Это был юный Ахилл, сын царя Пелея и богини Фетиды. Прорицатель Калхас предсказал Атридам, что только в том случае возьмут они великую Трою, если участвовать в походе будет Ахилл. Бессмертную славу сулил рок Ахиллу. Он должен был быть величайшим из героев, которые будут сражаться под Троей. Велики будут подвиги Ахилла, но не вернется он живым из‑под стены Трои, погибнет он в цвете сил, пораженный стрелой. Знала богиня Фетида то, что сулил рок ее сыну. Всеми силами старалась она предотвратить грозную судьбу. Когда был еще младенцем Ахилл, она натирала тело его амврозией и держала его в огне, чтобы сделать сына неуязвимым и, таким образом, дать ему бессмертие. Но однажды ночью, когда Фетида положила младенца Ахилла в огонь, проснулся Пелей. Он ужаснулся, увидав своего сына в огне. Выхватив меч, он бросился к Фетиде. Испугалась богиня, убежала в страхе из дворца Пелея и скрылась в пучине моря в чертогах отца своего Нерея. Ахилла же Пелей отдал на воспитание своему другу, кентавру Хирону. Выкормил Хирон Ахилла мозгами медведей и печенью львов. Вырос могучим героем Ахилл. Будучи всего только шести лет отроду он убивал свирепых львов и кабанов и без собак настигал оленей, так быстр и легок был бег Ахилла. Не было равного Ахиллу в умении владеть оружием. Научил его также Хирон играть на сладкозвучной кифаре и петь. Не забывала и Фетида своего сына, часто всплывала она из морской пучины, чтобы повидаться с сыном. Всюду всегда заботилась Фетида о своем сыне.

Когда Ахилл вырос и стал прекрасным юношей, по всей Греции разнеслась весть, что собирает героев Менелай в поход против Трои. Фетида, зная, какая судьба грозит Ахиллу, укрыла его на острове Скиросе , во дворце царя Ликомеда. Там жил среди царских дочерей Ахилл, одетый в женские одежды. Никто не знал, где скрыт Ахилл. Но прорицатель Калхас открыл Менелаю его убежище. Тотчас собрались в путь Одиссей с Диомедом. Одиссей же придумал следующую хитрость. Под видом купцов прибыли на Скирос Диомед и Одиссей и пошли во дворец Ликомеда. Они разложили перед царевнами свои товары: роскошные материи, золотые ожерелья, запястья, серьги, затканные золотом покрывала, а между ними положили они меч, шлем, щит, поножи и панцирь. Царевны с восторгом рассматривали золотые украшения и богатые ткани, а Ахилл, стоявший среди них, смотрел лишь на оружие. Вдруг у дворца раздались военные клики, зазвучали трубы и загремело орущие. Это спутники Диомеда и Одиссея ударили мечами в щиты и издали военный клич. В страхе разбежались царевны, а Ахилл, схватив меч и щит, бросился навстречу врагам. Он думал, что совершено нападение на дворец Ликомеда. Так узнали Ахилла Одиссей и Диомед. С великой радостью согласился Ахилл участвовать в походе против Трои. С ним отправились его верный друг Патрокл и мудрый старец Феникс. Пелей же дал своему сыну те доспехи, которые получил он некогда в подарок от богов на свадьбе своей с богиней Фетидой, дал ему и копье, подаренное ему Хироном, и коней, полученных от Посейдона.

Троя

Велика и могущественна была Троя, против которой собрались выступить герои Греции. Основал Трою Ил, правнук сына Зевса Дардана и плеяды  Электры. Дардан пришел из Аркадии к царю Тевкру. Тевкр отдал Дардану в жены дочь свою, а в приданое дал ему часть своей земли, на которой и был основах город Дардания. Внуком Дардана был Трос, а его‑то сыном и был Ил. Он во Фригии принял однажды участие в состязании героев и вскоре победил их одного за другим. В награду за эту победу получил он пятьдесят дев и пятьдесят юношей. Дал ему царь Фригии также пеструю корову и сказал, чтобы он шел за коровой и там, где остановится корова, основал бы город. Великую славу обещал оракул, по словам царя Фригии, этому городу. Ил поступил так, как сказал ему царь Фригии. Пошел он за коровой, а она остановилась как раз на холме богини Атэ. На этом‑то холме и начал Ил постройку города. Он поднял руки к небу и молил Зевса послать ему знамение того, что благословил громовержец его дело. Утром, выйдя из своего шатра, Ил увидал перед ним вырезанное из дерева изображение Афины‑Паллады; это и был тот палладий, который должен был охранять новый город. Во время царствования Ила только та часть Трои была окружена стеной, которая находилась на холме, часть же города у подошвы холма была не защищена. Стену вокруг этой части города построили Посейдон и Аполлон, которые, по повелению богов, должны были служить у царя Трои Лаомедонта, сына Ила. Несокрушимую стену построили Посейдон и Аполлон вокруг Трои. Только в одном месте можно было разрушить стену – там, где работал герой Эак, помогавший богам в труде.

В то время, когда герои Греции собирались в поход против Трои, в ней правил внук Ила Приам; один только он остался в живых из детей царя Лаомедонта после того, как взял Трою сын Зевса Геракл. Богат был Приам. Роскошен и величествен был дворец его, в котором жил он со своей женой Гекабой. Вместе с Приамом жили и пятьдесят его сыновей и дочерей. Среди сыновей Приама особенно славился своей храбростью и силой благородный Гектор.

Могущественна была Троя. Великие трудности предстояли греческим героям в их борьбе с воинственными троянцами, но зато и великая слава, и богатейшая добыча ожидала тех, кто победит троянцев и овладеет Троей.

Герои Греции в Мизии

Все герои и их войска собрались в гавани Авлиде, чтобы плыть оттуда к берегам Трои. Громадное войско собралось на морском берегу. Сто тысяч вооруженных воинов  было в этом войске. На 1186 кораблях оно должно было плыть под Трою. Перед отъездом собрались все предводители войск, великие герои, под сенью столетнего платана у алтарей, чтобы принести жертвы богам и молить их о счастливом плавании. Вдруг из‑под одного из алтарей выполз ужасный змей, красный, как кровь. Извивая кольцами громадное тело, змей быстро вполз на платан до самой почти вершины. Там было гнездо с восемью птенцами и самкой. Красный змей проглотил и самку, и птенцов, а сам превратился в камень. Пораженные, стояли герои под платаном; они не могли понять, что значит это знамение богов. Но вещий прорицатель Калхас открыл им смысл этого знамения. Он сказал героям, что девять лет придется им осаждать Трою, так как девять птиц поглотил змей, лишь на десятый год после тяжких трудов возьмут они великую Трою. Обрадовали греков слова Калхаса. Полные надежды на благополучный исход предпринятого ими похода спустили они свои корабли. Один за другим отплывали корабли из гавани Авлиды, Налегли гребцы дружно на весла, и быстро поплыл громадный флот греков к берегам Азии.

После недолгого плавания пристали греки к берегам Мизии. Здесь правил сын Геракла, герой Телеф. К его владениям и пристали греки. Они были уверены, что достигли берегов Трои, и начали опустошать владения Телефа. Собрал войско Телеф и двинулся во главе его на защиту своих владений. Начался кровопролитный бой.

В бой вступил Ахилл со своим верным другом Патроклом. Ранили Патрокла, но, не обращая внимания на рану, мужественно бился он рядом с Ахиллом.

Наконец, с великим трудом обратил Ахилл в бегство Телефа.

Наступившая ночь дала возможность Телефу бежать в свой город и запереться в нем. Рано утром стали собирать греки тела павших воинов и тут вдруг узнали, что не с троянцами бились они, а с мизийцами и их царем Телефом, сыном Геракла. Опечалились греки: они бились со своим союзником, а не с врагом. Заключили греки мир с Телефом, и он обещал помогать им. Только отправиться с ними в поход против Трои отказался Телеф: он был женат на дочери Приама и не хотел воевать против отца своей жены.

Похоронив павших в бою, греки покинули Мизию и поплыли дальше к берегам Трои. В открытом море застигла флот греков страшная буря. Подобно горам, вздымались на море грозные волны. Как легкие щепки, раскидала буря корабли греков. Сбились они с пути. Долго блуждали греки по морю и, наконец, вернулись в Авлиду. Один за другим приплывали корабли греков в ту гавань, которую еще так недавно покинули, чтобы плыть к великой Трое. Неудачей кончилось первое выступление их в поход.

Греки в Авлиде

Изложено до трагедии Еврипида «Ифигения в Авлиде».

Когда все корабли греков собрались вновь в Авлиде, греки вытащили свои корабли на берег. На берегу образовался огромный военный лагерь. Многие герои не остались в Авлиде. Они вернулись домой. Покинул Авлиду и предводитель всего войска, царь Агамемнон. Никто не знал, когда же можно будет опять выступить в поход против Трои. Но как быть грекам? Нужен проводник, который указал бы им путь к берегам Трои. Этот путь мог указать им лишь Телеф, с которым только недавно бились греки. Во время битвы был ранен Телеф Ахиллом в бедро. Как ни лечил Телеф свою рану, – ничто не помогало. Рана болела все сильнее и сильнее, боль становилась невыносимой. Наконец, измученный страданиями, Телеф отправился в Дельфы и там вопросил Аполлона, как излечить ему рану. Пифия дала ответ, что исцелить Телефа может лишь тот, кто ранил его. Одетый в лохмотья, на костылях, под видом нищего пришел Телеф в Микены ко дворцу Агамемнона; он решил просить царя Микен, чтобы он уговорил Ахилла исцелить рану. Первая увидела Телефа жена Агамемнона, Клитемнестра. Он открыл ей, кто он, Клитемнестра же дала совет Телефу, когда войдет Агамемнон, вынуть из колыбели младенца Ореста, сына Агамемнона, подбежать к жертвеннику и грозить, что он размозжит о жертвенник голову Ореста, если Агамемнон откажется помочь ему исцелиться от раны. Телеф поступил, как велела ему Клитемнестра. Испугался Агамемнон, что убьет его сына Телеф. Он согласился помочь ему и сделал это охотно, зная, что лишь Телеф может указать грекам путь в Трою. Послал Агамемнон послов за Ахиллом. Удивлен был Ахилл, он не мог понять, как может он, не зная врачебного искусства, исцелить рану Телефа. Но мудрейший из героев Одиссей сказал Ахиллу, что не нужно Ахиллу быть врачом, что железом с острия копья, которым нанесена рана Телефу, Ахилл исцелит рану. Тотчас наскоблили железа с копья Ахилла, посыпали рану Телефа, и рана зажила. Обрадовался Телеф. Он согласился в награду за исцеление вести флот греков к троянским берегам, от чего раньше так упорно отказывался. Найден был теперь проводник, но отплыть все же не могли греки из Авлиды: на море все время был противный ветер. Этот ветер послала богиня Артемида, разгневавшаяся на Агамемнона за то, что он убил ее священную лань. Напрасно ждали герои, что ветер переменится, – он, не ослабевая, дул все время в прежнем направлении. Скучали в бездействии собравшиеся герои. Начались в стане болезни, ропот поднялся среды воинов. Боялись даже их восстания. Наконец, прорицатель Калхас объявил вождям греков:

– Лишь тогда смилостивится богиня Артемида над греками, когда принесут ей в жертву прекрасную дочь Агамемнона Ифигению.

Опечалился Агамемнон, когда узнал об этом, вернувшись в Авлиду. Он готов был даже совсем отказаться от похода под Трою, лишь бы сохранить жизнь своей дочери. Долго убеждал его Менелай подчиниться воле Артемиды; наконец, уступил Агамемнон просьбам брата и послал в Микены к Клитемнестре гонца, который должен был сообщить ей, скрыв настоящую причину, повеление Агамемнона привести Ифигению в Авлиду, – Ахилл якобы хочет, прежде чем выступить в поход, обручиться с Ифигенией. Послал гонца в Микены Агамемнон, и еще сильнее овладела им жалость к дочери. Тайно от всех послал он другого гонца, которому велел сообщить Клитемнестре, чтобы она не везла в Авлиду Ифигению. Но этого второго гонца перехватил Менелай. В гневе упрекал он Агамемнона за то, что он поступает так, как может поступать лишь тот, кто изменяет общему делу. Долго укорял Агамемнона Менелай. Возник горячий спор между братьями. Этот спор прервал пришедший вестник, объявивший, что только что прибыла к стану греков Клитемнестра с Ифигенией и маленьким Орестом и остановилась около источника у самого стана.

В отчаяние пришел Агамемнон. Неужели суждено ему судьбой потерять нежно любимую дочь Ифигению, неужели сам он должен будет вести ее на смерть, на заклание у жертвенника Артемиды? Видя горе своего брата, готов даже и Менелай отказаться от такой жертвы со стороны брата. Но Агамемнон знает, что Калхас объявит волю богини Артемиды всему войску, и тогда заставят его принести в жертву Ифигению. Даже если Калхас не объявит о воле богини, скажет всем об этом Одиссей, ведь и он знает волю богини.

Полный глубокой скорби, Агамемнон пошел навстречу жене и дочери. Он старался казаться спокойным и веселым. Но это не удалось ему. Сразу увидела Ифигения, что отец ее чем‑то глубоко опечален. Стала она расспрашивать отца, но он ничего не сказал ей. Ничего не сказал и жене своей Агамемнон, он только уговаривал ее уехать в Микены: не хотел Агамемнон, чтобы Клитемнестра была свидетельницей смерти дочери. Наконец, покинул Агамемнон жену и дочь и пошел к Калхасу: он хотел спросить его, нельзя ли как‑нибудь спасти дочь.

Едва только ушел из шатра Агамемнон, как пришел Ахилл. Он хотел видеть царя Микен, чтобы потребовать от него немедленного выступления против Трои. Надоело Ахиллу сидеть без дела в Авлиде, да и его мирмидоняне волновались и требовали, чтобы их либо вели в поход, либо отпустили домой. Когда Клитемнестра узнала, кто этот герой, спрашивающий Агамемнона, она обратилась к Ахиллу и приветствовала его как жениха своей дочери. Удивился Ахилл. Ведь он никогда не говорил Агамемнону о том, что хочет взять в жены его дочь. Смутилась Клитемнестра, узнав, что Ахилл никогда не помышлял о женитьбе на Ифигении, и не знала, что сказать Ахиллу. Но тут пришел тот самый раб, которого посылал Агамемнон со вторым известием в Микены. Открыл он Клитемнестре, зачем вызвал ее с Ифигенией в Авлиду Агамемнон. В ужас пришла Клитемнестра. Ей предстояло потерять дочь. У кого искать ей зашиты? Упала она на колени перед Ахиллом, рыдая обняла она его колени и молила его о защите, заклиная матерью его, великой дочерью Нерея, Фетидой. Поклялся Ахилл, видя отчаяние Клитемнестры, вещим морским старцем, богом Нереем, помочь ей. Он клялся, что не даст никому даже коснуться Ифигении. Быстро ушел Ахилл из шатра Агамемнона, чтобы облечься в доспехи. Когда Агамемнон вернулся в шатер, Клитемнестра стала с гневом упрекать его за то, что он решился погубить собственную дочь.

Что мог ответить ей Агамемнон? Ведь не по своей воле решился он принести в жертву богине Артемиде родную дочь. Не в силах был он поступить иначе. Он мог лишь сказать, что если бы даже и уступил он мольбам жены и дочери, то разгневанные греки убили бы и его, и всех его близких, так как для блага всей Греции приносят в жертву Ифигению.

В стане началось уже сильное волнение. Мирмидоняне чуть не побили камнями Ахилла, когда он объявил, что не даст принести в жертву ту, которая обещана ему в супруги. Все воины, предводимые Одиссеем, с оружием в руках бросились к шатру Агамемнона. Ахилл с мечом в руках, прикрывшись щитом, встал у входа в шатер, готовый до последней капли крови защищать Ифигению.

Но тут остановила всех, готовых уже начать кровавый бой Ифигения. Громко объявила она, что готова сама добровольно идти под жертвенный нож ради общего дела. Не хочет она противиться воле великой дочери Зевса, Артемиды. Пусть принесут ее в жертву, ей вечным памятником будут развалины Трои, когда возьмут ее греки. Убедила она героя Ахилла не защищать ее, не начинать междоусобной битвы. Покорился воле Ифигении Ахилл, хотя жаль было ему прекрасную деву, которую он полюбил за ее великую решимость жертвовать собой ради общего блага.

Спокойно пошла Ифигения туда, где сооружен был жертвенник в честь богини Артемиды. Прекрасная и величественная, прошла среди несметных рядов воинов Ифигения и встала около жертвенника. Заплакал Агамемнон, взглянув на свою юную дочь, и, чтобы не видеть ее смерти, закрыл голову своим широким плащом. Спокойно стояла у жертвенника Ифигения. Все хранили, по повелению глашатая Тальфибия, глубокое молчание. Вещий Калхас вынул из ножен жертвенный нож и положил его в золотую корзину. На голову девы он надел венок, как на жертву, которую ведут к алтарю. Вышел из рядов воинов Ахилл. Он взял сосуд со священной водой и жертвенную муку с солью, окропил водой Ифигению и жертвенник, посыпал мукой голову девы и громко воззвал к богине Артемиде, моля ее послать войску благополучное плавание к троянским берегам и победу над врагами. Взял Калхас в руку жертвенный нож. Все замерли. Вот занес он нож, чтобы поразить им Ифигению. Вот коснулся уже нож девы. Но не упала с предсмертным стоном у жертвенника Ифигения. Совершилось великое чудо. Богиня Артемида похитила Ифигению, и вместо нее у алтаря, обагряя его кровью, билась в предсмертных судорогах лань, сраженная ножом Калхаса. Пораженные чудом, как один человек вскрикнули все воины. Громко и радостно вскрикнул и вещий Калхас:

– Вот та жертва, которую требовала великая дочь громовержца Зевса – Артемида! Радуйтесь, греки, нам сулит богиня счастливое плавание и победу над Троей. И действительно, не была еще на жертвеннике сожжена лань, посланная Артемидой, как уже переменился ветер и стал попутным. Поспешно стали собираться греки в далекий поход. Все в стане ликовало. Агамемнон же поспешил в свой шатер сообщить Клитемнестре о том, что произошло у жертвенника, и торопить ее возвратиться в Микены.

Богиня Артемида, похитив у жертвенника Ифигению, перенесла ее на берега Эвксинского Понта, в далекую Тавриду . Там стала жрицей богини прекрасная дочь Агамемнона Ифигения.

Плавание греков к берегам Трои. Филоктет

Изложено по трагедии Софокла «Филоктет».

Спокойно было плавание греков к берегам Трои. Все время дул попутный ветер. Быстро рассекали морские волны корабли. Уже видны были берега острова Лемноса. Здесь, недалеко от Лемноса , находился пустынный остров Хриса. На нем был жертвенник, поставленный в честь покровительницы острова, нимфы Хрисы. Греки должны были найти этот жертвенник и принести на нем жертву нимфе, так как им было предсказано, что только в том случае возьмут они Трою, если по пути пристанут к берегу Хрисы и принесут на нем жертву. Жертвенник на этом острове поставил еще великий герой Ясон, когда плыл он со своими спутниками аргонавтами в далекую Колхиду за золотым руном. На этом жертвеннике принес жертву и великий сын Зевса, Геракл, когда он предпринял поход против Трои, чтобы отомстить за оскорбление царю Лаомедонту. Друг Геракла Филоктет знал, где находится жертвенник. Он вызвался показать его героям. Пошли за Филоктетом вожди греков. Безлюден был остров. Весь зарос он низким кустарником. Вот, наконец, виден и жертвенник, уже наполовину развалившийся. Приблизились к нему герои. Вдруг выползла из кустов большая змея, охранявшая жертвенник, и ужалила героя Филоктета в ногу. Вскрикнул Филоктет и упал на землю. Подбежали к нему герои, но было уже поздно. Яд змеи проник в рану. Страшно стала болеть она. Обильный гной вытекал из раны, заражая воздух страшным зловонием. Невыносимы были страдания Филоктета. Не переставая, стонал он и днем, и ночью. Стоны несчастного Филоктета не давали покоя грекам. Воины начали роптать. Они не могли выносить зловоние, которое распространяла рана Филоктета. Наконец, вожди греков решили, по совету Одиссея, покинуть несчастного друга Геракла где‑нибудь на берегу. Во время плавания мимо острова Лемноса вожди велели снести уснувшего Филоктета на пустынный берег. Там, среди скал, положили его, оставив ему его лук и стрелы, одежду и пищу. Так покинули греки того героя, без стрел которого не суждено было им взять Трою. Девять лет пришлось томиться Филоктету на пустынном берегу. Но настало время, когда пришлось грекам самим послать за Филоктетом и просить у него помощи. Это случилось на десятом году осады Трои.

Покинув Филоктета, греки отправились в дальнейший путь и, наконец, приблизились к троянским берегам, где ждало их столько трудов, опасностей и великих подвигов.

Первые десять лет осады Трои

Изложено по различным произведениям античных писателей.

Эпизод гибели Паламеда изложен по поэме Овидия «Метаморфозы».

Обрадовались греки, что окончилось их долгое плавание. Но когда подплыли ближе к берегам, то увидели, что их ждало уже сильное войско троянцев под предводительством Гектора, могучего сына престарелого царя Трои Приама. Как было пристать грекам к берегу? Как высадиться? Видели все герои, что погибнет тот, кто первым ступит на троянский берег. Долго колебались греки. Среди них был и герой Протесилай, он жаждал подвигов и готов был первым соскочить на берег и начать бой с троянцами. Не решался же он потому, что знал предсказание: погибнуть должен тот из греков, кто первый коснется ногой троянской земли. Знал это предсказание и Одиссей. И вот, чтобы увлечь за собой героев, но самому не погибнуть, Одиссей бросил на берег свой щит и ловко прыгнул на него с корабля. Протесилай видел, что Одиссей соскочил на берег, но он не видел, что соскочил Одиссей не на троянскую землю, а на свой щит. Протесилай решил, что один из греков уже коснулся первым троянской земли. Жажда подвигов овладела Протесилаем. Все забыл он: забыл он о родине, забыл и о прекрасной жене своей, юной Лаодамии. Соскочил с корабля на берег Протесилай и с обнаженным мечом бросился на врагов. Потряс своим тяжелым копьем великий Гектор и насмерть поразил он юного Протесилая. Мертвым упал тот на берег. Он первый обагрил своей кровью троянскую землю. Греки дружно бросились с кораблей на врагов. Закипел кровавый бой, дрогнули троянцы, обратились в бегство и укрылись за неприступными стенами Трои. На следующий день было заключено между греками и троянцами перемирие, чтобы подобрать павших воинов и предать их погребению.

Предав земле всех убитых, греки приступили к устройству укрепленного лагеря. Вытащили они свои корабли на берег и расположились большим станом вдоль берега моря от гор Сигейона до гор Ройтейона. Со стороны Трои они защитили свой лагерь высоким валом и рвом. На двух противоположных концах лагеря разбили свои шатры Ахилл и Аякс Теламонид, чтобы наблюдать за троянцами и не дать им напасть неожиданно на греков. В середине лагеря возвышался роскошный шатер царя Агамемнона, выбранного греками предводителем всего войска. Здесь, около шатра Агамемнона, была и площадь для народных собраний. Мудрый Одиссей поставил свой шатер около площади народных собраний, чтобы во всякое время быть в состоянии выйти к собравшимся и чтобы всегда знать, что происходит в стане. Он, несмотря на то, что раньше так не желал участвовать в походе, теперь стал ярым врагом троянцев и требовал, чтобы греки во что бы то ни стало взяли и разрушили Трою.

Когда лагерь греков был устроен и укреплен, греки послали в Трою царя Менелая и хитроумного Одиссея для переговоров с троянцами. Греческих послов принял в своем доме мудрый Антенор и устроил для них роскошный пир. Всей душой желал Антенор, чтобы заключен был мир и удовлетворены были законные требования Менелая. Узнав о прибытии послов, Приам созвал народное собрание, чтобы обеспечить требование Менелая. Явились на собрание троянцев и Менелай с Одиссеем. Менелай в краткой, сильной речи потребовал, чтобы вернули троянцы жену его Елену и сокровища, похищенные Парисом. После Менелая говорил Одиссей. Заслушались троянцы дивной речи мудрого царя Итаки. Он убеждал троянцев удовлетворить требования Менелая. Народ троянский готов был уже согласиться принять все условия Менелая. Ведь уже сама прекрасная Елена раскаялась в своем опрометчивом поступке и жалела, что покинула дом героя‑мужа ради Париса. И Антенор убеждал народ исполнить требования Менелая. Он видел, сколько бед повлечет за собой война троянцев и греков. Но не желали мира с греками сыновья Приама, и прежде всего, конечно, Парис. Неужели заставят его выдать Елену? Неужели отнимут у него всю его добычу? Он не хотел подчиняться народному решению, а его поддерживали в этом братья. Подкупленный Парисом Антимах требовал даже, чтобы троянцы схватили царя Менелая и убили его. Но этого не допустили Приам и Гектор, они не позволили оскорбить послов, находящихся под защитой громовержца Зевса. Колебалось народное собрание, не знало, какое принять окончательное решение.

Тут встал троянский прорицатель Гелен, сын Приама, и сказал, чтобы не боялись троянцы войны с греками, – боги обещают Трое свою помощь. Поверили троянцы Гелену. Они отказались удовлетворить требование Менелая. Послы греков принуждены были ни с чем покинуть Трою. Теперь должна была начаться кровопролитная борьба троянцев с греками.

Заперлись троянцы в неприступной Трое; даже Гектор не осмелился покидать Трою. Греки же начали осаду. Они три раза пытались взять штурмом Трою, но это им не удавалось. Тогда греки стали разорять окрестности Трои и завоевывать все города, которые находились в союзе с Троей. Греки предпринимали против них походы по суше и по морю. Во всех этих походах особенно отличался великий Ахилл. Греки завладели островами Тенедосом, Лесбосом, городами Педасом, Лирнессом и другими. Много городов разрушили они внутри страны. Овладели и городом Фивами , где правил отец жены Гектора Андромахи, Эстион. В один день убил Ахилл семь братьев Андромахи. Погиб и отец ее. Но не предал труп Эстиона поруганию Ахилл, – боясь гнева богов, он предал его погребению . Мать же Андромахи была уведена пленницей в стан греков. Богатую добычу захватил Ахилл в Фивах. Он захватил в плен прекрасную дочь жреца Аполлона Хриса, Хрисеиду, и прекрасную Брисеиду. Хрисеида была отдана греками царю Агамемнону.

Все кругом Трои опустошали греки. Троянцы не смели показываться за стенами Трои, так как каждому грозила смерть или жестокий плен и продажа в рабство.

Много горя пришлось перенести жителям Трои за девять лет осады Трои. Многих героев, павших в битве, пришлось им оплакивать. Но самый тяжелый, десятый год был впереди. Впереди было и величайшее горе – падение Трои.

Много претерпели и греки за девять лет войны. Много и у них было убитых. Многие герои погибли от руки врагов. Погиб и мудрый герой Паламед, но не от руки врага. Из ненависти и зависти погубил его хитроумный Одиссей. Много разумных советов давал грекам Паламед, не раз оказывал он им неоценимые услуги. Целебными травами излечивал он раны и болезни; он устроил маяк для греков, чтобы знали отплывшие из стана, куда пристать темной ночью. Чтили героя Паламеда греки и охотно слушались его советов. За это возненавидел его Одиссей. Он видел, что Паламеда слушают греки охотнее, чем его. Вспомнил Одиссей и то, как раскрыл Паламед его хитрость, когда притворился он помешанным, чтобы не идти под Трою; это воспоминание еще более усиливало его ненависть к Паламеду. Долго размышлял Одиссей, как погубить ему Паламеда. Наконец, воспользовался он тем, что Паламед стал советовать грекам кончить войну и вернуться на родину. Одиссей придумал коварный план. Ночью он спрятал в шатре Паламеда мешок с золотом и стал уверять всех, что недаром советует Паламед прекратить осаду Трои, что эти советы дает он грекам лишь потому, что подкуплен Приамом. Немало было недовольных Паламедом и среди греков. Ведь если бы греки послушались советов Паламеда, то лишились бы они богатой добычи, которой завладели бы они, взяв Трою. Все эти недовольные охотно поверили клевете Одиссея. Видя, что уже многие греки начиняют верить в измену Паламеда, Одиссей, чтобы убедить всех в том, что Приам действительно подкупил Паламеда, сообщил Агамемнону, что Паламед сносится с Приамом через пленного фригийца и что этого фригийца, когда он пытался уйти из лагеря греков в Трою, схватили и убили слуги Одиссея. Написал также Одиссей письмо от имени Приама к Паламеду. В этом письме было сказано о золоте, посланном царем Приамом к Паламеду и уплату за то, что он уговорит греков снять осаду и уехать на родину. Это письмо Одиссей, передал пленному фригийцу и велел отнести его к Приаму. Лишь только фригиец вышел из лагеря греков, как напали на него слуги Одиссея, убили его, а письмо принесли к своему царю. С этим письмом Одиссей поспешил в шатер Агамемнона. Получив это сообщение, Агамемнон тотчас созвал в свой шатер всех вождей греков. Призвал он и Паламеда, который не подозревал, какая опасность ему угрожает. Здесь обвинил Одиссей Паламеда в измене. Напрасно уверял Паламед вождей, что и не думал об измене, Одиссей же, чтобы уличить Паламеда, посоветовал обыскать шатер его. Послали в шатер и действительно там нашли мешок с золотом. Теперь все поверили, что Паламед – изменник. Нарядили суд над Паламедом, и он был приговорен к смерти. Его решили побить камнями. Заковали невинного Паламеда в тяжелые цепи и привели на берег моря. Напрасно Паламед заклинал греков не убивать его, не предавать такой лютой казни невинного. Никто не хотел слушать мнимого изменника. Приступили к казни. Ни единого стона, ни единой жалобы не вырвалось из груди Паламеда. Перед смертью сказал он тихо лишь эти слова:

– О, истина, мне жаль тебя, ты умерла раньше меня.

С этими словами умер благороднейший и мудрейший из греческих героев; не спасли его все услуги, которые оказал он грекам. Впоследствии жестоко поплатились греки за убийство Паламеда. Им отомстил за смерть сына Навплий, царь Эвбеи, отец Паламеда.

Не только на смерть осудил Агамемнон Паламеда, но и его душу обрек он на вечные скитания. Не позволил Агамемнон предать тело Паламеда погребению, оно оставлено было на берегу моря, чтобы растерзали его дикие звери и хищные птицы. Но не допустил этого могучий Аякс Теламонид. Он совершил погребальные обряды над телом Паламеда и с честью похоронил его. Аякс не верил, что изменил Паламед грекам.

Ссора Ахилла с Агамемноном

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Уже девять лет осаждали греки Трою. Настал десятый год великой борьбы. В начале этого года прибыл в стан греков жрец стреловержца Аполлона Хрис. Он молил всех греков, и прежде всего их вождей, вернуть ему за богатый выкуп дочь Хрисеиду. Выслушав Хриса, все согласились принять за Хрисеиду богатый выкуп и отдать ее отцу. Но разгневался могучий царь Агамемнон и сказал Хрису:

– Старик, уходи и никогда не смей показываться здесь, у наших кораблей, иначе не спасет тебя и то, что ты жрец бога Аполлона. Не верну я тебе Хрисеиды. Нет, всю жизнь она будет томиться в неволе. Остерегайся сердить меня, если хочешь невредимым вернуться домой.

В страхе покинул Хрис стан греков и пошел опечаленный на берег моря. Там, воздев к небу руки, так взмолился он великому сыну Латоны, богу Аполлону:

– О, сребролукий бог, внемли мне, твоему верному служителю! Отомсти твоими стрелами грекам за мою скорбь и обиду.

Услышал Аполлон жалобу своего жреца Хриса. Быстро помчался он со светлого Олимпа с луком и колчаном за плечами. Грозно гремели в колчане золотые стрелы. Мчался Аполлон к стану греков, пылая гневом; мрачней ночи было лицо его. Примчавшись к стану ахейцев, он вынул из колчана стрелу и послал ее в стан. Грозно зазвенела тетива лука Аполлона. За первой стрелой послал Аполлон вторую, третью, – градом посыпались стрелы в стан греков, неся с собой смерть. Страшный мор поразил греков. Множество греков гибло. Всюду пылали погребальные костры. Казалось настал для греков час гибели.

Девять дней свирепствовал уже мор. На десятый день, по совету, данному Герой, созвал великий герой Ахилл на народное собрание всех греков, чтобы решить, как быть им, как умилостивить богов. Когда собрались все воины, первым обратился к Агамемнону с речью Ахилл:

– Придется нам плыть обратно на родину, сын Атрея, – сказал Ахилл, – ты видишь, что гибнут воины и в боях, и от мора. Но, может быть, мы прежде спросим гадателей: они скажут нам, чем прогневали мы сребролукого Аполлона, за что послал он гибельный мор на наше войско.

Лишь только сказал это Ахилл, как поднялся прорицатель Калхас, уже много раз открывавший грекам волю богов. Он сказал, что готов открыть, чем прогневан далеко разящий бог, но откроет он это лишь в том случае, если Ахилл защитит его от гнева царя Агамемнона. Ахилл обещал свою защиту Калхасу и поклялся в этом Аполлоном. Тогда только сказал Калхас:

– Гневается великий сын Латоны за то, что обесчестил царь Агамемнон жреца его Хриса, прогнал его из стана, не приняв от него богатого выкупа за дочь. Умилостивить можем мы бога лишь тем, что вернем отцу черноокую Хрисеиду и принесем в жертву богу сто тельцов.

Услыхав, что сказал Калхас, воспылал страшным гневом на него и Ахилла Агамемнон, однако видя, что ему все же придется вернуть Хрисеиду отцу, он, наконец, согласился, но потребовал только себе награды за ее возвращение. Упрекнул в корыстолюбии Агамемнона Ахилл. Это еще больше рассердило Агамемнона. Он стал грозить, что своей властью возьмет себе награду за Хрисеиду из того, что досталось на долю Ахиллу, или Аяксу, или Одиссею.

– Бесстыдный, коварный корыстолюбец! – вскрикнул Ахилл, – ты грозишь нам, что отымешь у нас наши награды, хотя никто из нас никогда не имел равной с тобой доли в наградах. А мы ведь пришли сражаться не за свое дело; мы пришли сюда ради помощи Менелаю и тебе. Ты хочешь отнять у меня часть той добычи, которая досталась мне за великие подвиги, совершенные мной. Так лучше вернуться мне назад в родную Фтию, я не хочу увеличивать твою добычу и сокровища.

– Что же, беги в Фтию! – крикнул в ответ Ахиллу Агамемнон, – больше всех царей ненавижу я тебя! Ты один затеваешь раздоры. Не страшен мне твой гнев. Вот что скажу я тебе! Хрисеиду верну я отцу, раз таково желание бога Аполлона, но за это отниму я у тебя пленницу Брисеиду. Ты узнаешь, насколько больше у меня власти! Пусть каждый опасается считать себя равным по власти мне!

Страшный гнев овладел Ахиллом, когда он услышал эту угрозу Агамемнона. Схватился за свой меч сын Фетиды; он уже извлек его наполовину из ножен и готов был броситься на Агамемнона. Вдруг почувствовал Ахилл легкое прикосновение к волосам. Обернулся он и в ужасе отшатнулся. Пред ним, незримая для других, стояла великая дочь громовержца Афина‑Паллада. Гера послала Афину. Жена Зевса не желала гибели ни того, ни другого из героев, оба они – и Ахилл и Агамемнон – были ей одинаково дороги. С трепетом спросил Ахилл богиню Афину:

– О, дочь громовержца Зевса, зачем спустилась ты с высокого Олимпа? Неужели пришла ты сюда, чтобы видеть, как неистовствует Агамемнон? О, скоро погубит он себя своей гордостью!

– Нет, могучий Ахилл, – ответила светлоокая Паллада, – не за тем пришла я. Пришла я укротить твой гнев, если только ты повинуешься воле богов‑олимпийцев. Не обнажай меча, удовольствуйся лишь словами, ими бичуй Агамемнона. Верь мне! Скоро здесь, на этом же месте, заплатят тебе за обиду дарами, которые будут во много раз богаче. Смирись и подчинись воле бессмертных богов. Покорился воле богов Ахилл: он вложил свой меч в ножны, и Афина опять вознеслась на светлый Олимп в сонм богов.

Много гневных слов сказал еще Ахилл Агамемнону, называя его пожирателем народа, пьяницей, трусом, собакой. Бросил свой скипетр на землю Ахилл и поклялся им, что настанет время, когда нужна будет его помощь против троянцев, но напрасно будет молить о ней Агамемнон, раз он так тяжело оскорбил его. Напрасно мудрый царь Пилоса, старец Нестор, старался примирить враждующих. Не послушался Агамемнон Нестора, не смирился и Ахилл. Гневный ушел великий сын Пелея со своим другом Патроклом и храбрыми мирмидонянами к своим шатрам. Неистово бушевала в его груди злоба на оскорбившего его Агамемнона. Между тем царь Агамемнон велел спустить быстроходный корабль на море, отнести на него жертвы богу Аполлону и отвезти прекрасную дочь жреца Хриса. Корабль этот должен был плыть под начальством хитроумного Одиссея в Фивы, город Эстиона, а греки в стане, по повелению Агамемнона, должны были принести богатые жертвы Аполлону, чтобы умилостивить его.

Быстро несся посланный Агамемноном корабль по волнам безбрежного моря. Наконец, вошел корабль в гавань Фив. Спустили паруса греки и причалили к пристани. Сошел с корабля во главе отряда воинов Одиссей на берег, отвел прекрасную Хрисеиду к отцу и обратился к нему с таким приветствием:

– О, служитель Аполлона! Я прибыл сюда по воле Агамемнона, чтобы возвратить тебе дочь. Привезли мы и сто быков, чтобы умилостивить этими жертвами великого бога Аполлона, пославшего тяжкое бедствие на греков.

Обрадовался старец Хрис возвращению дочери и нежно обнял ее. Немедленно приступили к жертвоприношению Аполлону. Молил Хрис бога‑стреловержца:

– О сребролукий бог! Внемли мне! И раньше внимал ты моим мольбам. Услышь ты и ныне меня! Отврати великое бедствие от греков, прекрати гибельный мор!

Услышал мольбу Хриса бог Аполлон и прекратил мор в стане греков. Когда же были принесены Хрисом жертвы Аполлону, устроен был роскошный пир. Весело пировали греки в Фивах. Юноши разносили вино, наполняя им доверху чаши пирующих. Громко раздавались величественные звуки гимна в честь Аполлона, которые пели юноши‑греки. До заката солнца продолжался пир, а утром, освеженные сном, Одиссей и его отряд отправились в обратный путь к обширному стану. Аполлон послал им попутный ветер. Как чайка, несся корабль по морским волнам. Быстро достиг корабль стана. Вытащили его на берег пловцы и разошлись по своим шатрам.

Пока плавал Одиссей в Фивы, Агамемнон исполнил и то, чем он грозил Ахиллу. Призвал он глашатаев Талфибия и Эврибата и послал их за Брисеидой. Неохотно шли посланные Агамемнона к шатру Ахилла. Они застали его сидящим в глубоком раздумье у шатра. Подошли послы к могучему герою, но в смущении не могли вымолвить ни слова. Тогда сказал им сын Пелея:

– Привет вам, глашатаи. Я знаю, что вы ни в чем не повинны, виновен один лишь Агамемнон. Вы пришли за Брисеидой. Друг мой, Патрокл, выдай им Брисеиду. Но пусть будут они сами свидетелями, что настанет час, когда нужен буду я, чтобы спасти от гибели греков. Не сможет тогда Агамемнон, потерявший разум, спасти греков!

Проливая горькие слезы, покинул Ахилл друзей своих, ушел на пустынный берег, простер к морю руки и громко призвал мать свою богиню Фетиду:

– Мать моя, если уже родила ты меня обреченным на краткую жизнь, зачем же тогда лишает меня славы громовержец Зевс! Нет, не дал он мне славы! Царь Агамемнон меня обесчестил, отняв у меня награду за мои подвиги. Мать моя, услышь меня!

Услыхала богиня Фетида призыв Ахилла. Покинула она морскую пучину и дивный дворец бога Нерея. Быстро, подобно легкому облаку, всплыла она из морских, пенящихся волн. Вышла Фетида на берег и, сев около нежно любимого сына, обняла его.

– Что ты рыдаешь так горько, сын мой? – спросила она. – Поведай мне твое горе.

Рассказал матери Ахилл, как тяжко оскорбил его Агамемнон. Он стал просить мать вознестись на светлый Олимп и там молить Зевса, чтобы наказал он Агамемнона. Пусть поможет Зевс троянцам, пусть прогонят они греков до самых кораблей. Пусть поймет Агамемнон, как неразумно поступил он, оскорбив храбрейшего из греков. Ахилл уверял мать, что не откажет ей в просьбе Зевс. Ей ведь стоит только напомнить Зевсу, как помогла она однажды ему, когда боги Олимпа замыслили свергнуть Зевса, сковав его. Тогда призвала Фетида на помощь Зевсу сторукого великана Бриарея; увидав его, смутились все боги и не посмели поднять рук на Зевса. Пусть напомнит Фетида об этом великому Зевсу‑громовержцу, и он не откажет ей в ее просьбе. Так молил Ахилл мать свою Фетиду.

– О, мой, возлюбленный сын, – воскликнула, горько плача, Фетида, – зачем только родила я тебя на столько бедствий! Да, недолга будет твоя жизнь, близок уже твой конец. И вот теперь ты и недолговечен, и всех несчастней! О, нет, не скорби так! Я подымусь на светлый Олимп, там буду я молить громовержца Зевса помочь мне. Ты же оставайся в своем шатре и не принимай больше участия в битвах. Сейчас покинул Зевс Олимп, он со всеми бессмертными отправился на пир к эфиопам . Но когда через двенадцать дней возвратится Зевс, тогда я припаду к его ногам и, надеюсь, умолю его!

Покинула Фетида печального сына, и он пошел к шатрам своих храбрых мирмидонян. С этого дня Ахилл не участвовал ни в собраниях вождей, ни в боях. Печальный сидел он в своем шатре, хотя и жаждал воинской славы.

Миновало одиннадцать дней. На двенадцатый день, ранним утром, вместе с седым туманом вознеслась богиня Фетида из пучины моря на светлый Олимп. Там упала она к ногам Зевса, обняла его колени и с мольбой протянула к нему руки, коснувшись его бороды.

– О, отец наш! – молила Фетида, – молю тебя, помоги мне отомстить за сына! Исполни мою просьбу, если когда‑нибудь оказала я тебе услугу. Посылай до тех пор победу троянцам, пока не станут греки умолять моего сына помочь им, пока они не воздадут ему великих почестей.

Долго не отвечал тучегонитель Зевс Фетиде. Но неотступно молила его Фетида. Наконец, глубоко вздохнув, сказал громовержец:

– Знай, Фетида! Просьбой своей вызываешь ты гнев Геры, гневаться будет она на меня. Уже и так постоянно укоряет она меня за то, что помогаю я троянцам в битвах. Но ты удались теперь с высокого Олимпа так, чтобы не видала тебя Гера. Я обещаю исполнить твою просьбу. Вот тебе знамение, что я исполню обещание.

Сказав это, Зевс грозно нахмурил брови, волосы на голове его поднялись, и весь Олимп содрогнулся. Успокоилась Фетида. Быстро помчалась она с высокого Олимпа и погрузилась в пучину моря.

Зевс же пошел на пир, на который собрались боги. Все они встали навстречу Зевсу, ни один не осмелился приветствовать его сидя. Когда царь богов и людей сел на свой золотой трон, обратилась к нему Гера. Она видела, что Фетида приходила к Зевсу.

– Скажи мне, коварный, – сказала Зевсу Гера, – с кем из бессмертных имел ты тайный совет? Всегда скрываешь ты от меня твои помыслы и думы.

– Гера, – ответил ей Зевс, – ты не рассчитывай, что когда‑либо будешь знать все, о чем я думаю. Что можно знать, то ты будешь знать раньше всех богов, но всех тайн моих не пытайся узнать и не спрашивай о них.

– О, тучегонитель, – ответила Гера, – ты знаешь, что никогда не старалась я узнать твои тайны. Ты всегда решаешь все без меня. Но я боюсь, что сегодня уговорила тебя Фетида отомстить за сына ее Ахилла и погубить множество греков. Я знаю, что ты обещал исполнить ее просьбу.

Грозно взглянул на Геру Зевс, разгневался он на жену свою за то, что вечно следит за всем, что он делает. Гневно велел Зевс ей сидеть молча и повиноваться ему, если не хочет она, чтобы он наказал ее. Испугалась Гера гнева Зевса. Молча сидела она на своем золотом троне. Напуганы были и боги этой ссорой Зевса с Герой. Встал тогда хромоногий бог Гефест; он укорял богов за то, что они начинают ссоры из‑за смертных.

– Ведь если мы будем ссориться из‑за смертных, то всегда будут лишены веселья пиры богов, – так говорил бог Гефест и молил мать свою Геру покориться силе Зевса, так как грозен он в гневе и может низвергнуть с тронов всех богов‑олимпийцев.

Гефест напомнил Гере, как низверг на землю его самого Зевс за то, что поспешил он на помощь матери, когда разгневался на нее мечущий молнии Зевс. Взял кубок Гефест и, наполнив его нектаром, поднес Гере. Улыбнулась Гера. Гефест же, прихрамывая, начал черпать кубком нектар из чаши и разносить его богам. Засмеялись все боги, видя, как хромой Гефест ковылял по пиршественному чертогу. Снова веселье воцарилось на пиру богов, и безмятежно пировали они до захода солнца под звуки златой кифары Аполлона и под пение муз. Когда же окончился пир, разошлись по своим покоям боги, и весь Олимп погрузился в спокойный сон.

Народное собрание. Терсит

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Безмятежно спали на светлом Олимпе бессмертные боги. Погружен был в глубокий сон и стан греков, и великая Троя. Но Зевс‑громовержец не смыкал сном своих очей, – он помышлял о том, как отомстить за оскорбление Ахилла. Наконец, решил тучегонитель Зевс послать ложный сон Агамемнону. Он призвал бога сна и послал его в стан греков к Агамемнону, сказав ему:

– Мчись на быстрых крыльях, обманчивый сон, и предстань перед Агамемноном. Возвести ему, чтобы вел он в бой греков. Скажи ему, что сегодня овладеет он великой Троей, так как умолила Гера всех богов не помогать троянцам. Гибель грозит теперь Трое.

Быстро понесся на землю бог сна, и приняв образ старца Нестора, которого так чтил Агамемнон, явился ему во сне и сказал ему все, что велел великий громовержец. Проснулся Агамемнон, но все казалось ему, что звучит еще слова, слышанные им во сне. Встал царь Микен и быстро оделся в богатые одежды, взял в руку золотой скипетр и пошел туда, где стояли вытащенные на берег корабли греков. В это время ярко разгорелась уже заря, предвещая восход на небо великого бога солнца Гелиоса. Призвал Агамемнон глашатаев и повелел им созвать всех воинов на народное собрание. Всех же вождей собрал могучий царь Микен к кораблю старца Нестора и рассказал им, какое послал ему сновидение Зевс‑громовержец.

Решили вожди готовиться к битве. Но прежде чем вывести в поле под стены Трои войска, захотел испытать их Агамемнон; он решил предложить народному собранию вернуться на родину. Пока совещались вожди, воины шли на собрание. Словно рои пчел, вылетающие из горных пещер, собирались несчетные толпы воинов. Волновалось народное собрание. С трудом водворили глашатаи тишину, чтобы могли обратиться к народу цари, питомцы Зевса. Наконец, разместились толпы народа, и водворилась тишина. Первым обратился с речью к народу, встав со своего места со скипетром в руках, Агамемнон. Он говорил о тяготах войны, о том, что бесплодно боролись греки под Троей; что не взять им, видно, неприступной Трои и придется ни с чем вернуться назад на родину. Видно, и сами боги желают, чтобы вернулись на родину греки. Так говорил Агамемнон. Выслушали речь Агамемнона греки. Всколыхнулся весь народ, словно море, когда ветры Нот и Эвр , налетев, подымают на нем высокие волны, Все с громкими криками бросились к кораблям. Земля задрожала от топота бегущих толп воинов, устремившихся к кораблям. Поднялись облака пыли. Крики раздались по всему стану. Все спешат спустить скорее на воду корабли, все жаждут отплыть на родину.

Донеслись крики воинов и до великого Олимпа. Гера, опасаясь, как бы не покинули осады Трои греки, послала в стан их Афину‑Палладу, чтобы она остановила их. Словно буря, помчалась Афина в стан греков с Олимпа. Там явилась она Одиссею и сказала ему.

– Благородный сын Лаэрта, неужели вы все решили бежать отсюда на родину? Неужели вы оставите на радость Приаму и всем троянцам здесь прекрасную Елену? Скорее иди, убеждай всех не покидать Трои! Услыхав грозный голос богини, побежал Одиссей, сбросив свой плащ, к кораблям. Взяв у встретившегося ему Агамемнона скипетр, знак верховной власти, стал он убеждать всех, как вождей, так и простых воинов, не спускать кораблей на воду и звал всех назад на народное собрание. Ударял скипетром Одиссей тех из воинов, которые особенно шумели и спешили скорее покинуть берег Трои. Снова бросились все туда, где собирался обыкновенно народ. С громкими криками шли толпы народа, словно волны неумолчно шумящего моря, которые с громоподобным шумом бьются о скалистый берег. Наконец, опять все заняли свои места и смолкли. Только один Терсит продолжал кричать . Постоянно позволял себе Терсит смело выступать против царей. Особенно ненавидел он Одиссея и великого сына Фетиды Ахилла. Теперь пронзительно кричал Терсит и поносил Агамемнона. Он кричал, что довольно получил Агамемнон добычи и невольниц, довольно уже ему богатых выкупов за знатных троянцев, которых берут в плен простые воины. Терсит звал всех спешить скорее на родину, а Агамемнона советовал оставить под Троей одного. Пусть узнает сын Атрея, помогали ли в бою ему воины, были или нет они верными слугами. Поносил, как только мог, Терсит Агамемнона. Он упрекал его и за то, что оскорбил он Ахилла, но и Ахилла называл Терсит малодушным. Слышал этот крик Терсита и хитроумный Одиссей. Подошел он к Терситу и воскликнул грозно:

– Не смей, глупец, поносить царей, не смей говорить о возвращении на родину! Кто знает, чем кончится дело, начатое нами. Слушай и помни, что я исполню то, что говорю! Если я еще раз услышу, как ты, безумец, поносишь царя Агамемнона, то пусть лучше снесут мне с могучих плеч голову, пусть не зовут меня отцом Телемаха, коль не схвачу я тебя, не сорву с тебя всю одежду и, избив тебя, не прогоню из народного собрания к кораблям, плачущего от боли.

Так грозно крикнул Одиссей. Взмахнул он скипетром и ударил Терсита по спине. От боли слезы градом покатились из глаз Терсита. На спине его вздулась багровая полоса от удара. Сам он, дрожа от страха, сморщился и рукой утирал катящиеся слезы. Все громко смеялись, глядя на Терсита, и говорили :

– Много славных дел совершил Одиссей и в совете, и в бою, но это – славнейший из его подвигов. Как обуздал он крикуна! Теперь он не отважится больше поносить любимых Зевсом царей.

Одиссей же обратился с речью к народу, я рядом с ним стояла, приняв вид вестника, Афина‑Паллада. Одиссей убеждал греков не покидать осады Трои, он говорил, что, если вернутся они на родину, не взяв Трои, покроют они позором и Агамемнона, и себя. Неужели они, как слабые дети или женщины‑вдовицы, из малодушия уедут на родину, неужели забыли они предсказания Калхаса, что надо ждать? Неужели все забыли и то знамение, которое послал Зевс в Авлиде? Ведь только на десятый год осады суждено грекам взять Трою. Своей речью Одиссей опять вдохнул всем жажду подвигов. Громкими кликами приветствовали речь Одиссея греки, и громким эхом ответили окрестности этим кликам. Но вот встал божественный старец Нестор, и все опять стихло. И Нестор советовал остаться и вступить в бой с троянцами. Во время же боя он советовал построить войска по племенам и родам, чтобы племени помогало племя, а роду – род. Тогда ясно будет, кто из вождей или членов племени робок и кто мужествен. Тогда будет ясно, почему до сих пор не взята еще Троя, – по велению ли бессмертных богов или потому, что не знают ратного дела вожди. Согласился на это Агамемнон. Он повелел идти воинам обедать, а потом готовиться к кровопролитной битве, в которой никому не будет дано отдыха ни на единый миг, и горе тому, кто останется у кораблей и уклонится от битвы: он будет брошен в добычу псам и хищным птицам. Громко воскликнули все воины, так громко, как грохочет море в сильную бурю, когда ветер гонит высокие, как горы, волны. Быстро разошлось народное собрание. Все спешили к шатрам. Задымились костры по всему стану. Греки подкреплялись пищей перед битвой. Каждый приносил жертву богу и молил спасти его во время кровавого боя. Агамемнон же принес жертву Зевсу. Он заклал у жертвенника, вокруг которого стояли знаменитейшие герои греков, тучного быка и молил Зевса дать ему победу; молил помочь ему овладеть неприступной Троей и дворцом царя Приама, прежде чем ночь опустится на землю; молил дать ему повергнуть в прах Гектора, пробив копьем его доспехи. Но не внял великий Зевс‑громовержец мольбам Агамемнона, он готовил царю Микен много неудач в этот день. Когда принесена была жертва и окончено жертвенное пиршество, старец Нестор стал торопить вождей вести войска на поле битвы.

Поспешили вожди к своим дружинам. Вестники стали громким голосом сзывать воинов. Вожди построили в боевой порядок дружины и повели их к стенам Трои. Земля стонала от топота воинов и коней. Заняли всю долину Скамандра  войска. Все войска горели желанием биться с троянцами. Среди войск бурно носилась Афина‑Паллада. Она возбуждала на бой воинов, внушая им непоколебимое мужество. На колесницах впереди войск ехали вожди. Всех их превосходил своим грозным видом царь Агамемнон, подобный громовержцу Зевсу. Стройно шли воины, ряд за рядом, к стенам Трои.

Поединок Менелая с Парисом

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Быстро помчалась с Олимпа вестница богов Ирида и возвестила троянцам, приняв вид сына Приама Полита, что приближаются к Трое от стана греков неисчислимые войска. Когда Ирида принеслась в Трою, все троянцы были на народном собрании. Тотчас Гектор распустил собрание.

Все граждане Трои и их союзники поспешили вооружиться и построиться в боевой порядок. Открыли ворота Трои, и из них стали выходить одна за другой дружины троянцев и их союзников. С громким криком шли троянцы, подобно вереницам журавлей во время перелета. Греки же приближались в грозном молчании. Облака пыли закрывали все поле.

Сошлись оба войска, но не вступали еще в бой. Тогда вышел из рядов троянцев прекрасный Парис. Через плечо его перекинута была шкура леопарда, за спиной – лук и колчан со стрелами, у бедра – острый меч, а в руке держал он два копья. Вызывал Парис кого‑нибудь из героев греков на единоборство. Лишь только увидел Менелай Париса, как быстро соскочил с колесницы и, сверкал своим вооружением, вышел вперед. Радостно шел против Париса Менелай, подобный льву, который неожиданно нашел богатую добычу; ликовал Менелай, что может отомстить похитителю прекрасной Елены.

Едва увидал Парис Менелая, как дрогнуло его сердце и скрылся он среди друзей своих, испугавшись смерти. Увидал это Гектор и стал укорять за трусость своего брата.

– Ты храбр лишь с виду, – говорил Гектор Парису, – лучше бы не родиться тебе, чем служить всем нам позором. Разве не слышишь ты, как смеются над тобой греки. Хватило у тебя храбрости лишь на то, чтобы похитить жену Менелая Елену на горе всей Трое! Узнал бы ты, что за боец муж похищенной тобой Елены! О, будь троянцы решительнее, то давно уже побили бы они тебя камнями за все те беды, которые ты навлек на них.

– Вправе ты поносить меня, Гектор, – так ответил Парис, – но успокойся. Я вступлю в единоборство с Менелаем. Повели лишь остановиться троянцам. Пред войсками сразимся мы с Менелаем за красавицу Елену. Кто из нас победит, тот и поведет в дом свой Елену. Услыхав такой ответ, Гектор вышел на середину строя троянцев и остановил его. Греки готовы были засыпать Гектора стрелами. Некоторые уже бросили в него камнями, но остановил их Агамемнон, воскликнув:

– Стойте, греки, стойте, ахейские муки! Шлемоблещущий Гектор намерен обратиться к нам со словом!

Когда все умолкли, Гектор возвестил, что Парис предлагает решить спор за Елену единоборством. Ему ответил Менелай.

– Выслушай меня! Давно пора прекратить нам кровавую распрю. Пусть сразимся мы с Парисом, и пусть погибнет тот из нас, которому судьбой суждена гибель. Вы же заключите после мир. Принесете жертвы богам. Призовите старца Приама; сыновья его все коварны, пусть сам принесет он клятву пред поединком в том, что исполнит этот договор.

Обрадовались все, услыхав это предложение. Гектор тотчас послал вестников призвать Приама.

Между тем богиня Ирида, приняв вид дочери Приама, прекрасной Лаодики, явилась к Елене и позвала ее взойти на башню у Скейских ворот, где собрались троянские старцы с Приамом во главе смотреть на единоборство Париса и Менелая. Оделась прекраснокудрая Елена в роскошные одежды и поспешила за Иридой, сопровождаемая двумя служанками. Вспомнила о своем первом муже, о родине и дорогой Спарте Елена, и при этом слезы показались на ее глазах. Увидали троянские старцы подходившую Елену. Так прекрасна была она, что старцы с восторгом глядели на нее и говорили друг другу:

– Нет, невозможно осуждать ни греков, ни троянцев за то, что ведут они кровопролитную борьбу за такую прекрасную женщину. Воистину она равна красотой бессмертным богиням. Но как она ни прекрасна, лучше пусть возвратится в Грецию, тогда не будет грозить гибель ни нам, ни нашим детям.

Приам же подозвал Елену и начал расспрашивать ее о тех героях, которых видел со стены. Елена указала ему могучего Агамемнона, хитроумного Одиссея, Теламонида Аякса, Идоменея – царя Крита. Удивлялся, глядя на этих героев, Приам их красоте, и их могучему воинственному виду. В это время пришли вестники, посланные Гектором за Приамом. Поспешно встал Приам, велел запрячь колесницу и вместе с Антенором выехал к войскам через Скейские ворота.

Встали навстречу старцу Приаму Агамемнон и Одиссей. Принесены были жертвы богам‑олимпийцам. Принесены были клятвы соблюдать договор. Тогда обратился к войскам троянцев и греков царь Приам с такими словами:

– О, храбрые мужи, троянцы и греки! Я удалюсь сейчас в великую Трою. Не хватит сил у меня смотреть на поединок сына моего Париса с могучим царем Менелаем. Ведает лишь Зевс, кому из них назначена гибель в этом бою.

Уехал Приам с бранного поля. Гектор же с Одиссеем отмерили место для поединка, а потом вложили жребий в шлем и встряхнули его, чтобы выпал жребий тому, кто должен первый бросить копье. Выпал жребий Парису.

Вооружились Парис и Менелай и вышли на место поединка, потрясая тяжелыми копьями. Грозно блистали их взоры, в них ярким пламенем горела их ненависть друг к другу. Взмахнул Парис копьем и бросил им в Менелая. Попало его копье в громадный щит Менелая, но не пробило его. Согнулось острие копья, ударившись в медь, покрывавшую шит. Громко воззвал Менелай к Зевсу, моля его помочь отомстить Парису, чтобы и впредь никто не осмеливался злом платить за гостеприимство. Грозно замахнулся царь Менелай копьем и ударил им в щит Париса. Насквозь пробило шит копье, пробило оно также панцирь Париса и рассекло хитон. Парис спасся лишь тем, что быстро отпрянул в сторону. Выхватил меч Менелай и ударил им Париса по шлему, но меч разлетелся от страшного удара на четыре части. Лишившись меча, бросился на Париса Менелай, схватил рукой за шлем и потащил по земле к рядам греков. Сдавил ремень шлема горло Парису. Менелай притащил бы Париса к рядам греков, но тут на помощь своему любимцу явилась богиня любви Афродита. Она разорвала ремень, и лишь шлем остался в руках Менелая. Хотел он поразить Париса, поверженного на землю, копьем, но богиня Афродита покрыла темным облаком Париса и быстро унесла его в Трою. Напрасно искал Менелай Париса; он, подобно дикому зверю, рыскал по троянским войскам, но никто не мог указать ему сына Приама, хотя все троянцы ненавидели его. Громко воскликнул царь Агамемнон:

– Слушайте, троянцы и греки! Все вы видели победу Менелая, пусть возвратят нам Елену и все похищенные Парисом у Менелая сокровища, а такие уплатят нам дань.

Но без ответа остался Агамемнон: не суждено было окончиться битве.

Пандар нарушает клятву. Битва

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Когда Менелай с Парисом решили вступить в единоборство, бессмертные боги пировали в чертогах Зевса. Юная богиня Геба разливала нектар по кубкам. Пировали боги, глядя с высокого Олимпа на Трою. Зевс, издеваясь над Герой, стал говорить, что он прекратит кровопролитную распрю троянцев и греков, так как победил ведь Менелай. Но богиня Гера просила Зевса послать в войско троянцев воительницу Афину, чтобы она побудила кого‑нибудь нарушить данную клятву. Как бы против воли согласился громовержец Зевс. Быстро, под видом яркой звезды, промчалась с Олимпа богиня Афина и упала среди троянского войска. Изумление овладело троянцами, не знали они, что значит это знамение: вновь ли начнется кровавая сеча, или же это знамение Зевса, что следует заключить мир? Афина же в образе Лаодока, сына Антенора, подошла к знаменитому стрелку из лука Пандару и убедила его сразить смертоносной стрелой Менелая. Согласился Пандар. Схватил он свой лук, достал острую стрелу, призвал на помощь Аполлона и пустил стрелу. Зазвенела тетива тугого лука, взвилась стрела, и наверно погиб бы Менелай, но отклонила стрелу Афина, и ударила она Менелая в ту часть тела, которая защищена была двойной броней. Пробила броню стрела и вонзилась в тело Менелая. Рана была неглубокая, но все же обильно полилась из нее кровь. В ужас пришел Агамемнон, увидав, что брат его ранен. Но успокоил его Менелай. Велел призвать врача, героя Махаона, Агамемнон. Осмотрел рану Махаон и присыпал ее лекарствами. Пока Агамемнон и другие герои заботились о раненом Менелае, троянцы уже наступали на греков. Поспешил к войскам Агамемнон и стал устраивать их ряды и воодушевлять воинов к битве.

Лишь голоса вождей раздавались среди войска греков, молча шли воины. Троянцы же наступали с громкими криками. Войсками греков предводительствовала Афина‑Паллада, а троянцами – бурный бог войны Арес. Грянул рукопашный бой. Смешались победные крики и стоны умирающих.

Стали отступать пол натиском греков троянцы, еще дружнее напали на них греки. Увидав это, воспылал гневом бог Аполлон, защитник троянцев; громко воскликнул он:

– Смелее вперед, троянцы! Не думайте, что из камня груди греков и из железа их тела. Смотрите, сегодня не сражается среди них и великий Ахилл – гневный сидит он в своем шатре.

Этим криком воодушевил бог‑стреловержец троянцев. Стала еще кровопролитнее битва. Много погибло героев. Воодушевляла Афина‑Паллада греков. В этой битве дала она несокрушимую силу царю Диомеду, сыну Тидея. Вскоре дрогнули троянцы.

Увидя Диомеда, знаменитый стрелок Пандар натянул свой лук и пустил в него стрелу. Вонзилась стрела в плечо Диомеда, и обагрилась его броня алой кровью. Возликовал Пандар – думал он, что насмерть ранил Диомеда. Громким голосом, стал ободрять он троянцев, говоря, что насмерть ранен Диомед. Диомед же подозвал героя Сфенела и просил его извлечь из раны стрелу. Извлек ему стрелу Сфенел. Громким голосом взмолился Диомед к Афине‑Палладе и просил ее дать ему сразить того, кто ранил его стрелой. Предстала Афина‑Паллада пред Диомедом. Она наделила его великой силой и неукротимым мужеством. Повелела Диомеду богиня смело ринуться в бой и не нападать только на бессмертных богов. Лишь богиню Афродиту мог он сразить своим копьем. Подобно раненому льву, в котором легкая рана лишь удесятерила силу и еще больше разожгла ярость, кинулся в битву Диомед.

Увидев, как свирепствует в битве Диомед, герой Эней быстро пошел по рядам троянских воинов разыскивать Пандара. Уговорил Эней Пандара напасть на Диомеда. Взошел на колесницу Энея мужественный Пандар, и понеслись они вместе против Диомеда.

Увидя на колеснице двух знаменитых героев, Энея и Пандара, стал советовать Диомеду друг его Сфенел уклониться от борьбы с такими героями. Но с негодованием отверг этот совет могучий герой. Быстро приближалась к Диомеду колесница Энея. Взмахнул копьем Пандар и бросил им в щит Диомеда. Пробило щит копье и ударилось в броню, но броня защитила Диомеда. А Пандар уже ликовал, думая, что насмерть ранил сына Тидея. Метнул свое копье Диомед. Свалился с колесницы мертвым Пандар. Быстро соскочил на землю Эней. Прикрывшись щитом, с громадным копьем в руках, он приготовился защищать труп Пандара. Диомед же схватил громадный камень, который не подняли бы и два человека, и одной рукой бросил его со страшной силой в Энея и лопал ему в бедро. Упал на колени Эней и наверно погиб бы, если бы не поспела на помощь ему мать его, богиня Афродита. Она укрыла своей одеждой Энея и хотела унести его с поля битвы.

Бросился к богине Диомед и ранил ее своим тяжелым копьем в нежную руку. Громко вскрикнула богиня и выпустила из своих объятий Энея. Но бог Аполлон покрыл его черным облаком. Диомед же грозно крикнул богине Афродите:

– Скройся, дочь Зевса! Покинь кровавую битву! Разве не довольно тебе того, что ты обольщаешь слабых женщин!

Покинула богиня любви бранное поле, а Диомед опять напал на Энея. Три раза нападал на него сын Тидея, и три раза отражал его Аполлон. Когда же в четвертый раз напал на Энея Диомед, грозно крикнул ему Аполлон:

– Опомнись, сын Тидея! Отступи и не осмеливайся нападать на бессмертных! Никогда не будут боги равны по силам смертным!

Устрашился Диомед, услыхав голос грозного бога Аполлона, и отступил. Аполлон же перенес Энея в свой храм в Трое. Там исцелили Энея богиня Лета и сестра Алоллона, богиня Артемида, на поле же битвы Аполлон сотворил призрак Энея, и вокруг этого призрака закипел упорный бой.

Раненная Диомедом богиня Афродита тем временем унеслась с поля битвы к тому месту, где сидел Арес, бурный бог войны. Громко стеная от боли, умолила она бога дать ей его колесницу; на ней быстро вознеслась она на светлый Олимп. Там припала она со слезами к коленям матери Дионы и жаловалась ей на то, что ранил ее Диомед. Отерла ей рану Диона и исцелила руку. Афина же и Гера, насмехаясь над Афродитой, говорили великому громовержцу Зевсу:

– Уж не другую ли какую‑либо ахеянку уговаривала богиня Афродита бежать с кем‑либо из ее любимых троянцев? Может бить, она оцарапала себе до крови руку, лаская эту ахеянку?

Улыбнулся Зевс, позвал к себе Афродиту и сказал ей:

– Милая дочь, не твое дело шумные битвы. Ведай ты браком и любовью, а битвы оставь бурному богу Аресу и воительнице Афине.

А на поле битвы по‑прежнему кипел бой вокруг призрака Энея, созданного Аполлоном. Бог Аполлон понесся к Аресу и просил его укротить Диомеда. Послушался Аполлона покрытый кровью бог битв. Он понесся возбудить мужество троянцев, приняв вид героя, фракийца Акаманта. Еще яростней должна была стать битва. Вернулся на поле битвы и исцеленный Эней. Обрадовались троянцы, увидав его невредимым. Опять выстроились смешавшиеся было ряды троянцев и стали надвигаться на греков. Подобно покрывающим горы грозовым тучам, которых не гонят своим порывистым дыханием бурные ветры, ждали греки приближающихся троянцев. Возбуждали к битве греков оба героя Аякса, Одиссей и Диомед. Обходил ряды их и царь Агамемнон, сверкая своими доспехами. Снова закипела битва. Один за другим падали герои, и мрак смерти покрывал их очи. Впереди троянцев бился Гектор. Ему помогал сам бог войны Арес и грозная богиня битвы Энюо. Герой Диомед, увидав бога Ареса, отступил назад и воскликнул, обращаясь к грекам:

– Друзья, нечего нам дивиться, что с такой отвагой сражается Гектор! Ведь с ним рядом сражается и помогает ему сам бог битвы Арес. Отступайте, друзья, не осмеливайтесь вступать в бой с богами.

Все сильнее теснили греков троянцы. Пал в бою юный сын Геракла, Тлиполем, сраженный копьем сына Зевса Сарпедона. Но и Сарпедон был ранен Тлиполемом в бедро. С трудом вынесли из битвы друзья Сарпедона, не успев извлечь из его раны копья. Увидав проходящего Гектора, стал молить его Сарпедон наголову разбить греков. Снова бросился в бой Гектор, многих героев сразил он своим копьем. Еще сильнее потеснили греков троянцы.

Увидав это, богиня Гера призвала богиню Афину и вместе с ней стала быстро снаряжаться в битву, чтобы укротить Ареса. Запрягли богини с помощью Гебы в дивную колесницу коней. Афина облачилась в доспехи, возложила на голову тяжелый свой шлем, чрез плечо перекинула эгиду с головой горгоны Медузы и взошла с копьем в руках на колесницу богини Геры, и та быстро погнала коней. Когда неслись богини с высокого Олимпа, увидали они Зевса, который один сидел на высоком холме; задержала коней Гера и сказала громовержцу Зевсу:

– Неужели не гневаешься ты, Зевс, на свирепого Ареса за то, что губит он столько героев? Я вижу, как радуются этому Аполлон и Афродита. Неужели ты разгневаешься на меня, если укрощу я бога Ареса? Ей ответил эгидодержавный Зевс:

– Иди! Пусть выступит против Ареса богиня‑воительница, Афина‑Паллада. Никто из бессмертных не умеет так, как она, повергать в тяжелую скорбь Ареса. Быстро погнала коней дальше богиня Гера. Принеслись к слиянию двух рек, Симоиса и Скамандра, богини, сошли с колесницы, отпрягли коней и окружили их черным облаком. Гера, приняв образ Стентора, мужа, обладавшего могучим голосом, призвала греков мужественно биться с троянцами. Афина‑Паллада подошла к Диомеду. Он отирал рану, нанесенную ему Пандаром. Стала укорять его Паллада и за то, что уклонился он от битвы, и за то, что боится он сражаться с троянцами. Не поступил бы так отец его, славный воитель Тидей. Но Диомед ответил богине:

– Нет, светлоокая дочь громовержца Зевса, не боюсь я вступать в бой с героями Трои. Я помню лишь, что ты повелела мне не вступать в бой с бессмертными богами.

Сказала тогда Афина Диомеду:

– О, сын Тидея, любимец Афины, теперь не бойся ни Ареса, ни кого‑нибудь из других богов. Я сама буду твоей помощницей. Иди скорей в бой против Ареса. Еще недавно он обещал помогать грекам, а теперь, вероломный, помогает троянцам.

Стала на колесницу Диомеда Афина‑Паллада вместо Сфенела. Застонала дубовая ось колесницы от тяжести богини. Погнала коней Афина, незримая Аресу, прямо на него в ту минуту, когда он снимал доспехи с убитого героя Перифанта. Увидал Арес стоящего рядом с Афиной Диомеда, оставил труп сраженного им героя Перифанта, с которого снимал он доспехи, и бросил копьем в сына Тидея. Отклонила копье Афина, и оно пролетело мимо. Удесятерила Афина силы Диомеда, он поразил Ареса копьем и вырвал назад копье из раны. Так страшно вскрикнул Арес, словно вскрикнули разом десять тысяч воинов. Содрогнулись все воины троянцев и греков от ужасного крика. Покрытый черными облаками, бурный Арес быстро вознесся на светлый Олимп. Там сел он около Зевса и жаловался ему на Афину‑Палладу за то, что она помогла Диомеду ранить его. Грозно взглянул на сына Зевс. Ненавистен был ему Арес за любовь к кровавым битвам; и сказал он сыну, что если бы не был он его сыном, то давно низверг бы он его в мрачный Тартар. Прекратил свои жалобы бурный Арес. Зевс призвал божественного врача Паона, и тот быстро исцелил рану Ареса. Геба же омыла Ареса и облекла его в роскошные одежды, Возвратились на светлый Олимп и богини Гера с Афиной. Так обуздали они ненасытного битвами бога войны Ареса.

Под стенами Трои по‑прежнему кипела битва. Снова стали теснить троянцев греки. Многих славных троянцев повергли в прах Аякс, Диомед, Менелай, Агамемнон и другие герои и сняли с убитых их пышные доспехи. Видя, что недалеко уже полное поражение троянцев, сын Приама, прорицатель Гелен, стал молить шлемоблещущего Гектора и сына Афродиты Энея, чтобы ободрили они троянцев и спешили скорее в Трою умилостивить богатыми дарами богиню Афину. Послушался Гектор брата. Он снова воодушевил троянцев, и они отразили натиск греков.

Гектор в Трое. Прощание Гектора с Андромахой

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Между тем Гектор вошел через Скейские ворота в Трою. Тотчас окружили его женщины и дети и стали спрашивать о своих мужьях и отцах. Но ничего не сказал им Гектор, он велел им лишь молиться богам‑олимпийцам. Гектор поспешил ко дворцу Приама. Во дворце встретила Гектора его мать Гекаба, она хотела принести вина Гектору, чтобы он подкрепил свои силы, но отказался Гектор. Он просил мать созвать троянок, чтоб они отнесли скорее в дар Афине‑Палладе богатое покрывало, принесли богине великие жертвы и молили ее укротить свирепого Диомеда. Тотчас исполнила Гекаба просьбу сына. Он же быстро направился в чертоги Париса.

Гектор застал Париса в то время, когда он спокойно осматривал свое вооружение; была здесь и похищенная им Елена, она распределяла работы между служанками. Стал укорять Гектор Париса за то, что праздно сидит он дома в то время, когда гибель грозит всем троянцам. Парис ответил Гектору, что он готовится к битве, что выйти на поле брани понуждает его и прекрасная Елена. Обратилась Елена с приветливыми словами к Гектору и просила его сесть и отдохнуть от бранных подвигов, мужа же своего Париса укоряла она за его беспечность, за то, что не чувствует он стыда. Сетовала Елена и на то, что сколько бед ниспослано на Трою из‑за нее, но не по ее вине, а по вине Париса. Но отказался Гектор отдыхать в доме Париса; он спешил скорее повидать жену свою и сына, прежде чем вернется снова в битву. Не знал Гектор, удастся ли ему потом еще раз увидеть жену и сына, вернется ли живым он из битвы, или боги сулят ему погибнуть от рук греков.

Пошел в свой дворец Гектор, но не застал там Андромахи с сыном. Служанки сказали Гектору, что жена его, узнав, что греки теснят троянцев, побеждала с сыном на городские стены и там стоит, проливая слезы.

Стремительно вышел из дворца своего Гектор и поспешил к Скейским воротам. У самых ворот встретил он Андромаху, за ней прислужница несла маленького сына Гектора, Астианакса; подобен первой утренней звезде был прекрасный младенец. Взяла за руку Гектора Андромаха и, проливая слезы, сказала:

– О, муж мой! Погубит тебя твоя храбрость. Ты не жалеешь ни меня, ни сына. Скоро уже буду я вдовой, убьют тебя греки. Лучше не жить мне, Гектор, без тебя. Ведь у меня нет никого, кроме тебя. Ведь ты для меня все – и отец, и мать, и муж. О, сжалься надо мной и сыном! Не выходи в бой, повели воинам троянским стать у смоковницы, ведь лишь там могут быть разрушены стены Трои.

Но шлемоблещущий Гектор так ответил жене:

– Самого меня беспокоит все это. Но великий стыд был бы для меня остаться за стенами Трои и не участвовать в битве. Нет, должен я биться впереди всех во славу отца моего. Я знаю твердо, что настанет день, когда погибнет священная Троя. Но не это печалит меня, меня печалит твоя судьба, то, что уведет тебя в плен какой‑нибудь грек, и там на чужбине будешь ты невольницей ткать для чужеземки и носить ей воду. Увидят там тебя плачущую и скажут: «Вот это жена Гектора, который превосходил силой и храбростью всех троянских героев», и еще сильнее станет тогда твоя печаль. Нет, лучше пусть убьют меня раньше, чем увижу я, как поведут тебя в плен, чем услышу твой плач.

Сказав это, подошел к сыну Гектор и хотел его обнять, но с криком прильнул к груди няньки маленький Астианакс, испугался он развевающейся на шлеме Гектора конской гривы. Улыбнулись нежно младенцу Андромаха и Гектор. Снял шлем Гектор, положил его на землю, взял Астианакса на руки и поцеловал. Высоко поднял Гектор сына к небу и так молил громовержца Зевса и всех богов бессмертных:

– О, Зевс, и вы, бессмертные боги! Молю вас, пошлите, чтобы сын мой был так же знаменит среди граждан, как и я. Да будет он могуч и пусть царствует в Трое. Пусть когда‑нибудь скажут о нем, когда он будет возвращаться с битвы, что он превосходит мужеством отца. Пусть сокрушает он врагов и радует сердце матери.

Так молил богов Гектор. Затем отдал он Астианакса жене. Прижала к груди Андромаха сына и сквозь слезы улыбалась ему. Умилился Гектор, ласково обнял он Андромаху и сказал ей:

– Не печалься так, Андромаха. Не пошлет меня в царство мрачного Аида против веления судьбы никто из героев. Никто не избегнет своей судьбы: ни храбрый, ни трус. Иди же, возлюбленная, домой, займись тканьем, пряжей, смотри за служанками. А мы, мужи, будем заботиться о военных делах, а больше всех буду о них заботиться я.

Надел шлем Гектор и быстро пошел к Скейским воротам. Пошла домой и Андромаха, но часто оборачивалась она и смотрела сквозь слезы, как удалялся Гектор. Когда же вернулась она, плачущая, домой, заплакали с ней все служанки: не надеялись они, что Гектор вернется из боя домой невредимым. В Скейских воротах догнал Гектора Парис. Он спешил в бой, сверкая медными доспехами.

– Брат мой, – сказал ему Гектор, – я знаю, что ни один справедливый человек не может не ценить твоих подвигов, но часто неохотно идешь ты в бой. Часто терзаюсь я, когда слышу, как бранят тебя троянцы. Но поспешим скорее к войскам.

Продолжение битвы. Поединок Гектора с Аяксом

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Вместе вышли из Скейских ворот Гектор и Парис. Обрадовались троянцы, увидав обоих героев. Снова воспрянули они духом, и началась опять яростная битва. Многих героев сразили Гектор, Парис и Главк. Стали отступать греки. Увидела это светлоокая дочь Зевса и помчалась к священной Трое. Мчащуюся с Олимпа богиню встретил у столетнего дуба, росшего на краю поля, бог Аполлон. Он спросил богиню Афину, не спешит ли она на помощь грекам, и убедил ее помочь ему прекратить битву. Согласилась Афина. Решили боги, чтобы прекратить битву, внушить Гектору вызвать на единоборство славнейшего из героев‑греков. Едва решили это боги, как тотчас прозрел их решение вещий сын Приама Гелен. Подошел он к своему брату Гектору и посоветовал ему вызвать на единоборство греческого героя. Гелен открыл Гектору, что он слышал голос небожителей, повелевающих так поступить, и что не судьба погибнуть Гектору в этом единоборстве.

Гектор тотчас прекратил битву, остановив троянцев; то же сделал и Агамемнон. Успокоилось поле битвы, и воины, утомленные боем, сели на землю. Афина‑Паллада и Аполлон, взлетев, подобно хищным ястребам, сели на столетнем дубе, любуясь на войска троянцев и греков. Когда успокоились все, Гектор громко вызвал одного из греческих героев на единоборство. Он обещал не осквернять трупа убитого и не снимать с него доспехов и требовал, чтобы это обещал и герой греков, если будет победителем. Выслушали греки вызов Гектора, но все молчали, никто не решался выйти против Гектора. Страшно разгневался на них Менелай, он сам хотел вступить в единоборство с Гектором, но его удержал Агамемнон: он боялся, что погибнет его брат от руки Гектора, с которым даже Ахилл опасался сражаться. Стыдил греков и старец Нестор. Лишь только умолкла его гневная речь, как сразу выступило вперед девять героев: царь Агамемнон, Диомед, оба Аякса, Идоменей, Мерион, Эврипил, Фоант и Одиссей. По совету Нестора, решили бросить жребий между героями. Когда жребии были положены в шлем, Нестор стал сотрясать его, чтобы выпал чей‑нибудь жребий.

Герои молили богов, чтоб выпал жребий Аякса Теламонида, Диомеда или Агамемнона. Пал жребий на Аякса. Обрадовался могучий Теламонид Аякс. Надел он свои доспехи и вышел вперед на место поединка. Он шел, подобный богу войны Аресу, огромный, могучий и грозный. Пред собой он нес окованный медью щит, большой, как башня, и потрясал тяжелым копьем. Ужаснулись, увидя Аякса, троянцы, страх проник в грудь Гектора. Грозно взглянули друг на друга бойцы. Первым бросил копье Гектор. Не пробил он щита Аякса. Метнул свое копье Аякс и насквозь пробил щит Гектора. Пробило копье и броню Гектора и разорвало хитон. От гибели спасся Гектор лишь тем, что отскочил в сторону. Вырвали копья герои и сшиблись вновь. Гектор опять ударил копьем в щит Теламонида, не согнулось острие его копья. Аякс же еще раз пробил щит Гектора и легко ранил его н шею. Не прервал боя Гектар, он поднял громадный камень и бросил им в щит Аякса; загремела медь, покрывавшая громадный щит, Аякс же схватил еще более тяжелый камень и с такой силой метнул его в шит Гектора, что проломил щит и ранил Гектора и ногу. Упал Гектор на землю, но бог Аполлон быстро поднял его.

Схватились за мечи герои, они изрубили бы друг друга, если бы не подоспели глашатаи и не простерли бы между ними жезлов.

– Кончите бой, герои! – воскликнули глашатаи, – мы видим все, что вы великие воины, обоих вас одинаково любит Зевс. Наступает уже ночь, необходим всем отдых.

– Глашатай, – обратился Аякс к глашатаю троянцев, – то, что ты сказал, сказать бы должен сам Гектор, ведь он вызвал на единоборство. Я готов прекратить борьбу, если он пожелает. Тотчас ответил Аяксу Гектор:

– О, Теламонид, боги даровали тебе и рост великий, и силу, и разум, ты – славнейший из героев греческих. Кончим сегодня наш поединок. Мы после можем еще встретиться с тобой на бранном поле. Но расходясь, почтим друг друга даром на память о нашем единоборстве. Пусть вспоминают воины Трои и Греции, что герои бились, пылая друг против друга враждой, но разошлись примиренными, как друзья.

Сказав это, Гектор снял украшенный серебром меч и подал Аяксу, а Аякс дал в дар Гектору пурпурный драгоценный пояс. Так кончился поединок героев. Радовались троянцы, что невредимым вышел из единоборства с могучим Аяксом Гектор, и с торжеством провожали его в Трою. Ликовали и греки, увидев, какой могучий герой Теламонид Аякс. Царь же Агамемнон устроил пир в честь Аякса, созвав на него всех вождей. До вечера пировали вожди.

Когда окончен был пир, старец Нестор на собрании греческих вождей дал совет прекратить на день битву, чтобы предать погребению павших героев и построить стену с башнями вокруг стана и кораблей, чтобы была эта стена защитой грекам, а у стены вырыть глубокий ров. Согласились с советом Нестора вожди и разошлись до утра по своим шатрам.

Собрали совет вождей и троянцы. На этом совете Антенор советовал выдать грекам прекрасную Елену и похищенные сокровища. Но Парис ни за что не соглашался выдать Елену, он соглашался вернуть только сокровища Менелая, прибавив к ним дары от себя. Царь Приам дал совет отправить утром к грекам вестника, который должен был передать им предложение Париса, если же греки не согласятся с этим предложением, то продолжать битву до тех пор, пока не дадут боги окончательной победы той или другой стороне. Согласились троянцы с предложением Приама. Когда же настало утро, троянцы послали вестника к грекам, но они отвергли предложение Париса, согласились они только прервать битву на день, чтобы похоронить убитых воинов.

Еще до восхода солнца троянцы и греки приступили к погребению павших воинов. Они свезли тела к кострам и сожгли их. Затем греки выстроили за один день вокруг лагеря высокую стену с башнями и вырыли пред ней глубокий ров, Дивились даже боги‑олимпийцы на эту работу греков. Только бог Посейдон разгневался на греков за то, что не принесли они жертв богам, воздвигая стену. Но громовержец Зевс успокоил Посейдона. Он дал ему совет разрушить потом стену греков и опять покрыть берег морским песком.

Греки же, окончив работу, стали готовить себе ужин. В это время прибыли с Лемноса корабли с вином. Обрадовались греки, быстро раскупили они вино, и начался пир в лагере. Не спокоен был пир греков. Громовержец Зевс раскатами грома предвещал им много бед. Часто овладевал страх пирующими, и они расплескивали из кубков вино. Никто из греков не осмелился пить, не совершив возлияния в честь грозного Зевса. Наконец, окончен был пир, и в сон погрузился весь греческий стан.

Победа троянцев

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Ранним утром, когда на небо взлетела богиня зари Эос и алым светом загорелся восток, Зевс‑громовержец, собрав богов на светлом Олимпе, сказал им:

– Выслушайте меня, бессмертные боги! Пусть никто из вас не осмеливается сегодня сходить с высокого Олимпа на помощь либо грекам, либо троянцам. Ослушника же я низвергну в глубочайшую бездну Тартара, чтобы знал он, насколько я сильнее богов бессмертных. Если хотите изведать мою силу, то возьмите цепь золотую, спустите ее до земли, встаньте на земле и попробуйте стащить меня с Олимпа. Я же возьмусь одной рукой за эту цепь и подыму ею всех вас и всю землю с морями.

Поразила богов страхом грозная речь Зевса. Ответила Зевсу богиня Афина:

– О, великий громовержец, знаем все мы, что беспредельна твоя сила, но все мы скорбим о греках. Неужели обречены они на гибель?

– Дочь моя, – ответил Зевс, – не намерен я погубить всех греков.

Сказав это, запряг Зевс в колесницу златогривых коней, взял в руки золотой бич и, одетый в златые одежды, встал на колесницу. Быстро погнал он коней, и помчались они меж землей и небом на высокую Иду . Там сел Зевс на самой вершине и стал смотреть, как готовятся к битве греки и граждане Трои.

Выступили войска в поле и быстро сошлися. Опять началась ужасная битва. Настал полдень. Зевс взял золотые весы и взвесил на них жребий троянцев и греков. До неба поднялся жребий троянцев, суля им удачу, жребий же греков опустился до самой земли, грозя гибелью многим из них. Грянул гром великого Зевса с Иды, и бросил он сверкающую молнию в войско греков. Ужас объял воинов. Все они обратились в бегство, спеша укрыться за стенами лагеря. В поле остался лишь Нестор. Один из его коней был ранен стрелой Париса и взвился на дыбы. Напрасно старался Нестор обрезать упряжь коня, это ему не удалось. Приближался уже к нему Гектор на своей колеснице. Погиб бы старец Нестор, но подоспел к нему на помощь Диомед. Он призывал и Одиссея на помощь, но не услыхал Одиссей его призыва. Взял Диомед к себе в колесницу Нестора и помчался навстречу Гектору. Диомед бросил копьем в Гектора, но промахнулся: он попал и грудь возничего Гектора и поразил его насмерть. Кинулись в сторону кони Гектора. Вместо возницы встал на колесницу герой Архептолем. Может быть, увидав подвиг Диомеда, остановились бы бегущие греки. Но Зевс бросил сверкающую молнию пред конями Диомеда. Страшно вспыхнуло пламя молнии, и кинулись назад кони. Стал убеждать Диомеда Нестор покинуть поле битвы, так как не ему предвещает Зевс победу. Как ни хотелось Диомеду продолжать сражение, он послушался Нестора и направил коней к толпам бегущих греков. Троянцы же подняли страшный крик и засыпали греков тучей стрел. Насмехался Гектор над обратившимся в бегство Диомедом. Три раза хотел вернуться Диомед, и три раза раздавались грозные раскаты грома Зевса. Понял Гектор, что своими громами предвещает Зевс победу троянцам. Он воодушевлял их преследовать греков и грозил, ворвавшись в их лагерь, сжечь корабли. Прогневалась Гера, услыхав угрозы Гектора. Она стала просить колебателя земли, бога Посейдона, помочь грекам, но отказался великий повелитель морей. А бой кипел уже у самой стены, окружавшей стан греков. Гера внушила Агамемнону мысль воодушевить греков. Встав на корабль Одиссея, воззвал Агамемнон к воинам и призывал их мужественно защищаться. Молил и Зевса Агамемнон послать помощь и не дать погибнуть грекам от рук троянцев. Смилостивился Зевс и послал знамение грекам. Над жертвенником Зевса взвился орел и бросил на жертвенник оленя, которого держал в когтях. Увидав знамение, воспрянули духом греки и отразили троянцев. Всех отважнее бился царь Диомед. Многих сразил он тогда троянских героев. Храбро бились и другие герои греков. Но особенно отличился сводный брат Теламонида Аякса, Тевкр. Из своего лука он поразил одного за другим многих троянских героев. Поразил он и сына Приама, прекрасного Горгифиона. Как склоняет под тяжестью покрывшей его росы мак свой красный цветок, так склонил голову, увенчанную шлемом, Горгифион и упал на землю. Убил Тевкр и возницу Гектора, его друга Архептолема. Закипел Гектор гневом и бросился на Тевкра. Ранил он его тяжелым камнем в плечо около шеи. Застонал Тевкр. Убил бы его Гектор, если бы Аякс не прикрыл брата щитом и не велел бы слугам отнести раненого к кораблям.

Опять возбудил храбрость троянцев Зевс. До самых кораблей оттеснили греков троянцы. Грозно носился по рядам Гектор. Жаль стало Гере греков, она упросила Афину поспешить им на помощь. Согласилась Афина. Надела она доспехи и вместе с Герой понеслась на колеснице со светлого Олимпа. Увидал мчащихся богинь с высокой Иды Зевс. Полный гнева, послал он вестницу богов Ириду остановить богинь, грозя им своим гневом. Испугались гнева Зевса богини Гера и Афина, полные печали вернулись они на Олимп. Вскоре вернулся на Олимп и Зевс‑громовержец. На вопрос Зевса, чем опечалены так богини, и на угрозы Зевса ответила Гера, что скорбят они о греках. Зевс сказал Гере, что до тех пор будут побеждать троянцы, пока Агамемнон не примирится с Ахиллом и не пошлет ему богатых даров за то оскорбление, которое нанес ему.

Село солнце. Ночь покрыла своим покровом землю. Прекратилась кровопролитная битва. По совету Гектора не вернулись троянцы в священную Трою. Они расположились на ночь в поле, а город повелели охранять отрокам и старцам. Гектор надеялся, что удастся ему на следующий день одержать окончательную победу над греками и изгнать их из Троады. Множество костров развели троянцы на поле. Словно звезды, сверкали эти костры во мраке ночи.

Агамемнон делает попытку примириться с Ахиллом

Агамемнон, опечаленный победой троянцев, разослал глашатаев созвать на совет вождей. Собрались вожди, и с печалью стал говорить Агамемнон о том, что приходится теперь бежать из Троады в Грецию, так как это, по‑видимому, угодно Зевсу. Но Диомед гневно возразил Агамемнону, что он может один, если так хочет, покинуть Троаду, другие же вожди останутся и будут сражаться до тех пор, пока не возьмут Трою. Не советовал и Нестор бежать. Советовал старец Агамемнону устроить пир и на нем обсудить, что делать, а для охраны стана выставить стражу.

Исполнил Агамемнон совет Нестора. Семьсот юношей под предводительством семи вождей пошли охранять стан греков. Остальные вожди остались в шатре Агамемнона. Во время пира Нестор стал советовать Агамемнону примириться с Ахиллом. Внял Агамемнон Нестору. Он объявил вождям, что великие дары даст он Ахиллу, вернет ему Брисеиду, а когда возвратятся все с победой на родину, даст Ахиллу в жены одну из своих дочерей, а в приданое – много богатых даров. Одобрили вожди решение Агамемнона и решили послать для переговоров с Ахиллом к нему в шатер Теламонида Аякса, Одиссея и Феникса, а при них глашатаями Эврибата и Годия. Этих героев особенно любил Ахилл. Много наставлений дал этим послам Нестор.

Когда послы Агамемнона пришли к Ахиллу, они застали его играющим на лире и воспевающим славу героям. Около Ахилла сидел и друг его Патрокл. Приветливо встретил Ахилл героев и приготовил для них богатый пир. Насытившись, Одиссей обратился к сыну Пелея и стал уговаривать его примириться с Агамемноном. Рассказал Одиссей, как теснят греков троянцы, предводительствуемые Гектором, перечислил Одиссей и те дары, которые обещает Агамемнон как знак примирения. Напомнил Одиссей Ахиллу и то, как наставлял сына Пелей, отпуская его в поход, как советовал избегать распри. Но Ахилл отказался примириться с царем Микен; он не мог забыть обиду, которую причинил ему Агамемнон. Ахилл сказал, что даже в том случае отказался бы он примириться с Агамемноном, если бы он обещал ему дать дары, равные всем богатствам египетских Фив. Непреклонен был Ахилл и даже грозил отплыть обратно во Фтию. Но Феникс, скорбя о судьбе греков, продолжал уговаривать Ахилла примириться. Он заклинал его не поступать так, как поступил некогда Мелеагр, когда сражались куреты с этолянами. Но ничего не ответил Фениксу Ахилл. Теламонид Аякс обратился тогда к Одиссею и звал его покинуть скорее шатер Ахилла и идти возвестить вождям ответ Ахилла. Сделал последнюю попытку Аякс убедить Ахилла, но по‑прежнему остался он непреклонен и лишь сказал, что тогда выступит против Гектора, когда он, зажегши корабли греков, дойдет и до его кораблей и шатра.

Молча ушли герои, а Феникс остался у Ахилла. Вернувшись к Агамемнону, Аякс и Одиссей сказали вождям, что ответил Ахилл. В глубоком молчании выслушали их вожди. Наконец, герой Диомед посоветовал оставить в покое Ахилла, так как Агамемнон обещанием даров вдохнул еще большую гордость в его сердце. Предложил Диомед, подкрепившись винами и пищей, всем лечь спать с тем, чтобы на следующий день опять начать кровавую битву.

Одиссей и Диомед отправляются лазутчиками в стан троянцев. Кони Реса

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Весь стан греков погрузился в глубокий сок. Не спал лишь Агамемнон. Тяжко вздыхал он на своем ложе, волнуясь от множества печальных мыслей. Глядя на огни костров, которые пылали вокруг стана троянцев, он удивился тому, что там звучат свирели и слышатся веселые голоса. Когда же смотрел он на стан греков, то в горе рвал на себе волосы, болью сжималось его сердце. Наконец, сын Атрея встал, оделся, накинул на себя шкуру льва и с копьем в руках пошел разыскивать Нестора. Он хотел посоветоваться с царем Пилоса, как отвратить гибель от греков. Встретил Агамемнон Менелая. И Менелай не спал, он тоже волновался, думая о грозной судьбе тех, которые пришли под Трою ради его дела. Решили браться созвать на совет вождей. Менелай пошел созывать героев, а Анамемнон пошел к Нестору. Нестор услышал шаги приближающегося Агамемнона и, не узнав его во мраке ночи, окликнул, предостерегая его не подходить к нему молча. Назвал себя Агамемнон, подошел к Нестору, рассказал о том, что так его волнует, и просил пойти с ним на совет. Тотчас встал Нестор и вместе с Агамемноном пошел созывать героев. Призвали они Одиссея, затем призвали и Диомеда, который спал, положив под голову щит; копье его было воткнуто в землю рядом с ним. Собрав героев, пошли они к страже и застали ее бодрствующей. Стража сидела, вперив взоры в ночную тьму, прислушиваясь, не идут ли троянцы. Перешли вожди через ров и сели на поле перед стеной лагеря. Нестор предложил тогда послать лазутчиков в троянский стан, чтобы узнать, что решили троянцы – вновь ли напасть на греков или же вернуться в город. Тотчас вызвался идти на это опасное дело Диомед и предложил кому‑нибудь из героев идти с ним. Много героев вызвалось идти с Диомедом. Агамемнон велел Диомеду самому выбрать себе товарища. Диомед выбрал Одиссея, любимца Афины‑Паллады. Верил он, что даже из пылающего огня вернутся они вдвоем невредимыми, так хитер и изворотлив был Одиссей. Вооружились Диомед и Одиссей. Оружие дали им собравшиеся вожди, так как сами они на совет пришли невооруженными.

В то время как греки посылали лазутчиков в стан троянцев, троянцы также послали лазутчиков узнать, хорошо ли охраняют стан свой греки. Идти вызвался Долон, сын Эвмеда, славившийся быстротой своего бега. Он решился пробраться к самым кораблям греков и послушать, что будут говорить на совете вожди греков. Вооружился Долон, накинул на себя шкуру волка и пошел к стану греков. Скоро заметили Долона Диомед и Одиссей. Они, припав к земле, дали ему пройти мимо, а потом погнались за ним, как два пса, преследующие зайца или серну.

– Стой! – крикнул Долону Диомед, – не то настигну я тебя копьем, и не избегнешь ты смерти. Бросил копьем Диомед в Долона, но так, чтобы пролетело оно над его плечом. Испугался Долон и остановился, побледнев от ужаса. Схватили его Диомед с Одиссеем. Стал молить о пощаде Долон. Расспросили герои Долона, зачем пошел он к стану греков, кто послал его и как разместились в стане троянцы и их союзники. В надежде, что пощадят его герои, все рассказал им Долон. Он указал им, где стоят и недавно прибывшие фракийцы с царем Ресом, обладателем дивных коней и золотых доспехов. Но не пощадили Диомед с Одиссеем Долона. Сняли с Долона герои его шлем и волчью шкуру, взяли его оружие. Одиссей положил оружие Долона так, чтоб могли они захватить его на обратном пути, и оба героя отправились к лагерю фракийцев.

Герои тихо прокрались туда, где лежал среди своих воинов царь Рес у своих коней. Как лев, напавший на беззащитное стадо коз и овец, ринулся на спящих фракийцев Диомед. Двенадцать фракийских воинов убил он. Убил Диомед и царя Реса. Одиссей отвязал коней Реса и вывел их из лагеря. Диомед хотел вывести и колесницу с золотыми доспехами, но богиня Афина‑Паллада, явившись Диомеду, сказала:

– Подумай о возвращении в стан греков, сын Тидея. Время возвращаться. Иначе придется обратиться тебе в бегство, если кто‑нибудь из небожителей, враждебных тебе, разбудит спящих троянцев.

Послушался совета богини Диомед и вскочил на одного из коней Реса. Одиссей вскочил на другого и быстро помчались герои к греческому стану. Бог Аполлон видел, как помогала Афина‑Паллада Диомеду и Одиссею. Устремился он в лагерь троянцев и разбудил героя Гиппокоонта, родственника Реса. Вскочил Гиппокоонт с ложа и увидал, что пусто то место, где стояли кони. Стал он звать по имени Реса, но никто не ответил. Поднялась тревога в лагере троянцев. С ужасом смотрели сбежавшиеся на то, что совершили Диомед и Одиссей. Они же, захватив по пути вооружение Долона, вернулись туда, где ждали их вожди греков. Рассказал Одиссей, как поймали они Долона, как убил Диомед царя Реса и двенадцать фракийских знаменитых героев и как добыли они коней. Славили герои Диомеда и Одиссея. Ликовали все греки, узнав об их подвиге. Коней Реса привязали у шатра царя Диомеда, а оружие Долона отнес на свой корабль Одиссей.

Битва у стана греков

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Едва озарился восток первым светом наступающего утра, как Зевс послал богиню Вражду в стан греков. Встала богиня на огромном корабле Одиссея, громко и страшно крикнула и вдохнула неудержимую жажду сражаться всем воинам. Громко возбуждал к битве героев и царь Агамемнон, облекшийся в пышные доспехи и потрясавший громадным копьем. Пешими кинулись в битву герои греков. Храбро сразились с ними троянцы, а их всех превзошел своими подвигами Гектор. Подобно яростным волкам, носились по бранному полю воины. Богиня Вражда веселилась, видя кровавую битву. Боги же удалились от боя на светлый Олимп в свои чертоги, сетуя на то, что Зевс помогает троянцам. Зевс же радостный глядел на битву. Особенно в этой битве свирепствовал царь Агамемнон. Многих героев сразил он тяжелым копьем. Убил он и двух сыновей Приама, Иса и Антифа. Вместе бились они с врагами, стоя в одной колеснице. Еще недавно видал их Агамемнон в стане греков, куда привел их Ахилл, захватив обоих братьев на склонах Иды. Не подали Приамидам помощи троянцы, оба погибли они. Убил и двух сыновей Антимаха Агамемнон. Напрасно молили они о пощаде царя Микен. Агамемнон мстил их отцу за то, что он, подкупленный Парисом, советовал предать смерти Менелая, пришедшего в Трою послом. Убив их, ринулся Агамемнон туда, где сильнее кипел бой. Подобно тому как огонь пожирает лес и падают сокрушенные огненной бурей деревья, так сокрушал сын Атрея одного за другим героев троянских. С громом носились по бранному полю колесницы, с которых сбил Агамемнон стоявших на них героев, а эти герои лежали мертвые во прахе. Дрогнули троянцы и обратились в бегство, но у Скейских ворот они остановились.

Увидел это бегство троянцев громовержец Зевс и повелел богине Ириде нестись к Гектору и возвестить ему, чтобы он вступил в битву тогда, когда увидит, что Агамемнон ранен, что даст Зевс Гектору великую силу, и он оттеснит греков до самых их кораблей. Быстро исполнила Ирида веление Зевса. Соскочил с колесницы Гектор и воодушевил троянцев. Между тем Агамемнон по‑прежнему поражал одного за другим героев троянских. Он убил Ифидаманта, сына Антенора. Хотел отомстить за смерть брата старший сын Антенора, Коонт. Он поразил Агамемнона копьем в руку около локтя, царь же Микен ударом меча отсек ему голову, и упал старший сын Антенора мертвым на труп своего брата. Но не мог больше сражаться Агамемнон, страшно разболелась его рака, и он покинул бранное поле.

Видя, что Агамемнон уехал в своей колеснице, Гектор громким голосом стал ободрять воинов и сам ринулся в битву. Многих героев сразил он. Гибель грозила грекам. Но призвал Одиссей на помощь Диомеда, и оба героя мощно отразили натиск троянцев. Диомед, увидя приближающегося Гектора, метнул в него копьем и поразил его в шлем. Не дал бог Аполлон копью пробить шлем, спас бог от неминуемой гибели Гектора, но от сильного удара упал на землю Гектор и лишился чувств. Пока Диомед шел через ряды воинов поднять копье, оправился Гектор и, вскочив на колесницу, избег гибели. Страшным гневом вспыхнул Диомед, опять не удалось ему сразить Гектора. Взмахнул копьем Диомед и поразил насмерть одного из троянских героев. Диомед наклонился снять доспехи с убитого; увидал это Парис и ранил Диомеда стрелой. Возликовал Парис. Диомед же, когда прикрыл его щитом Одиссей, вырвал стрелу из раны, но больше не мог он сражаться и покинул поле битвы. В это время окружили Одиссея троянцы, словно псы вышедшего из леса льва. Стоит лев и грозно щелкает зубами. Так стоял и Одиссей и отбивался копьем от наступавших на него троянцев. Много троянских героев нашли здесь смерть от копья Одиссея. Поразил он Харопа, брата царя Сока. Мстя за смерть брата, ударил копьем в щит Одиссея Сок, пробил шит и ранил в бок Одиссея. Но и раненный, Одиссей обратил в бегство Сока, а бегущего убил ударом колья в спину. Убив Сока, Одиссей вырвал копье из своей раны, хлынула из нее горячая кровь. Увидев, что Одиссей ранен, бросились на него троянцы. Громко стал призывать к себе на помощь царь Итаки. Поспешил ему на помощь Аякс Теламонид и прикрыл Одиссея своим огромным, как башня, щитом. Менелай же вывел Одиссея из гущи битвы к колеснице. Покинул и Одиссей битву. Аякс же ринулся в битву и своим копьем разил троянцев. В это время Парис ранил стрелой героя Махаона в правое плечо. По просьбе Идоменея увез Нестор раненого в стан греков. Увидал возничий Гектора Кебрион, как теснит Аякс троянскую рать, и сказал об этом Гектору. Помчался Гектор на помощь. Зевс же наслал страх на Аякса. Забросив за спину свой громадный щит, стал он медленно отступать. Он отступал, словно лев, которого гонят от стада псы и отважные пастухи.

Медленно отступал он, то и дело останавливался и, прикрывшись щитом, сдерживал теснивших его троянцев. Увидал отступающего Аякса герой Эврипил и поспешил ему на помощь. Но и его ранил стрелой Парис, и пришлось Эврипилу покинуть поле битвы. Аяксу же на помощь поспешили греки, и с их помощью невредимым отступил сын Теламона.

В стане, с кормы корабля Ахилл наблюдал за битвой. Увидав, что Нестор привез раненого героя, Ахилл призвал своего друга Патрокла, просил его сходить к Нестору и узнать, уж не Махаон ли ранен. Быстро пошел в шатер Нестора друг Ахилла. Действительно, там увидал Патрокл раненого Махаона, которому приготовляли питье. Увидав Патрокла, пригласил его сесть с ними царь Пилоса, но отказался он, так как спешил назад к своему другу. Нестор рассказал Патроклу, как теснят троянцы греков, кто из героев ранен, и просил помочь грекам. Он советовал Патроклу упросить Ахилла позволить ему, вооружившись доспехами Ахилла, вести в бой мирмидонян; может быть, троянцы, приняв Патрокла за Ахилла, прекратят бой, и тогда отдохнут греки от тягостных боев. Согласился Патрокл и пошел назад к Ахиллу с твердым намерением упросить друга позволить ему вступить в бой. По дороге встретил Патрокл раненого Эврипила со стрелой в бедре. Сильно страдал от боли герой, и из раны его струилась кровь. Сжалился над героем Патрокл. Он помог Эврипилу дойти до его корабля, вырезал стрелу из раны и присыпал рану целебной травой. Эврипил тоже рассказал Патроклу, как теснят троянцы греков.

По‑прежнему гремел бой. Уже не могли стена и ров служить защитой грекам. Но не могли сразу троянцы перейти через ров и овладеть стеной, за которой укрылись греки. Гектор хотел переехать в колеснице через ров, но кони его не пошли через ров и кинулись в сторону. Тогда, по совету героя Полидаманта, троянцы разделились на пять больших отрядов и под предводительством своих вождей пошли на приступ. Пешими сражались вожди троянцев, оставив у рва свои колесницы. Лишь один герой Асий не покинул колесницы. Он хотел, преследуя бегущих греков, прорваться следом за ними со своим отрядом в стан и напасть прямо на корабли греков. Но около стен отразили натиск Асия два героя, лапифы Полипет и Леонтей. Словно два могучих дуба, стояли они у стены пред воротами. Отважно бились лапифы, отражая наступавших, а со стен на врагов летел град больших камней и целые тучи стрел. Лапифы отразили Асия, убив многих троянских героев. Но приближался уже новый отряд к воротам, предводимый Гектором и Полидамантом. Тут Зевс послал великое знамение. Над отрядом троянцев появился вдруг орел. Он держал в когтях змею. Извиваясь, ужалила змея в грудь орла. Вскрикнул звучно орел, уронил змею среди отряда троянцев и быстро скрылся из глаз. Увидав это знамение, стал советовать Полидамант Гектору прекратить бой, не стараться овладеть станом греков. Но Гектор не послушался Полидаманта и двинулся с отрядом своим к стене.

Страшную бурю поднял громовержец Зевс. Клубы пыли понеслись на суда греков. Несмотря на бурю, храбро защищали греки стену. Троянцы срывали с нее зубцы и расшатывали бревна, на которых были укреплены башни, чтобы обрушить их. Камнями, стрелами и копьями встретили наступавших греки. Оба Аякса воодушевляли греков стойко защищаться. Прикрывшись щитом, с двумя копьями в руках, подступил к воротам могучий Сарпедон, призвав на помощь себе ликийского героя Главка. Защищал ворота Менесфей. Он послал звать на помощь Аяксов. Явился на помощь Менесфею Теламонид Аякс, брат его Тевкр и Пандион. Могучим ударом громадного камня сверг Аякс поднявшегося было на стену героя Эпикла. Тевкр ранил стрелой Главка. Но Сарпедон не отступал. Ему даже удалось разрушить часть стены, однако отразили и его Аякс и Тевкр. Воодушевил на новый приступ Сарпедон своих ликийцев. Еще раз кинулись они на стену, но не дали им овладеть ею греки. Не могли ликийцы завладеть стеной, но и греки не могли прогнать их. Ни ликийцы, ни греки не могли добиться перевеса в битве. Первым ворвался и стан греков могучий Гектор. Он схватил громадный камень, который два мужа с трудом подняли бы только рычагами, и грянул им в ворота. Не устояли против силы удара ни ворота, ни огромный засов, загремели ворота и раскололись на части. Кинулся чрез них Гектор в стан, огнем гнева пылали его очи. Ворвались за ним и троянцы. Взята была приступом стена. В бегство обратились греки и побежали к своим кораблям. Смятение поднялось в стане.

Бой у кораблей

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Начался бой у самых судов. Зевс не смотрел больше на битву, так как уверен был, что никто из богов не решится помогать грекам. Увидя это, бог Посейдон быстро пошел с гор Фракии, откуда наблюдал за битвой, к своему дворцу; задрожали под ногами гневно идущего бога горы. Пришел в свой дворец Посейдон, запряг своих морских коней в колесницу и помчался по волнам моря к Трое. Бурно летели они, не касаясь волн морских, и скоро примчали бога к Трое. В обширной пещере на берегу моря оставил Посейдон коней с колесницей, стреножив коням ноги золотыми цепями. Приняв образ Калхаса, предстал он пред Аяксами и воодушевил их к битве. Прикоснувшись к ним жезлом, влил бог в их члены великую силу. Поняли Аяксы, что бог под видом Калхаса говорил с ними, и еще отважнее бросились в битву. Прошел Посейдон по рядам греков и всех возбуждал храбро сражаться. Собрались вокруг Аяксов ряды воинов и щит к щиту, шлем к шлему, выставив копья, ждали наступавших троянцев. Среди граждан Трои наступал Гектор.

Как катится с вершины горы тяжелый камень, оторвавшийся от утеса, сокрушая все на своем пути, пока не скатится в долину и не останется там лежать недвижимый, так несся Гектор с копьем и щитом на ряды греков. Остановился он пред сомкнутыми рядами и воодушевлял троянцев прорвать строй греческих воинов. Завязался упорный бой. Много пало в бою греков. Пал и внук Посейдона, Амфибах. Разгневался бог Посейдон. Он воодушевил царя Идоменея отомстить за смерть внука. Облекся в блестящие доспехи Идоменей и, сверкая подобно молнии Зевса, бросился в битву. Встретил Идоменей Мериона, который только что сломал копье свое, ударив им в щит сына Приама, Деифоба, и шел за новым копьем. Дал Идоменей копье Мериону, и оба героя пошли на левый фланг греков.

Увидали подходящего Идоменея троянцы и бросились на него. Устремился Идоменей на троянцев и обратил их в бегство. Видя, как теснит он троянцев, сын Приама Деифоб призвал на помощь Энея. Вместе напали они на Идоменея, призвав еще Париса и Агенора. Страшная началась сеча вокруг Идоменея, к которому на помощь поспешили многие герои. Загремели на груди у героев медные доспехи от сильных ударов.

Гектор же сражался там, где защищали корабли два Аякса. Упорно бились они, стоя друг около друга, так волы, соединенные общим ярмом, тащат по полю плуг и дружно идут по борозде, взрывая глубоко землю. Много воинов билось вокруг Аяксов. А сзади них локрийцы, вооруженные луками и пращами, пускали тучи стрел в наступавших. Уже готовы были дрогнуть троянцы, но герой Полидамант дал совет Гектору позвать на помощь храбрейших героев и решить, броситься ли на суда греков или же отступить. Пошел созывать героев Гектор, но многих не нашел, – одни лежали уже бледными трупами у кораблей греков, – другие, страдая от ран, удалились от боя. Лишь Парис отражал натиск греков. С упреком обратился Гектор к Парису, но несправедлив был этот упрек: храбро бился Парис – не его была вина, что ранены были многие герои, а еще больше их было убито. Звал Парис Гектора вести в бой троянцев. Подобные буре, шли в бой троянцы, но не смутились от их натиска греки. Увидал Аякс Теламонид Гектора и звал его ближе подойти к рядам греческих воинов. Появился над Аяксом парящий орел, и греки радостно вскрикнули при виде этого знамения. Но предводимые Гектором троянцы с грозным криком напали на греков. Таким же криком ответили и греки троянцам, и крик обоих войск донесся до самого неба. Этот крик войска услыхал Нестор, сидевший в своем шатре с Махаоном. Схватил он щит и копье и вышел из шатра. Пошел старец к царю Агамемнону. Он встретил царя Микен, Диомеда и Одиссея, которые шли раненные, опираясь на копья. Они хотели посмотреть на битву. Сердца их сжала печаль, когда увидали они, что бой идет уже у кораблей. Скорбели вожди, что разрушена та стена, которую воздвигли греки, чтобы защитить себя от нападения троянцев. Не знали они, как помочь войскам, что сделать для спасения от гибели. Агамемнон уже готов был дать повеление спустить корабли на воду. Но Одиссей удержал его от этого, так как боялся, что, спуская корабли, греки больше будут думать о бегстве, чем о битве. Диомед же посоветовал, облачившись в доспехи, показаться войску и этим поднять его дух, но участия в битве не принимать, чтобы не быть ранеными вторично.

В это время богиня Гера, видя неудачу греков, решила помочь им хитростью. Она решила погрузить Зевса в сон, а покуда будет спать Зевс, дать победу грекам.

С Олимпа быстро полетела богиня Гера на Лемнос и там нашла бога сна Гипноса. Долго уговаривала его Гера усыпить громовержца Зевса, но отказывался Гипнос, так как боялся он гнева Зевса. Наконец, убедила она Гипноса. Вместе с богом сна быстро примчалась Гера на вершину Иды. Гипнос тайно от Зевса укрылся на громадной ели под видом сладкогласной птицы и погрузил его в глубокий сон. Затем Гипнос с высокой Иды полетел к колебателю земли Посейдону и сказал ему, что спит Зевс.

Обрадовался Посейдон и еще более воодушевил к битве греков. Агамемнон, Диомед и Одиссей, забывая о ранах, сами построили ряды греческого войска. Двинулось под предводительством Посейдона войско навстречу троянцам. Вскипело море, с шумом набегали волны до самых кораблей и шатров греков, и, подобно волнам морским, наступали на троянцев греки. Опять началась ужасная битва. Гектор бросил копьем в Аякса, но не ранил его. Аякс же громадным камнем поразил Гектора в грудь. Как падает дуб, разбитый ударом молнии Зевса, так упал на землю Гектор, выпало из рук его копье, громадный щит придавил его к земле. Кинулись к Гектору греки, но защитили сына Приама троянские герои и вынесли из битвы. Положили они лишившегося сознания Гектора на берегу реки Ксанфа и окропили ему лицо водой. Вздохнул Гектор, открыл глаза, приподнялся, и из уст у него хлынула кровь. Опять опрокинулся навзничь Гектор и потерял снова сознание. Увидя, что Гектор сражен камнем Аякса, дружнее бросились греки на троянцев. Еще яростнее закипела битва. Много героев как со стороны греков, так и со стороны троянцев нашли смерть в этой битве. Обратились в бегство троянцы и остановились лишь тогда, когда оказались уже за валом, окружавшим стан греков.

В это время проснулся Зевс на вершине Иды. Увидал он бегущих троянцев и преследующих их под предводительством Посейдона греков и пришел в страшный гнев. Он стал укорять Геру и грозил ей связать ее золотой цепью и повесить между небом и землей за то, что убедила она Посейдона помочь грекам. Но Гера страшной клятвой уверяла Зевса, что не по ее совету помогает грекам Посейдон.

С быстротой мысли помчалась на Олимп богиня Гера. Там на пиру Гера сама убеждала богов не противиться воле Зевса. Сообщила также Гера богу войны Аресу, что пал его сын, Аскалаф, сраженный Деифобом. Зарыдал Арес. Грозный, вскочил он и, надев доспехи, готов был спешить на поле битвы, чтобы отомстить за смерть сына. Но удержала его Афина, напомнив ему волю великого Зевса. Призвала Гера бога Аполлона и вестницу богов Ириду и сказала им, что велит им Зевс идти к нему на вершину Иды. Когда явились на Иду бог Аполлон и Ирида, Зевс повелел Ириде лететь к Посейдону и передать ему веление Зевса покинуть битву. Предстала в мгновенье ока пред Посейдоном Ирида и передала ему веление Зевса. Не хотел покориться воле брата Посейдон; он говорил, что равна его сила власти Зевса, что Зевс может приказывать своим сыновьям и дочерям, а не ему. Но в конце концов покорился Посейдон и удалился с поля битвы, грозя, однако, Зевсу, что если он и дальше будет щадить Трою, то вечная вражда начнется между ним и Зевсом.

Аполлону же Зевс повелел взять его эгиду и ею устрашить греков; повелел ему Зевс восстановить и силы Гектора. Когда Аполлон, подобно ястребу, спустился на землю около Гектора, тот уже начинал приходить в себя.

– Восстань, Гектор! – сказал ему Аполлон, – я, бог Аполлон, прислан тебе на помощь Зевсом. Иди к войскам и повели им напасть на греков, я сам пойду впереди троянцев.

Могучую силу вдохнул Аполлон в грудь Гектору. Встал он и пошел к троянцам. Обрадовались они, увидав Гектора невредимым. Удивились греки, увидав Гектора опять в рядах своих врагов. Оправились от бегства троянцы и снова начали теснить греков. Все кровопролитнее и кровопролитнее становился бой. Храбро отражали греки натиск троянцев, но только до тех пор, пока не потряс эгидой Зевса бог Аполлон. Дрогнули тогда греки, ужас овладел их сердцами, забыли они о храбрости и обратились в бегство. Троянцы преследовали их, а Аполлон сравнял путь троянцам, засыпав ров пред стеной на пространство брошенного копья. Только у судов. остановились греки. Стали молить они богов о спасении. Молил Зевса и старец Нестор:

– Вспомни, Зевс, о тех жертвах, которые приносили тебе греки, моля дать им счастливое возвращение на родину. Отврати гибель, о, Олимпиец, от греков! Не дай троянцам окончательной победы!

Услыхал Зевс мольбу Нестора и грянул громом с вершины неба. Троянцы же приняли гром за благоприятное знамение и, подобно грозному морскому валу, вздымающемуся выше борта корабля, ринулись на греков. Закипел бой у самых кораблей. Упорно бился Аякс, защищая корабли. Рядом с Аяксом стоял брат его Тевкр и поражал стрелами героев Трои. Когда же хотел Тевкр поразить стрелой и Гектора, то защитил Зевс сына Приама. Выпал лук из руки Тевкра, лопнула на нем тетива, и рассыпались стрелы. В ужас пришел Тевкр, он понял волю богов. Аякс же посоветовал брату оставить лук и сражаться копьем.

Все яростнее кипела битва. Кровь лилась ручьем вокруг кораблей. Медной стеной своих щитов оградили греки корабли. Много подвигов храбрости совершали герои греков, но все сильнее наступали троянцы. Казалось, что сражается не истомленная боем рать, а свежая, только что начавшая бой. С громадным шестом в руках перепрыгивал Аякс с корабля на корабль, отражая троянцев. Криком своим возбуждал он героев к битве. Гектор же, подобно орлу, бьющему перелетных птиц, поражал греков. Уже схватился рукой за корму корабля Протесилая Гектор, громко звал троянцев и велел им дать факел, чтобы поджечь корабль. Не мог противостоять натиску и сам могучий Теламонид Аякс, через силу отражал он своим копьем троянцев. Засыпали его стрелами троянцы. Онемела левая рука Аякса от тяжести щита. Порывисто дышал Аякс, пот лился ручьем по его телу. Начал он отступать. Бросившись вперед, Гектор ударом меча обрубил острие копья Аякса. Видел Теламонид, что такова воля Зевса, чтобы запылали корабли греков. И действительно, троянцы подожгли корабль Протесилая, и он запылал, охваченный огнем. Казалось, гибель настала для всех греков, но тут пришла к ним помощь оттуда, откуда они и не надеялись ее получить.

Подвиги и смерть Патрокла

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Когда ворвались в стан греков троянцы, Патрокл, сидевший в это время у раненого Эврипила, в ужасе вскочил, громко вскрикнул и поспешил скорее в шатер Ахилла. Проливая горькие слезы, пришел к Ахиллу Патрокл. Его спросил Ахилл:

– Что плачешь ты, Патрокл, словно девочка‑младенец, которая бежит за матерью и просит ее, чтобы взяла она ее на руки? Не получил ли ты плохих вестей из Фтии? Или же плачешь ты о том, что гибнут греки у своих кораблей? Поведай мне твою печаль, не скрывай ничего.

– О, сын Пелея! – ответил Патрокл. – Великое горе постигло греков! Самые храбрые из них ранены. Неужели ты не поможешь грекам? Если не хочешь помочь, то отпусти меня с твоими мирмидонянами. Дай мне твои доспехи. Может быть, примут меня троянцы за тебя и прекратят битву. Со свежими силами отразим мы троянцев от кораблей.

Так молил Патрокл Ахилла, не ведая, что сам он выпрашивает себе смерть.

Видел Ахилл, как трудно приходится грекам. Он слышал, что раздается лишь голос Гектора. Не участвует, значит, в битве ни один великий герой Греции. Ахилл не хотел гибели греков. Он согласился дать Патроклу свое вооружение и позволить вступить в бой с троянцами, но лишь в том случае, если тревога раздастся и пред его судами; тогда пусть Патрокл отразит троянцев, не даст им сжечь корабли. Но запрещал Ахилл Патроклу вести мирмидонян к стенам Трои, боялся он, что может погибнуть его любимый друг.

Так разговаривали друзья. Вдруг увидал Ахилл, как запылал один из его кораблей, зажженный Гектором. В гневе вскричал он:

– Спеши, Патрокл! Я вижу, уже бушует пламя среди кораблей. Вооружайся скорее! Я сам построю в бой мирмидонян!

Быстро вооружился Патрокл доспехами Ахилла, он не взял лишь его копья; этим копьем сражаться мог один Ахилл, так тяжело оно было. Запряг в колесницу Ахилла коней его возничий Автомедонт. Ахилл же выстроил своих мирмидонян. Они, подобно хищным волкам, готовым кинуться на оленя, стремились жадно в бой. Воодушевил Ахилл своих воинов на ратный подвиг и повелел им храбро сражаться, чтобы понял царь Агамемнон, как опрометчиво поступил он, оскорбив славнейшего из греческих героев. Бросились в бой мирмидоняне с громким криком, по всему стану разнесся их грозный крик. Увидали троянцы Патрокла в доспехах Ахилла и подумали, что это сам Ахилл, забыв о вражде с Агамемноном, спешит на помощь грекам. Каждый троянец стал уже думать о бегстве. Патрокл же бросился в самую гущу боя и разил своим копьем троянцев, сражавшихся около корабля Протесилая. Отступили устрашенные троянцы.

Но троянцы не покинули сразу стана, они отошли вначале лишь от кораблей. Преследовали греки троянцев, и много пало троянских героев. Но не удержались в стане троянцы. Словно свирепые волки, ринулись на них греческие герои. Бросились через ров в поле троянцы, и многие погибли. Герой Теламонид Аякс пылал желанием сразить Гектора. Гектор, хотя и видел, что ускользает из рук троянцев победа, но не отступал еще, он старался всеми силами задержать греков, преследующих троянцев. Наконец, отступил и Гектор, кони быстро перенесли его через ров в поле.

Возбуждая греков преследовать бегущих, Патрокл быстро погнал коней ко рву. Перескочили бессмертные кони Пелея через ров вместе с колесницей и помчались по полю. Патрокл искал Гектора, но спасся он на своей колеснице. Пыль поднялась по полю от бегущих толп троянских воинов. Спешили укрыться за стенами Трои троянцы. Но Патрокл многим отрезал отступление. Он погнал их назад к кораблям и многих из них сразил своим тяжелым копьем. Увидал Сарпедон гибель такого множества героев от руки Патрокла и воззвал к своим ликийцам, призывая их остановиться. Хотел Сарпедон сразиться с Патроклом. Соскочил он с колесницы и стал поджидать Патрокла. Друг Ахилла тоже сошел с колесницы. Бросились друг на друга герои, подобно двум коршунам, дерущимся с криком за добычу на высоком утесе. Зевс увидал этот поединок. Жаль стало ему Сарпедона, хотел он спасти своего сына. Гера услышала сетования Зевса. Она не советовала ему спасать сына. Напомнила она Зевсу, что сыновья многих богов бьются под Троей, что многие из них уже погибли. Если спасет Зевс Сарпедона, то пожелают и другие боги спасти своих сыновей. Зевс должен допустить гибель Сарпедона от руки Патрокла, если так суждено роком. Внял совету Геры Зевс. Послал он кровавую росу на поля троянские, чествуя этим сына, который должен был пасть от руки Патрокла.

Первым метнул копье Патрокл и убил верного слугу Сарпедона. Метнул копье и Сарпедон, но не попал в Патрокла; мимо пролетело копье и убило одного из коней, запряженных в колесницу друга Ахилла. Второй раз сшиблись герои. Опять промахнулся Сарпедон. Патрокл же поразил Сарпедона прямо в грудь. Упал царь ликийский, как падает дуб, срубленный под самый корень дровосеком. Громко воззвал Сарпедон к другу своему Главку:

– Друг Главк, возбуди ликийцев храбро биться за царя их Сарпедона и сам бейся за меня. Вечным позором будет служить тебе то, что снимут с меня доспехи греки.

Предсмертный стон вырвался из груди Сарпедона, и сомкнул ему очи бог смерти Танат. Скорбь овладела Главком, когда он услыхал голос друга. Терзался он тем, что не может помочь ему, так как сам страдал от раны. Воззвал он к богу и молил его исцелить рану. Услышал Аполлон мольбу Главка и исцелил его рану. Собрал Главк ликийцев и героев Трои, Энея и Агенора, Полидаманта и самого шлемоблещущего Гектора, сражаться за тело Сарпедона. Собрались герои и поспешили на помощь Главку. Призвал на помощь греческих героев и Патрокл; первыми пришли Аяксы. Закипела битва вокруг тела Сарпедона. Зевс же распростер тьму над телом сына, чтобы еще ужасней был бой.

Поднялся такой страшный грохот оружия, словно толпа дровосеков рубила деревья в нагорных лесах. Труп же Сарпедона лежал, покрытый пылью и кровью, весь засыпанный стрелами. Не сводил очей с поля битвы Зевс; он размышлял, погубить ли Патрокла у тела сына или дать ему совершить еще великие подвиги и прогнать троянцев к самым стенам. Зевс решил продлить жизнь Патрокла. Он наслал страх на Гектора. Первым обратился он в бегство, за ним последовали и другие воины. Сорвали доспехи с Сарпедона греки, а Патрокл велел отнести их к кораблям. Призвал тогда Аполлона громовержец Зевс и повелел ему взять тело Сарпедона, омыть его от пыли и крови, умастить благовонным маслом и одеть в пышные одежды. Затем должны были боги‑братья – Сон и Смерть – отнести тело Сарпедона в Ликию, чтобы там похоронили Сарпедона братья и друзья с великими почестями. Исполнил повеление Зевса Аполлон.

Патрокл в это время гнал троянцев к городским стенам. Он мчался навстречу своей гибели. Многих героев убил он. Взял бы и Трою Патрокл, если бы бог Аполлон, исполнив веление Зевса, не встал на высокой башне Трои. Три раза подымался Патрокл на стену, и три раза отражал его Аполлон. Когда же в четвертый раз бросился на стену Патрокл, грозно крикнул ему Аполлон:

– Отступи от стены, храбрый Патрокл! Не тебе, а Ахиллу суждено разрушить великую Трою!

Отступил Патрокл, не осмелился он разгневать далеко разящего своими золотыми стрелами бога Аполлона.

Только в Скейских воротах остановил Гектор своих коней; он колебался, напасть ли ему на Патрокла или повелеть всем укрыться за стенами Трои. Тут явился ему Аполлон под видом брата Гекабы и посоветовал напасть на Патрокла в открытом поле. Послушался совета Гектор и велел своему возничему, Кебриону, повернуть коней. Увидав Гектора на колеснице, соскочил Патрокл на землю, и, схватив в правую руку громадный камень, а левой замахнувшись копьем, стал ждать его приближения. Когда уже близко был Гектор, метнул Патрокл камень и поразил им в голову возничего Кебриона. Подобно водолазу, бросающемуся в море, стремглав упал Кебрион с колесницы. С насмешкой воскликнул Патрокл:

– Как быстро нырнул Кебрион! Будь это в море, он много добыл бы устриц, ныряя с корабля. Есть, я вижу, и между троянцами водолазы!

Так воскликнув, бросился Патрокл к телу Кебриона. Соскочил Гектор с колесницы и вступил в бой с Патроклом за труп своего возничего. Снова началась кровопролитная сеча вокруг тела Кебриона. Греки и троянцы бились так, как бьются восточный и южный ветер, Эвр и Нот, в лесистой долине; с шумом гнутся тогда деревья, ударяясь друг о друга ветвями и раздается вокруг треск ломающихся дубов, сосен и елей. Долго бились троянцы и греки. Уже склонялось солнце к западу. Три раза бросался на троянцев Патрокл, три раза сражал он копьем по девять героев, когда же он бросился в четвертый раз на троянцев, выступил против него бог Аполлон, одетый великим мраком. Он встал позади Патрокла и ударил его по спине и плечам. Потемнело в очах Патрокла. Сорвал с головы Патрокла бог Аполлон шлем, который некогда сиял на голове великого Пелея, и покатился шлем по земле. Сломалось в руках Патрокла копье, и на землю упал его тяжелый щит. Расстегнул Аполлон доспехи Патрокла, и он, лишенный сил и безоружный, стоял перед троянцами. Но и на безоружного Патрокла не посмел напасть спереди герой Эвфорб, – он поразил его сзади копьем между плеч и скрылся в толпе троянцев. Избегая гибели, стал отступать Патрокл к рядам греков. Увидал Гектор раненого Патрокла и поразил его насмерть копьем. Как лев, который в драке за водопой убивает дикого кабана на берегу маловодного ручья, так убил Гектор Патрокла. Возликовал сын Приама; он убил друга Ахилла, который грозил разрушить великую Трою. Упал на землю Патрокл и, умирая, сказал Гектору:

– Теперь ты можешь гордиться, Гектор, победой. С помощью Зевса и Аполлона одержал ты ее. Боги победили меня, они лишили меня доспехов. Богам это легко. Но если бы двадцать таких, как ты, напали на меня, я бы всех вас сразил моим копьем. Погубил меня бог Аполлон да Эвфорб, ты же – третий из тех, которые меня сразили. Запомни же, что я скажу тебе: недолго тебе осталось жить, и близко‑близко стоит около тебя смерть. Суровый рок определил тебе пасть от руки Ахилла.

Сказав это, умер Патрокл. Тихо отлетела душа его в царство мрачного Аида, сетуя, что покинула она юное, сильное тело.

Уже мертвому крикнул Гектор:

– Зачем предвещаешь ты смерть мне, Патрокл? Кто знает: может быть, раньше расстанется с жизнью Ахилл, сраженный моим копьем.

Вырвал Гектор из тела Патрокла свое копье и бросился на Автомедонта, желая завладеть конями Ахилла.

Бой за тело Патрокла

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Увидал царь Менелай лежащий во прахе труп Патрокла и бросился к нему: не хотел он допустить, чтобы троянцы осквернили труп героя, сражавшегося за него. Подобно грозному льву, ходил он около трупа Патрокла, прикрывшись щитом и потрясая тяжелым копьем.

Троянец Эвфорб, поразивший в спину Патрокла, хотел завладеть трупом. Он подступил к Менелаю, горя желанием отнять труп и отомстить царю Спарты за то, что он убил его брата.

Ударил он копьем в щит Менелая, но не мог пробить щита. Менелай же могучим ударом вонзил свое копье в горло Эвфорбу, и грохнулся на землю молодой Эвфорб. Стал Менелай снимать с него драгоценные доспехи, но побудил стреловержец Аполлон Гектора напасть на Менелая. Бросился он на Менелая. Не хотел отступать Менелай от тела Патрокла, зная, что осудят его за это все греки, но боялся и быть окруженным троянцами. Решил Менелай позвать на помощь Аякса. Медленно отступил он под натиском троянцев и призвал Аякса. Уже успел Гектор схватить труп Патрокла и снять с него доспехи Ахилла, когда подоспел Аякс. Пришлось Гектору оставить труп. Увидав это, Главк стал укорять сына Приама в малодушии, в том, что боится он греческих героев. Этими словами Главк заставил Гектора опять вступить в битву. Он призвал назад своих слуг, которым велел отнести доспехи Патрокла в Трою, и облачился в них сам. Зевс‑громовержец увидал, как вооружается Гектор оружием Ахилла, и подумал: «Злополучный, ты не чувствуешь, как близка твоя смерть. Ты надеваешь доспехи того героя, которого боятся все. Теперь я дам тебе победу в награду за то, что никогда не примет из рук твоих доспехов Ахилла жена твоя, Андромаха». Так подумал Зевс, и в знак того, что так и будет, он грозно нахмурил брови.

Гектор же исполнился неудержимой силой и храбростью. Быстро пошел он к войску и стал воодушевлять к битве героев. Менелай громким голосом сзывал в это время героев на защиту тела Патрокла. Первым пришел Аякс, сын Оилея, затем Идоменей, Мерион и другие. Сомкнули свои щиты вокруг тела Патрокла герои, но троянцы отразили их. Опять завладели они трупом Патрокла. Могучий Аякс Теламонид рассеял, однако, ряды троянцев и отбил у них труп, поразив того героя, который тащил труп за ноги. Опять возгорелась сеча за труп, и дрогнули уже троянцы. Но Аполлон воодушевил на битву Энея, – он удержал войска от бегства. Еще кровопролитнее стал бой. Залила кровь землю, нагромоздились трупы на трупы. Как всепожирающий огонь, пылала битва. Зевс же разлил тьму вокруг трупа Патрокла. Можно было подумать, что нет на небе больше ни солнца, ни месяца, такой мрак был вокруг трупа Патрокла. Но только вокруг трупа Патрокла был мрак, остальное поле битвы залито было лучами солнца, и на небе не было ни одного облачка. Во тьме бились герои за труп Патрокла.

Вдали от битвы стояли бессмертные кони Ахилла и проливали горькие слезы о гибели друга их хозяина. Напрасно пытался возничий Автомедонт заставить их тронуться с места, – они стояли недвижимы, опустив головы. Гривы их свесились до самой земли. Увидал коней Зевс и подумал: «О, злополучные кони! Зачем подарили мы вас, бессмертных, Пелею? Неужели для того, чтобы вы узнали скорби людей, так как нет ни единой твари во всей вселенной более несчастной, чем человек! Но не печальтесь, – никогда не будет владеть вами Гектор. Я дам вам силы – вынести из битвы Автомедонта. Троянцам я дам еще победу, но только на этот день, пока не закатится солнце».

Вдохнул коням великую силу Зевс, и они помчались по полю битвы с Автомедонтом. Возничий Ахилла, схватив тяжелое копье, сразил героя Арета. Снял он с него доспехи, радуясь, что хоть этим отомстил за смерть Патрокла.

Вокруг тела Патрокла кипела битва. К сражающимся греческим героям в багряном облаке спустилась богиня Афина и под видом героя Феникса ободряла их. Менелай, отвечая Фениксу (не узнал он Афины), призвал Афину на помощь прежде других богов. Возрадовалась богиня и вдохнула в Менелая непобедимую силу. Аполлон же воодушевлял троянцев. Все кровопролитнее и кровопролитнее становилась битва. Потряс Зевс эгидой, и грянул гром. Ужас охватил героев Эллады. Опечалился Аякс Теламонид, видя бегство греков. Взмолился он Зевсу и молил его рассеять мрак, молил, чтобы не губил он греков, или, если уж такова его воля, то пусть губит их, но только при свете. Услыхал Зевс мольбу Аякса. Рассеялся мрак, и снова засверкало солнце. Аякс попросил Менелая найти сына Нестора, Антилоха, и послать его к Ахиллу с вестью, что убит Патрокл и что троянцы могут овладеть его телом. Исполнил просьбу Аякса Менелай, нашел Антилоха и рассказал ему о гибели Патрокла. В ужас пришел Антилох. Он не знал еще, что Патрокл убит. Проливая горькие слезы, поспешил юный сын Нестора к Ахиллу. Около же тела Патрокла все сильнее становилась сеча. Посоветовал Аякс Менелаю и Мериону поднять тело и нести его к стану. Сам же стал он прикрывать их, отражая троянцев. Но лишь только увидали троянцы, что подняли герои тело Патрокла, как бросились на них, как разъяренные псы. Но стоило лишь обратиться к ним Аяксу, как останавливались троянцы, бледнея от страха. Разгорался все сильней бой, подобно пожару, который уничтожает город, пожирая все вокруг. Медленно шел Менелай с трупом Патрокла на руках. С трудом сдерживал Аякс натиск троянцев, впереди которых бились Эней и Гектор.

В это время Ахилл сидел у своего шатра и раздумывал, почему не возвращался Патрокл. Тревожило его то, что опять обратились в бегство греки. Он уже начинал подозревать, что погиб Патрокл. Вдруг к нему подошел плачущий сын Нестора. Он принес Ахиллу весть о гибели Патрокла. Невыразимая скорбь овладела Ахиллом. Обеими руками захватил он пепла от очага и посыпал им голову. Рассыпался пепел по его одежде. Упал Ахилл на землю и рвал от горя волосы. Плакал и молодой Антилох. Он держал за руку Ахилла, чтобы не покончил он с собой от горя. Громко рыдал Ахилл. Услыхала плач его Фетида и громко зарыдала. Поспешили к ней все сестры ее, нереиды, и тоже подняли громкий плач.

– Сестры мои! – воскликнула богиня Фетида, – горе мне, горе! О, зачем родила я на свет Ахилла! Зачем воспитала его, зачем отпустила его под стены Трои! Никогда уж не увижу я его вернувшимся в светлые чертоги Пелея. Должен страдать он всю свою краткую жизнь! Не могу я помочь ему! Я пойду сейчас и узнаю, о чем скорбит он!

Быстро предстала пред рыдающим Ахиллом мать его Фетида со своими сестрами. С плачем обняла она голову своего возлюбленного сына и спросила его:

– О чем ты рыдаешь так громко? Не скрывай, расскажи мне все. Ведь исполнил Зевс твою просьбу и прогнал войска греков к самым кораблям. Они лишь одного хотят – чтобы ты помог им.

– Знаю я это, милая мать, – ответил Ахилл, – но что за радость в этом! Я потерял Патрокла. Его я любил больше всех и дорожил им, как моей собственной жизнью. Убил его Гектор, и похитил он те доспехи, которые даровали боги Пелею. Не хочу я жить среди людей, если не могу я сразить копьем моим Гектора, если не заплатит он мне жизнью на смерть Патрокла.

– Но ведь и ты должен умереть вслед на Гектором! – воскликнула Фетида.

– О, пусть умру я сейчас, если не мог я спасти друга! Он, наверное, призывал меня перед смертью. О, пусть погибнет вражда, она и мудрых ввергает в неистовство. Забуду я гнев против Агамемнона и опять выйду на бой, чтобы убить Гектора. Смерти же я не боюсь! Никто не избежит смерти, не избежал ее и великий Геракл, хотя и любил его Зевс‑громовержец, его отец. Я готов умереть там, где сулил мне рок, но прежде добуду я великую славу. Нет, не удерживай меня, мать! Ничем не удержишь ты меня!

Так ответил матери Ахилл. Об одном лишь просила сына богиня Фетида: чтобы не вступал он в бой до тех пор, пока не принесет она ему от бога Гефеста новых доспехов.

Погрузились в море прекрасные нереиды. Просила их Фетида возвестить отцу Нерею, что произошло под стенами Трои. Сама же она вознеслась на высокий Олимп к богу Гефесту.

Между тем с трудом сдерживали герои греки натиск троянцев. Уже три раза пытался Гектор, гнавшийся за греками, подобно яростному пламени, вырвать труп из рук Менелая. Трижды отражали его Аяксы. И овладел бы Гектор трупом Патрокла, если бы не явилась к Ахиллу посланная богиней Герой вестница богов Ирида. Она побуждала Ахилла идти и отстоять тело друга. Но не мог вступить в бой Ахилл, не было у него доспехов. Тогда повелела Ирида Ахиллу встать безоружным на валу, окружавшем стан греков, и устрашить наступающих троянцев своим видом.

Пошел к валу Ахилл. Афина‑Паллада возложила на его плечи эгиду, голову его окружила золотым облаком и дивным сиянием, блеск от головы Ахилла поднимался до самого неба. Встал Ахилл на валу и грозно крикнул, с ним издала грозный крик и Афина‑Паллада. Ужас объял троянцев. Кони их испугались крика, и сами понеслись назад. В ужас пришли возничие на колесницах, увидав огонь вокруг головы Ахилла. Трижды вскрикивал грозно Ахилл, и трижды в страшное смятение приходило все войско троянцев. Среди этого смятения погибло двенадцать троянских героев. Часть их наткнулась на копья, часть растоптали кони. Греки же вынесли тело Патрокла, положили его на носилки и с громким плачем понесли к шатру Ахилла. За ними пошел и сын Пелея. Громко рыдал он, глядя на друга, которого он сам послал в кровавый бой.

Повелела Гера богу солнца Гелиосу раньше времени спуститься в воды Океана. Наступила ночь. Кончилась битва, в сон погрузился стан греков. Троянцы же собрались на совет в поле. Они совещались стоя. Ни один из них не осмеливался сесть, – боялись они нападения Ахилла. Дал такой совет троянцам Полидамант: вернуться в Трою и не ждать здесь утра, когда нападет на них Ахилл. Многих сразит он героев, если нападет на троянцев в открытом поле. Если же все будут защищаться, стоя на стенах, то напрасно будет Ахилл объезжать на своих быстрых конях Трою, – взять ее не будет он в силах. Но отверг Гектор совет Полидаманта; он повелел остаться в поле троянцам, выставив пред лагерем стражу. Все еще надеялся Гектор опять напасть на корабли греков и прогнать их из Троады. Гектор объявил, что если решит Ахилл вновь участвовать в битве, то он не будет больше уклоняться от боя с ним. Тогда кто‑нибудь из них вернется с победной славой домой – он или Ахилл. Помрачила разум троянцев Афина‑Паллада, и остались они в поле, расположившись лагерем.

А в стане греков Ахилл оплакивал смерть Патрокла, положив руки на грудь убитого. Громко и тяжело стонал он, подобно льву, у которого охотник похитил львят. Возвратился с охоты лев, не нашел в логове львят, и с громким ревом ходит он по лесу и ищет следов похитителя детей.

– Боги, боги! – восклицал Ахилл, – зачем я обещал отцу Патрокла, что вернусь вместе с Патроклом на родину? Нет, обоим нам суждено обагрить троянскую землю нашей кровью. Не встретит меня возвращающегося из похода ни отец, Пелей, ни возлюбленная мать. Пусть умру я, дорогой Патрокл, но не прежде, чем отомщу Гектору и устрою тебе пышные похороны.

Повелел Ахилл друзьям омыть окровавленное тело Патрокла и умастить его благовониями. Исполнили это друзья Ахилла. Положили тело Патрокла на богато убранное ложе и покрыли его тонким полотном, а сверху роскошным покрывалом. Целую ночь оплакивали мирмидоняне Патрокла, и плакали вместе с ними плененные Ахиллом и Патроклом троянки и дарданянки.

Фетида у Гефеста. Оружие Ахилла

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Быстро взлетела богиня Фетида на светлый Олимп к медному дворцу бога Гефеста. Когда Фетида пришла во дворец Гефеста, он был в кузнице. Покрытый потом, выковал он сразу двадцать треножников. Они были на золотых колесах, сами катились треножники к богам и сами возвращались назад. К этим треножникам богу осталось приделать только узорчатые ручки. Бог ковал гвозди для ручек, когда тихо вошла во дворец богиня Фетида. Увидела богиню прекрасная жена бога Гефеста, Харита. Взяла она ласково за руку Фетиду и сказала ей:

– Войди к ним в чертог, Фетида, редко ты посещаешь нас. Какая нужда привела тебя к нам?

Позвала Харита Гефеста, чтобы скорее вышел он к богине Фетиде. Услыхав, что к нему пришла богиня Фетида, та, которая спасла некогда ему жизнь, когда сбросила его с Олимпа Гера, Гефест поспешил на зов жены. Он поднялся от наковальни, собрал все орудия, которыми работал, и убрал их в окованный серебром ларец. Отер Гефест руки, грудь, шею и лицо влажной губкой, смывая пот и копоть, оделся и, опираясь на толстый посох, вышел к богине Фетиде. Под руки бога Гефеста вели выкованные им из золота прислужницы, которые были словно живые. Взял за руку Фетиду Гефест и спросил ее:

– Скажи мне, богиня, что тебе надо? И если могу, то я все готов сделать для тебя.

Залившись слезами, Фетида рассказала, как лишился сын ее тех доспехов, которые дали боги в дар отцу его Пелею, как убил Гектор Патрокла, как скорбит Ахилл о своем друге и жаждет отомстить убийце друга, но не имеет вооружения. Богиня просила Гефеста выковать вооружение ее сыну. Выслушав Фетиду, тотчас согласился Гефест выковать ему такое вооружение, что все люди будут дивиться его необычайной красоте.

Пошел назад в свою кузницу Гефест. Взял он меха свои, поставил их к горнилу и приказал раздуть огонь. Меха дышали на огонь, покорные желанию Гефеста, то ровно, то порывисто, раздувая в горниле громадное пламя. Гефест же бросил в горнило медь, олово, серебро и драгоценное золото. Затем поставил он наковальню и схватил в руку свой громадный молот, клещи. Прежде всего Гефест выковал щит Ахиллу. Дивными изображениями украсил Гефест щит. На нем представил он землю, море и небо, а на небе – солнце, месяц и звезды. Среди звезд изобразил он Плеяды, Гиады, созвездия Ориона и Медведицы. На щите изобразил Гефест и два города. В одном городе празднуют свадьбы. По улицам движутся свадебные шествия и хоры юношей, а женщины смотрят на них с порогов своих домов. А на площади собралось народное собрание. В нем два гражданина спорят о вире  за убийство. Граждане, разделясь на две партии, поддерживают спорящих. Вестники успокаивают граждан. Кругом сидят городские старцы, и каждый, взяв в руку скипетр, произносит свое решение по спорному делу. В кругу же лежат два таланта  золота в награду тому, кто справедливее рассудит тяжущихся. Другой город осадили враги. Осажденные же, оставив на защиту города жен, юношей и старцев, устроили засаду. Ими предводительствуют бог Арес и богиня Афина‑Паллада, величественные и грозные. Два лазутчика поставлены впереди следить за врагами. Но вот показались стада, захваченные врагами. Граждане, укрывшиеся в засаде, отбивают коров и овец. Шум услыхали в стане враги и поспешили на помощь. Началась кровопролитная битва, а в битве меж воинами рыщут богини злобы и смуты и грозный бог смерти. Изобразил Гефест на щите и пашню. Пахари идут за плугами. Когда они достигают границы поля, им подают слуги кубки с вином. Изобразил бог и уборку хлеба. Одни жнецы жнут хлеб, другие его вяжут, а дети собирают колосья. Владелец поля с радостью смотрит, как убирают богатый урожай. В стороне женщины готовят обед для жнецов. Рядом же изображен был сбор винограда. Юноши и девы несут в корзинах виноград. Прекрасный юноша играет на лире, а вокруг него движется веселый хоровод. Изобразил и стадо волов Гефест. На стадо напали два льва. Пастухи стараются отогнать львов, но собаки боятся напасть на них и только лают. Рядом же были изображены пасущиеся в долине среброрунные овцы, стойла, хлевы и шалаши пастухов. Наконец, Гефест изобразил хоровод юношей и дев, пляшущих, взявшись за руки, и поселян, любующихся на пляску. Вокруг же всего щита изобразил Гефест Океан, обтекающий кругом землю. Сделав щит, Гефест выковал броню Ахиллу, горящую, как яркое пламя, тяжкий шлем с золотым гребнем и поножи из гибкого олова.

Окончив работу, Гефест взял свое вооружение и отнес его богине Фетиде. Подобно быстрому ястребу, понеслась она с Олимпа на далекую землю, чтобы скорее отнести сыну доспехи.

Примирение Ахилла с Агамемноном

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Когда рано утром, едва занялась заря, принесла Фетида сыну доспехи, она застала его рыдающим над трупом Патрокла. Стараясь утешить сына, Фетида показала ему принесенные доспехи. Ни один из мирмидонян не мог взглянуть на доспехи, так сверкали они. Засверкали очи Ахилла огнем. Взял он доспехи и стал ими любоваться. Решил сын Фетиды немедленно идти на бой с троянцами. Одно беспокоило его: он боялся, что труп Патрокла будет обезображен тлением. Но богиня Фетида успокоила сына. Она обещала сохранить труп, влив в него нектар и амврозию; еще прекрасней должен был стать от этого умерший Патрокл. Сыну же она посоветовала идти на совет греческих вождей.

Пошел по берегу моря Ахилл, сзывая всех на народное собрание. Все войско собралось у шатра Агамемнона. Никто не остался при шатрах и кораблях. Пришли, хромая, и Одиссей с Диомедом, вышел и страдающий от раны Агамемнон. Когда все собрались и водворилась тишина, Ахилл предложил Агамемнону примириться. Он торопил всех скорее вступить в бой с троянцами. Обрадовались все греки, услыхав, что окончилась вражда Ахилла и Агамемнона. Встал со своего места Агамемнон; он сознал свою вину и сказал, что это богиня раздора ослепила его. Она, ходящая легкими стопами по главам людей, уловляет их в свои сети. Ведь и самого Зевса однажды ослепила она. Агамемнон обещал выдать Ахиллу немедленно все дары, которые обещал он ему за примирение. Но не нужны были уже Ахиллу дары, он думал лишь о битве, о мести Гектору, он звал всех скорее в бой. Но хитроумный Одиссей советовал Ахиллу не спешить. Он говорил, что прежде должны воины насытиться, чтобы подкрепленными пищей и вином вступить в бой. А в это время Ахилл должен был принять дары и возвращенную ему Брисеиду. Агамемнон согласился с советом Одиссея. Он просил сходить его самого с юношами за дарами и Брисеидой, а вестника Тальфибия послал за кабаном, чтобы принести его в жертву богам за примирение. Напрасно просил Ахилл всех не заботиться о дарах, а позаботиться о битве. Он хотел, чтобы сейчас же шли в бой греки и, только отомстив за убитых, вечером сели за общий пир. Отказывался Ахилл от пира сейчас, не шла ему на ум пища, когда в его шатре лежал неотомщенным его верный друг. Одиссей уговорил, однако, Ахилла повременить с началом битвы. Одиссей принес из шатра Агамемнона дары, а герои привели невольниц и Брисеиду.

Все разошлись по шатрам. Мирмидоняне же, взяв дары Агамемнона, пошли к своим кораблям. С ними пошел и Ахилл. Вскоре пришли к Ахиллу вожди греков, они просили его подкрепиться пищей, но отказался Ахилл. Остались у Ахилла Агамемнон, Менелай, Одиссей, Нестор, Идоменей и Феникс; они старались утешить великого героя, но он думал лишь о Патрокле и, вздыхая, говорил:

– Было время, когда сам ты, Патрокл, предлагал мне пищу пред боем, теперь же лежишь ты, пронзенный копьем. Не было бы даже и тогда сильней мое горе, если бы я узнал о смерти отца моего или даже, если бы узнал я о смерти моего возлюбленного сына, Неоптолема, оставленного мною в Скиросе. Я надеялся, что один умру на чужбине; я думал, что ты возвратишься во Фтию и привезешь туда моего юного сына.

Горько плакал Ахилл. Кругом вздыхали герои, каждый из них вспоминал тех близких, которых оставил на родине. Увидал с Олимпа Зевс печаль Ахилла и повелел Афине‑Палладе идти в шатер к герою и оросить ему грудь нектаром и амврозией. Подобно орлу, слетела с Олимпа Афина и оросила грудь Ахиллу нектаром и амврозией, чтобы не утратил он силы.

Ахилл вступает в битву с троянцами

Изложено по поэме Гомера «Илиада».

Вооружились греки. Один за другим выступали отряды греков из стана. Как несутся хлопья снега, гонимые ветром, так шли они в битву. Много было их. Сверкали на солнце шлемы, копья и щиты. Содрогался берег моря под ногами воинов. Вооружился и сын Пелея. Облекся он в доспехи, выкованные Гефестом, через плечо повесил он меч, взял сияющий, как месяц, щит и достал из ларца свое громадное копье, которым лишь он один мог сражаться. Надел он и шлем, сиявший подобно звезде, и вышел из шатра. Гневом сверкали его очи, сердце же по‑прежнему терзала нестерпимая печаль. Запрягли в колесницу коней Ахилла. Его возничий Автомедонт взошел на колесницу и взял в руки бич и вожжи. Взошел и Ахилл на колесницу. Отправляясь в бой, воззвал он к коням:

– О, Ксанф и Балий, дети божественной Подарги! Вынесите вы меня живым из битвы, не так, как Патрокла, не бросьте меня мертвым на поле битвы!

Вдруг обратился, понурив морду, к Ахиллу Ксанф, сотворенный Герой вещим, и сказал голосом человека:

– Сегодня, великий Ахилл, мы вынесем тебя живым из битвы, но близок твой последний день. Не наша вина, что погиб Патрокл. Его сразил стреловержец Аполлон, он даровал победу Гектору. Хотя бы мы летали, подобно Зефиру , все же суждено тебе погибнуть от руки бога Аполлона и смертного мужа.

Гневно вскричал Ахилл:

– Что ты пророчишь мне смерть, Ксанф! Я сам знаю, что судьбой суждено мне погибнуть здесь, вдали от отца и матери. Но не покину я боя до тех пор, пока не напою кровью троянцев землю, мстя за Патрокла!

Так воскликнул Ахилл и погнал коней в битву. А греки уже выстроились в поле и наступали на троянцев, занявших возвышенность пред Троей.

В это время громовержец Зевс повелел богине Фемиде созвать богов на совет. Собрались в чертогах Зевса все боги, собрались даже боги рек и потоков, собрались нимфы и богини источников. Сказал бог‑громовержец собравшимся богам, что сам он не будет вмешиваться в битву, а будет наблюдать бой с вершины Олимпа. Все же боги могут принять участие в битве, на какой каждый из них хочет стороне. Зевс боялся, что не выдержат троянцы бурного натиска Ахилла и он может вопреки судьбе овладеть Троей. Тотчас спустились боги на землю. Богиня Гера и Афина‑Паллада, боги Посейдон, Гермес и Гефест стали на сторону греков, а богиня Афродита, Артемида и Латона, боги Арес, Аполлон и речной бог Ксанф  стали на сторону троянцев.

Лишь только приблизились боги‑олимпийцы к войскам, как тотчас богиня Эрида возбудила брань. Грозно вскричала Афина‑Паллада, пронесшись по войскам греков. В ответ ей раздался крик бога войны Ареса, подобный грозной буре. Сшиблись войска. Загрохотали громы Зевса и раскатились по небу. Потряс всю землю бог Посейдон. Заколебались горы от подошвы до вершины, содрогнулась великая Троя и корабли греков. Ужаснулся властелин царства душ умерших Аид. Он вскочил с трона, боясь, что разверзнется земля и откроется его царство ужасов, которые приводят в трепет даже бессмертных богов. Началась ужасная битва. Ахилл жаждал лишь встречи в битве с Гектором.

Стреловержец Аполлон под видом Ликаона, сына Приама, явился Энею и сказал ему, что нечего бояться ему, сыну Афродиты, вступить в битву с сыном низшей богини Фетиды, Ахиллом. Этим он воодушевил Энея на бой, и храбро выступил сын Анхиза вперед. Увидала это богиня Гера и испугалась, что Аполлон поможет в бою Энею. Посейдон же посоветовал богам не вмешиваться сейчас в битву, а сесть на валу, который некогда был насыпан Гераклом на берегу моря, и только тогда принять участие в битве, когда в нее вмешаются бог Арес и бог Аполлон. Вняли боги, помогавшие грекам, совету Посейдона, и сели вдали от битвы. Боги же, помогавшие троянцам, сели на камнях калликолонских холмов.

Сошлись Эней с Ахиллом. Насмешкой встретил Ахилл сына Анхиза: он напомнил ему, как уже раз обратился он от него в бегство, и советовал ему скорее укрыться в рядах воинов. Но Эней ответил Ахиллу, что напрасно пугает он его, словно младенца. Напомнил сыну Фетиды Эней, из какого знаменитого героями рода происходит он. Эней хотел скорее начать бой. Могучей рукой метнул он копье в щит Ахилла, но не пробило оно щита. Напрасно отклонил щит Ахилл, не подумал он о том, что не может рука человека пробить щит, сделанный богом. Ахилл ударил копьем в щит Энея. Копье пробило щит, но Эней нагнулся, и копье пролетело над ним. Потемнело в глазах у Энея от ужаса, так близок был он от гибели. Обнажил Ахилл свой меч, а Эней схватил громадный камень. Погиб бы Эней, но бог Посейдон не хотел его гибели. Быстро явился он ему на помощь. Поднял он копье Ахилла и положил у его ног. Пред очами Ахилла разлил колебатель земли густую тьму, а Энея могучей рукой перебросил далеко за пределы кипящей битвы. Там Посейдон явился Энею и запретил ему выступать в передние ряды воинов до тех пор, пока будет жив Ахилл. Рассеял Посейдон мрак пред очами Ахилла. Поразился сын Фетиды, увидав лежащее у ног копье, Энея же пред ним уже не было. Понял Ахилл, что боги покровительствуют Энею; теперь он был уверен, что не осмелится больше Эней вступить с ним в бой.

Яростно бросился Ахилл в битву, многих сразил он героев, разыскивая Гектора. Гектору же бог Аполлон не позволял нападать на Ахилла и велел ему держаться в задних рядах воинов. Но вот Ахилл сразил своим копьем сына Приама, Полидора. Он был младшим из оставшихся сыновей царя Трои, нежно любил его отец. Увидал Гектор гибель брата, забыл он наставления Аполлона и бросился туда, где сражался Ахилл. Увидал Ахилл Гектора, радостью загорелись его грозные очи.

– Вот тот, кто глубокой печалью поразил мое сердце! – воскликнул Ахилл. – Будет! Не будем больше бегать друг от друга по полю битвы. Иди ближе, чтобы скорее мог я послать тебя в царство Аида.

Но Гектор ответил Ахиллу:

– Еще неизвестно, кто из нас будет убит. Хотя я не так могуч, как ты, Ахилл, но одни боги ведают, кому из нас суждено пасть. Знай, и мое копье остро.

Бросил копье Гектор. Но Афина‑Паллада своим дыханием отклонила копье, и оно упало у ног Ахилла. Ринулся на Гектора Ахилл, но на помощь подоспел бог Аполлон и окутал мраком Гектора. Три раза Ахилл бросался на Гектора, но каждый раз поражал лишь мрак своим копьем. Налетев четвертый раз, грозно крикнул он:

– Снова избежал ты, пес, гибели! Снов спас тебя Аполлон! Но скоро я настигну тебя, если только есть и у меня покровитель среди богов.

В гневе Ахилл бросился на других троянских героев, и много пало их от его губительного копья. Словно неистовый пожар, свирепствовал он в рядах троянцев. Как под ногами волов вымолачиваются колосья, когда земледелец на гумне молотит ячмень, так под ногами коней Ахилла дробились тела, щиты и шлемы. Неистовый Ахилл весь пылал жаждой воинской славы; кровью залил о&#