Анализ «Детство» Горького

История создания

Повесть «Детство» — первая часть автобиографической трилогии М. Горького («Детство», «В людях», «Мои университеты»). Замысел серьезно взяться за собственную автобиографию появился у писателя в 1893 г. В «Изложении фактов и дум» появляются первые наброски, вошедшие впоследствии в повесть.

Анализ Детство ГорькийВ письмах Горький неоднократно возвращался к этой мысли: «Когда-нибудь я напишу свою автобиографию…». В начале 1913 г. он вплотную занялся работой над «Детством».

На протяжении 1913-1914 гг. повесть печаталась частями в газете «Русское слово». Отдельный книгой «Детство» было издано в Берлине, а в 1915 г. вошло в собрание сочинений М. Горького.

В ходе работы писатель планировал изменить название повести на «Бабушка», но отказался от этого замысла. Горький придавал произведению большое воспитательное значение, которое выражается в поговорке: «учение и труд все перетрут».

Смысл названия

Примером для Горького явно служила знаменитая классическая трилогия Л. Н. Толстого. Вероятно, с этим связано одинаковое название первых частей двух автобиографий. Планируя изменить название на «Бабушка», писатель, с одной стороны, хотел подчеркнуть влияние этой женщины на свою судьбу, с другой — показать коренное различие между детством людей разных сословий и разных эпох.

Главная тема произведения — внутренний мир ребенка, влияние окружающей среды на его развитие.

«Детство» Толстого начинается со счастливого пробуждения, «Детство» Горького — с ужасной трагедии. Самые ранние воспоминания писателя связаны со смертью отца и его похоронами. Мальчик смертельно напуган даже не видом покойника, а внезапными родами матери.  В это же время в его жизни впервые появляется новый «странный человек» — бабушка.

В судьбах бедных людей рождение и смерть всегда идут рука об руку. В дороге умирает новорожденный брат Алексея, что становится еще одним ударом для окаменевшей от горя матери.

Раннее знакомство с самыми неприглядными сторонами жизни могло нанести серьезный удар по психике мальчика. Веру, надежду и силу ему помогла сохранить бабушка — «самый близкий сердцу… самый понятный и дорогой человек». Ее удивительные сказки погружали ребенка в прекрасный таинственный мир, не имеющий ничего общего с окружающими страданиями.

Огромным событием для маленького Алексея становится переезд к деду. Его первые слова к родной дочери позволяют догадаться, что жизнь будет несладкой: «Что-о, дура? Ага-а! То-то вот… Эх вы-и…». Мальчик «сразу почуял в нем врага», да и остальные родственники (дядя Яков, дядя Михаил, тетка Наталья) произвели на него неблагоприятное впечатление.

Атмосфера в дедовском доме была пропитана духом «взаимной вражды» из-за требований раздела наследства. Мальчик сразу же сталкивается со сценами драк, криков, слез, ожесточенной ругани. Он еще больше привязывается к бабушке, которая сглаживает постоянные ссоры и принимает озлобление на себя: «Что, ведьма, народила зверья?».

У деда Алексей познакомился с суровыми методами традиционного образования и воспитания: беспрекословное подчинение, механическое заучивание молитв без уяснения их смысла, физические наказания. Первое сечение розгами, во время которого дед еще и «разгорячился», глубоко запало в душу мальчика. Во время выздоровления происходило его значительное духовное перерождение, выразившееся в острой чувствительности «ко всякой обиде и боли, своей и чужой».

Алексей «смутно помнил, что отец и мать жили не так… другие речи, другое веселье». Родственники же не знали никаких удовольствий, кроме обильной еды и водки. В пьяном виде они пели и плясали, но буйная радость часто сменялась грустью и печалью.

Со всех сторон мальчика окружала злоба и насилие. Самыми значительными и запоминающимися событиями в его жизни становятся гибель Цыганка, пожар, смерть тетки Натальи, пьяное буйство дяди Михаила, самоубийство дядя Петра. Окружающая жестокость сделала Алексея большим любителем уличных драк. В то же время он испытывает отвращение к издевательствам над слабыми и беззащитными существами.

Постоянные безобразные сцены избиения и ругани становились для Алексея привычными, «все слабее трогали сердце». Мальчик неосознанно понимал, что в серой будничной жизни «и горе — праздник, и пожар — забава».

Очередным испытанием для Алексея становится появление отчима. Из рассказов матери и бабушки он знал о родном отце и считал его добрым и хорошим человеком. Грубое вторжение Евгения Васильевича было непонятно, «хотелось озорничать, говорить всем злые слова».

После нового брака матери Алексей попеременно живет то у нее, то вновь у деда. Мерзости и грязи достаточно в обоих домах. Мальчик становится свидетелем избиения бабушки и матери. При этом он начинает ходить в школу, но предпочитает проводить время в компании уличных мальчишек и самостоятельно зарабатывать деньги.

Смерть матери Алексея потрясает своей «обыденностью». Дед даже не сразу верит мальчику и грубо возражает ему: «Что врешь?». Только крик отчима возвещает о трагедии: «Да она умерла, смотрите…».

Конец периода детства для Алексея связан не столько со смертью матери, сколько с прямолинейным заявлением деда: «на шее у меня — не место тебе, а иди-ка ты в люди…».

Проблематика

В финале Горький прямо ставит главную проблему повести: нужно ли с такой беспощадной откровенностью описывать всю мерзость «дикой русской жизни»? Для автора ответ очевиден. О самой суровой правде говорить необходимо. Только это позволит «с корнем… выдрать ее из памяти, из души человека».

На собственном примере Горький доказывает, что «тяжкая и позорная» жизнь не искалечила его душу и не помешала сохранить «несокрушимую надежду» на лучшее. В этой спасительной способности он видит залог будущего возрождения всего русского народа.

Данила