Это было не просто воспоминанье, а жизнь, гораздо действительнее, гораздо «интенсивнее» — как пишут в газетах,— чем жизнь его берлинской тени.

Текст: Алёна Базан, 63 👀