Сказка «Лоскутушка из Страны Оз (Книга 7)»

Сказка по темам: верность и предательство, добро и зло, дружба, отзывчивость и равнодушие, смелость и трусость | Герои сказки: Железный Дровосек, Лоскутушка, мальчик, Озма, Страшила |
Ещё немного об этой сказке Форма произведения: волшебные, сказка | Вид сказки: Литературные сказки, Сказки зарубежных писателей | Возраст: дети 3-6 лет, дети 6-9 лет | В школе: 1-4 класс, 5 класс, 6 класс | Время чтения: 6-10 часов |
Найти сказки по различным темам, героям и другим критериям можно на странице поиска сказок.

СОДЕРЖАНИЕ:

1. ОДЖО И ДЯДЯ НАНДИ

2. КРИВОЙ КОЛДУН

3. ЛОСКУТУШКА

4. СТЕКЛЯННЫЙ КОТ

5. УЖАСНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

6. ПУТЕШЕСТВИЕ

7. ГРАММОФОН-НАДОЕДА

8. ГЛУПАЯ СОВА И МУДРЫЙ ОСЕЛ

9. ВУЗИ

10. КОСМАТЫЙ СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

11. ХОРОШИЙ ТОВАРИЩ

12. ГИГАНТСКИЙ ДИКОБРАЗ

13. ЛОСКУТУШКА И СТРАШИЛА

14. ОДЖО НАРУШАЕТ ЗАКОН

15. ПЛЕННИК ОЗМЫ

16. ПРИНЦЕССА ДОРОТИ

17. ОЗМА И ЕЕ ДРУЗЬЯ

18. ПРОЩЕНИЕ

19. ВСТРЕЧА С ТОТТЕНГОТАМИ

20. ПЛЕНЕННЫЙ ЮН

21. ПРЫГУН-ЧЕМПИОН

22. ШУТНИКИ РОГУНЫ

23. МИР ВОССТАНОВЛЕН

24. ОДЖО НАХОДИТ ТЕМНЫЙ КОЛОДЕЦ

25. В ГОСТЯХ У ЛЕНИВОГО КВОДЛИНГА

26. КОВАРНАЯ РЕКА

27. ЖЕЛЕЗНЫЙ ДРОВОСЕК ВОЗРАЖАЕТ

28. УДИВИТЕЛЬНЫЙ ВОЛШЕБНИК ИЗУМРУДНОГО ГОРОДА

1. ОДЖО И ДЯДЯ НАНДИ

— А где масло, дядя Нанди? — спросил Оджо.

Дядя Нанди выглянул из окна, погладил свою длинную бороду, потом посмотрел на юного жителя Страны Жевунов и сказал, покачав головой:

— Нету.

— Нет масла? Плохо. А как насчет джема? — осведомился Оджо, встав на табуретку, чтобы лучше видеть полки буфета.

Но дядя Нанди снова покачал головой:

— Вышел.

— И джема тоже нет? И пирогов нет, и яблок, и варенья? Один только хлеб остался, да?

— Да, — сказал дядя, снова выглядывая в окно и поглаживая бороду.

Мальчик поставил табуретку у окна и сел рядом с дядей. Он медленно жевал сухой ломоть хлеба и думал.

— У нас во дворе не растет ничего, кроме хлебного дерева, — рассуждал он вслух. — И на нем всего две буханки, да и те неспелые. Дядя, скажи, почему мы такие бедные?

Старый Жевун обернулся и поглядел на Оджо. У него были добрые глаза, но он так давно не улыбался и не смеялся, что Оджо забыл, как выглядит веселый дядя Нанди. Вдобавок он говорил так кратко, как только было возможно, и племянник, который жил с ним без родителей, научился извлекать бездну смысла из одного-единственного слова.

— Почему мы такие бедные, дядя? — спросил Оджо еще раз.

— Отнюдь, — отозвался старик.

— Бедные, бедные! — не сдавался Оджо. — Что у нас есть?

— Дом.

— Да, но в Стране Оз у каждого есть крыша над головой. Что еще кроме дома у нас имеется?

— Хлеб.

— Я доедаю последний кусок созревшей буханки. А твою долю я отложил — она на столе. Можешь подкрепиться, когда проголодаешься. Но когда она кончится, что мы будем есть?

Старик зашевелился на стуле, но ничего не сказал и лишь покачал головой.

— Ну конечно, — продолжал Оджо, который был вынужден поддерживать разговор, потому что дядя Найди предпочитал отмалчиваться, — никто не умирает от голода в Стране Оз, только сама еда в рот не свалится, надо пойти и найти ее.

Старый Жевун снова беспокойно зашевелился и посмотрел на своего племянника так, словно его доводы вывели его из равновесия.

— Завтра утром мы должны оказаться там, где можно найти какую-то еду. Иначе нам станет совсем худо.

— Куда? — спросил дядя.

— Куда нам пойти? — переспросил племянник. — Ой, я не знаю. Это ты должен знать. Тебе так много лет, что ты, наверное, порядком попутешествовал. Я-то, сколько себя помню, всегда жил с тобой здесь, в этом маленьком круглом домишке с садиком и густыми лесами вокруг. Я не видел ничего, кроме густых лесов вокруг и вон той большой горы на юге, где живут, по слухам, Стреляющие Головы, которые никого не пропускают, и второй горы, на севере, где, говорят, никто не живет.

— Живет, — поправил племянника дядя.

— Ах да, там живет одна-единственная семья. Кривой Колдун, доктор Пипт, и его жена Марголотта. Ты как-то мне о них рассказывал. У тебя на это ушел целый год. Они живут на вершине горы, а по другую ее сторону находится красивая и плодородная Страна Жевунов. Глупо, что мы с тобой вынуждены жить одни в этом большом лесу, да?

— Да, — сказал дядя.

— Так давай посетим Страну Жевунов и поглядим на тех, кто ее населяет. Говорят, там живут хорошие и веселые люди. Мне надоел один сплошной лес. Я бы с удовольствием посмотрел на что-то еще.

— Мал, — сказал дядя.

— Теперь я не такой маленький, как прежде, — отвечал мальчуган. — Я могу идти по лесу далекодалеко и не отстану от тебя. У нас в саду не растет больше ничего съестного, и нам все равно надо найти себе пропитание.

Некоторое время дядя Найди молчал. Затем он закрыл окно и повернулся на стуле спиной к стене. Солнце уже спряталось за верхушки деревьев, и стало холодать.

Вскоре Оджо зажег камин, и в нем, весело потрескивая, разгорелся огонь. Бородатый старик и маленький мальчик долго сидели у огня в молчании. Они размышляли. Когда за окном совсем стемнело, Оджо сказал:

— Доедай хлеб, дядя, и пошли спать.

Но дядя Нанди не стал есть хлеб. И спать тоже не пошел. Его племянник уже сладко спал на своей кровати в углу, а старик все сидел у огня и думал.

2. КРИВОЙ КОЛДУН

Когда наутро забрезжил рассвет, дядя Нанди мягко положил руку на голову мальчика и разбудил его.

— Пора! — сказал он.

Оджо стал одеваться. Он надел голубые шелковые чулки, голубые штаны до колен с золотыми пряжками, голубую рубашку и голубой сюртук с золотой тесьмой. Башмаки у него были из голубой кожи с загнутыми острыми носами. Шляпа у него была тоже голубая, остроконечная и с плоскими полями, украшенными маленькими золотыми колокольчиками, которые мелодично звенели, когда Оджо шел. Так одевались жители Страны Жевунов. Похожий костюм носил и дядя Нанди. Только вместо башмаков на ногах у старика были сапоги с отворотами, а его сюртук был с широкими, расшитыми золотом манжетами.

Мальчик увидел, что дядя не притронулся к хлебу, и решил, что старик не голоден. Зато Оджо сильно проголодался, поэтому он разломил ломоть пополам, съел свою долю и запил ее глотком студеной свежей воды из ручья. Дядя положил свой хлеб в карман сюртука, после чего еще раз повторил:

— Пора!

Оджо ликовал. Ему надоело жить в лесном одиночестве, и он очень хотел повидать белый свет и людей. У него была давняя мечта: как следует изучить Страну Оз, в которой и находились земли Жевунов.

Когда они вышли из дома, дядя Нанди просто закрыл дверь на щеколду и двинулся по тропинке. Он не боялся, что с их домом может что-нибудь случиться в их отсутствие, даже если кто-то окажется в этих лесных краях.

У подножия горы, что отделяла Страну Жевунов от Страны Гилликинов, тропинка раздваивалась. Дядя Нанди пошел по той, что вела направо, к горе, и Оджо двинулся за ним, не задавая лишних вопросов. Он понял, что эта дорожка приведет их в дом Кривого Колдуна, который был их ближайшим соседом.

Все утро они шли по горной тропинке, а в полдень присели на поваленном дереве и доели хлеб. Затем снова двинулись в путь и часа через два увидели дом доктора Пипта.

Это был большой дом, тоже круглый, как и все дома Жевунов, и выкрашенный в голубой цвет — главный в этой части Страны Оз. Вокруг дома был роскошный сад, где росли голубые деревья и цвели голубые цветы. В огороде путники увидели грядки с голубой капустой, голубой морковью и голубым салатом, весьма аппетитными на вид. В саду доктора Пипта росли также пирожные деревья, плюшечные деревья, кусты, которые давали замечательные взбитые сливки и голубое масло. Были там и грядки с шоколадо-карамелией.

Грядки с цветами и овощами разделялись дорожками из голубого гравия, а тропинка пошире вела к парадному входу дома. Он стоял на полянке, но за ней начинался мрачный и густой лес, окружавший дом со всех сторон.

Дядя Нанди постучал в дверь, и на пороге появилась приятная пухлолицая женщина, одетая во все голубое. Она улыбнулась гостям и приветливо поздоровалась.

— Вы, наверное, госпожа Марголотта, жена доктора Пипта? — сказал Оджо.

— Да, мой милый, и я рада видеть в нашем доме странников.

— Мы не могли бы увидеться со знаменитым колдуном?

— Сейчас он очень занят, — сказала хозяйка. — Но вы входите, и я вам сейчас дам что-нибудь поесть. Вы, наверное, шли издалека, чтобы попасть в наше уединенное место.

— Да, — сказал Оджо, когда они вошли в дом. — Мы шли издалека, причем из куда более уединенного места, чем ваше.

— Неужели в Стране Оз есть еще более уединенные места?! — воскликнула женщина. — А, поняла! Наверное, вы живете в Голубом Лесу?

— Совершенно верно, госпожа Марголотта, — кивнул Оджо.

— Господи! — воскликнула она, поглядев на старика, и сказала: — Никак, это дядюшка Нанди, по прозвищу Молчаливый?

— Да, — ответил дядя Нанди.

— А ты, — обратилась она к мальчику, — скорее всего, Оджо Невезучий?

— Я не знал, что меня зовут Невезучим, — признался Оджо, — но это имя мне подходит.

— Тебе и впрямь не повезло, мой милый — приговаривала Марголотта, накрывая на стол и доставая из буфета еду. — Ты живешь один в лесу, который мрачней, чем наш. Но теперь, когда ты ушел из него, может, тебе и повезет. Если в своих странствиях ты потеряешь приставку «не», то станешь Оджо Везучим, а это гораздо лучше.

— Как же мне потерять это самое «не»? — оживился Оджо.

— Не знаю, но ты просто помни об этом, и если подвернется такая возможность, не упусти ее, — сказала женщина.

В жизни Оджо не ел таких вкусных вещей. На столе стояло аппетитное дымящееся рагу, тарелка голубой фасоли, кувшин сладкого голубоватого молока, голубой пудинг с синими сливами. Когда гости как следует подкрепились, хозяйка спросила:

— Вы пришли к доктору Пипту по делу или просто так?

Дядя Найди лишь помотал головой, но Оджо сказал:

— Мы совершаем путешествие и решили отдохнуть и собраться с силами у вас. Дядя Нанди вряд ли так уж хочет встретиться со знаменитым Кривым Колдуном, но я был бы рад хоть глазком взглянуть на него!

Женщина на мгновение задумалась.

— Помнится, когда-то, много лет назад, мой муж и твой дядя Нанди были большими друзьями, — сказала она. — Может, им будет приятно снова увидеться. Я уже говорила, что Кривой Колдун очень занят, но если вы обещаете не мешать, то я позволю вам зайти в его лабораторию и посмотреть, как он готовит удивительное снадобье.

— Вот здорово! — весело воскликнул мальчуган. — Я — с удовольствием!

Марголотта провела гостей в круглую комнату в задней части дома, где была лаборатория чародея. В ней был куполообразный потолок и множество окон, отчего внутри было очень светло. В комнате имелась еще одна дверь, а под окнами стояла широкая длинная скамейка; кроме того, имелось еще несколько стульев. В большом камине горели синие поленья, и над синим пламенем висели четыре больших котла, в которых что-то вовсю булькало и кипело, испуская клубы пара. Чародей одновременно помешивал все четыре: два — руками, а два — ногами, к которым были привязаны деревянные черпаки. Он был так скрючен, что трудно было понять, где у него руки, а где ноги.

Дядя Найди подошел поздороваться со старым приятелем, но он не мог пожать ему ни рук, ни ног, поскольку они были заняты, и просто похлопал Колдуна по лысой макушке и произнес:

— Что?

— А! Молчаливый пожаловал, — заметил доктор Пипт, не поворачивая головы. — И он хочет знать, что я делаю? Так вот, когда я закончу, то у меня получится Оживительный Порошок. Только я один знаю, как его изготовить. Если им что-нибудь посыпать, этот предмет, чем бы он ни был, сразу оживает. У меня ушло на это снадобье несколько лет, но теперь могу сказать, что дело близится к концу. Видите ли, я делаю его для моей жены Марголотты, оно ей зачем-то очень понадобилось. Усаживайтесь поудобнее, дядюшка Нанди, а когда я закончу, мы поговорим.

— Вы, наверное, не знаете, — объяснила Марголотта, когда все уселись на широкой скамье под окном, — мой муж имел глупость отдать весь Оживительный Порошок, что он в свое время изготовил, колдунье Момби, которая жила в Стране Гилликинов. В обмен на Оживительный Порошок Момби дала доктору Пипту Порошок Юности, но она смошенничала, ибо от этого порошка не оказалось совсем никакого проку.

— А может, и Оживительный Порошок тоже оказался так себе? — предположил Оджо.

— Он просто чудо! — заявила Марголотта. — Тот первый Порошок мы попробовали на Стеклянном Коте, и он не только ожил, но и живет до сих пор. Он сейчас где-то в доме.

— Стеклянный Кот?! — удивленно воскликнул Оджо.

— Да, Кот — неплохой товарищ, только слишком уж любуется своей персоной и совершенно не желает ловить мышей, — пояснила Марголотта. — Муж сделал ему розовые мозги, но они оказались слишком изысканными для простого кота, и теперь он считает, что ему не к лицу гоняться за мышами. У него красивое красное сердце, сделанное из рубина, но оно холодное и бесчувственное — камень есть камень. Надеюсь, следующего Кота Кривой Колдун изготовит без сердца и мозгов, тогда он не станет отказываться ловить мышей и будет приносить дому пользу.

— А что сделала с Порошком колдунья Момби? — поинтересовался мальчик.

— Во-первых, оживила Тыквоголового Джека. Ты ведь слышал о Тыквоголовом Джеке? Сейчас он живет недалеко от Изумрудного Города, и его очень ценит Озма, которая правит всей Страной Оз.

— Никогда о нем не слышал, — признался Оджо. — Я вообще мало что знаю про Страну Оз. Я всю жизнь прожил с дядей Нанди, а он молчаливый, и рядом не было никого, кто бы мог мне что-то рассказать.

— Вот потому-то ты и есть Оджо Невезучий, — сочувственно сказала женщина. — Чем больше человек знает, тем счастливей он становится. Знания — самое главное в жизни.

— Но скажите, пожалуйста, что вы хотите сделать с Порошком, который готовит доктор Пипт? Он сказал, что Порошок зачем-то понадобился вам.

— Так оно и есть, — сказала Марголотта. — Я хочу оживить Лоскутушку.

— Лоскутушка? А кто она такая? — осведомился Оджо.

— Я ее тебе покажу, — сказала Марголотта, посмеиваясь над мальчиком. — Потому что словами объяснить это трудно. Но сначала я должна сказать, что уже давно думала, как неплохо было бы завести служанку, которая помогала бы мне вести хозяйство, готовила бы пищу и мыла посуду. Но никто не пойдет к нам работать, потому что мы живем на отшибе. Поэтому мой умный муж, Кривой Колдун, предложил, чтобы я сшила такую служанку из лоскутков, а потом он оживит ее с помощью чудодейственного Порошка. Мне это понравилось, и доктор Пипт принялся готовить новую порцию Оживительного Порошка. Он делает его уже давно, а потому у меня оказалось полнымполно времени, чтобы смастерить служанку. Все это, кстати, не так просто, как может показаться. Сначала я никак не могла решить, из чего же сшить девицу, но потом, роясь в сундуке, я обнаружила старое лоскутное одеяло, которое в молодости сшила моя бабушка.

— Что такое лоскутное одеяло? — полюбопытствовал Оджо.

— Одеяло, сшитое из разных кусочков ткани всевозможных цветов. Лоскутки все разной формы и размеров, и, если их хорошо пригнать друг к другу, одеяло прекрасно смотрится. Порой его называют сумасшедшим одеялом, потому что лоскутки такие разноцветные. Мы никогда не пользовались бабушкиным одеялом, потому что Жевуны ценят лишь один цвет — голубой, и оно провалялось в сундуке добрую сотню лет. Когда же я его нашла, то поняла: из него получится отличная девушка Лоскутушка. Когда ее оживят, она не будет такой гордой и надменной, как наш Стеклянный Кот. Пестрота лоскутков не позволит ей важничать и задирать нос.

— А что, голубой цвет — главный у Жевунов? — спросил Оджо.

— Да, но в других частях Страны Оз популярны другие цвета. В Изумрудном Городе, где живет принцесса Озма, главный цвет — зеленый. Но Жевуны предпочитают голубой, и когда мы оживим куклу-лоскутушку, она убедится, что ей не удастся своевольничать, как делают порой служанки, сделанные из того же материала, что и их хозяйки.

— Хорошая мысль. — Дядя Нанди одобрительно кивнул. Для него это была длинная речь, ибо состояла из целых двух слов.

— Вот я и разрезала одеяло, — продолжала Марголотта, — и сделала из него куклу, которую набила ватой. Сейчас я вам покажу, как я неплохо поработала.

И с этими словами она подошла к шкафу и распахнула дверцы. Затем она вернулась с большой куклой-лоскутушкой в руках, которую посадила на лавку, где та и осталась сидеть.

3. ЛОСКУТУШКА

Оджо восхищенно разглядывал куклу. Она была повыше, чем он, и казалась пухленькой, потому что была туго набита ватой. Ее туловище было сделано из лоскутного одеяла, а кроме того, Марголотта изготовила для нее юбку и передник из такой же пестрой и яркой материи. На ногах у нее были красные кожаные башмаки с загнутыми носами. У нее были аккуратные пальчики с золотыми пластиночками-ногтями на концах.

— Когда мы ее оживим, ей придется потрудиться, — заметила Марголотта.

Особенное восхищение Оджо вызвала голова Лоскутушки. Поскольку Кривой Колдун долго возился со своим Оживительным Порошком, у Марголотты оказалось достаточно времени, чтобы как следует поработать над головой куклы, и она не пожалела ни сил, ни выдумки. Волосы она сделала из ярко-рыжей пряжи, и они спадали на плечи аккуратными прядями. Глазами служили две серебряные пуговицы, которые Марголотта срезала со старых брюк мужа. Зрачками служили черные нитки, которыми они были пришиты. Над ушами пришлось немного подумать: служанка должна как следует слышать свою хозяйку, и в конце концов Марголотта сделала их из золотых пластинок, пришив их нитками через специально просверленные дырочки. В Стране Оз золото — самый ходовой металл, и его широко используют в хозяйстве, потому что оно мягкое и хорошо поддается обработке.

Прорезав отверстие для рта, Марголотта вшила туда две нитки жемчуга. Это были зубы. Затем из куска алого плюша она сделала язык. Оджо очень понравился рот Лоскутушки, и хозяйка была обрадована его похвалой. Лицо куклы состояло из множества лоскутков и потому не поражало красотой. Одна щека была желтой, другая красной, подбородок был синим, лоб фиолетовым, а посередине, там, где был нос, красовался оранжевый лоскуток.

— Вообще-то, лучше бы лицо было розовым, — сказал Оджо.

— Наверное, но у меня не оказалось под рукой куска розовой материи, да это и неважно, ведь в служанке главное — трудолюбие, а не красота. Если мне надоест ее разноцветное лицо, я всегда могу побелить его.

— А мозги у нее есть? — спросил Оджо.

— Вот про мозги-то я забыла! — воскликнула Марголотта. — Спасибо, что напомнил! Еще не поздно их вставить. Пока мы ее не оживили, с ней можно сделать все, что угодно. Но главное, не вложить ей слишком много мозгов. Да и те, пожалуй, должны соответствовать ее положению. Короче, это не должны быть слишком хорошие мозги.

— Зря! — сказал дядя Найди.

— Нет, я уверена, что права, — возразила женщина.

— Он просто хотел сказать, — пояснил Оджо, — что, если у служанки не будет хороших мозгов, она не сможет как следует понимать, что вы от нее хотите, и тщательно выполнять все поручения.

— Может, он и прав… — задумчиво протянула Марголотта. — Но, с другой стороны, слишком уж умная служанка может начать важничать и делать свою работу спустя рукава. Нет, это вопрос тонкий. Тут надо угадать и количество и качество мозгов. Пусть моя служанка будет смышленой, но не слишком.

С этими словами она подошла к другому шкафу, в котором было множество полок. На них стояли голубые банки с аккуратными наклейками, обозначавшими их содержимое. На одной из полок значилось: «Составные части мозгов». А на банках было написано: «Послушание», «Сметливость», «Рассудительность», «Смелость», «Искренность», «Приветливость», «Образованность», «Правдивость», «Поэтичность», «Самостоятельность».

— Так, минуточку, — сказала Марголотта. — Первым делом возьмем «Послушание». — Она сняла с полки банку и отсыпала на тарелку. — «Приветливость» и «Правдивость» тоже годятся. — Она отсыпала немножко из каждой банки. — Ну вот, пожалуй, и все, — заключила Марголотта, — другие качества служанке ни к чему.

Дядя Нанди, стоявший рядом с Оджо, постучал по банке, на которой было написано «Сметливость», и сказал:

— Немножко.

— Немножко «Сметливости»? Вы, пожалуй, правы, — сказала Марголотта и уже взялась было за банку, как Кривой Колдун крикнул от очага:

— Марголотта! Быстро ко мне!

Она подбежала к мужу и помогла ему снять все четыре котла с огня. Вода из них выкипела, и на дне каждого остался белый порошок. Осторожно Колдун пересыпал его в золотое блюдо и начал перемешивать золотой ложкой. Когда он закончил, снадобья оказалось всего-навсего с пригоршню.

— Вот Оживительный Порошок! — торжествующе воскликнул доктор Пипт. — Только я знаю, как его делать. Чтобы получить эту горсточку, у меня ушло шесть лет, но и она стоит целого королевства. Многие повелители отдали бы все на свете, лишь бы заполучить такой порошок. Когда он остынет, я переложу его в маленькую баночку, а пока буду следить, чтобы порывом ветра его не сдуло и не разметало по комнате.

Дядя Нанди, Марголотта и Кривой Колдун стояли и любовались чудодейственным Оживительным Порошком, но Оджо куда больше заинтересовали мозги Лоскутушки. Решив, что нельзя лишать ее тех хороших свойств, что были под рукой, он потихоньку добавил в тарелку из каждой банки. Его поступок прошел незамеченным — все были слишком увлечены Оживительным Порошком, но вскоре Марголотта вспомнила о своем деле и подошла к буфету.

— Так, так… — размышляла она вслух. — Я хотела добавить девице немного «Сметливости», заменяющей пока «Ум», который доктор еще не научился как следует делать. — И, взяв банку со «Сметливостью», она подсыпала из нее в тарелку. Оджо сделалось слегка не по себе, потому что он и так всыпал много этого порошка, но он не посмел вмешаться и утешил себя убеждением, что сметливостью мозги не испортишь.

Марголотта подошла с тарелкой с мозгами к скамейке. Отпоров шов на голове у куклы, она всыпала туда мозги, а затем аккуратно все опять зашила.

— Моя девочка готова испытать действие твоего Оживительного Порошка, — сообщила она мужу.

Но тот сказал:

— Порошком можно будет пользоваться лишь завтра утром. Я думаю, он уже остыл и его можно переложить в баночку.

Он взял маленькую золотую баночку с крышкой, как у перечницы, чтобы порошком было удобно посыпать нужный предмет. Аккуратно пересыпав туда чудесное снадобье, он запер баночку в своем шкафу.

— Наконец-то, — сказал он, весело потирая руки, — у меня появился досуг, чтобы спокойно поболтать с моим старинным приятелем дядюшкой Нанди. Присядем-ка и спокойно поговорим. Целых шесть лет я непрестанно мешал эти котлы и рад чуточку отдохнуть.

— В основном говорить придется вам, — вставил Оджо. — У дяди Нанди прозвище Молчаливый, и он говорит мало.

— Знаю. Но оттого с твоим дядюшкой и хорошо посудачить, — возразил доктор Пипт. — Почти все люди говорят слишком много. Так приятно встретить молчаливого человека.

Оджо посмотрел на Колдуна с почтительным любопытством.

— А вам не мешает ваша скрюченность? — спросил он.

— Нет, я вполне собой доволен, — последовал ответ. — Ведь я единственный в мире Кривой Колдун и, хотя встречаются кривые люди на белом свете, уверяю вас: кривей меня нет никого.

Доктор Пипт и впрямь был на редкость крив, и Оджо не мог взять в толк, как Колдуну удается делать так много разных дел. Когда доктор Пипт сел на кривой стул, специально изготовленный ему по фигуре, одно колено оказалось у него под подбородком, а второе где-то около поясницы. Но это был жизнерадостный человек, и на его лице играла приятная дружеская улыбка.

— Мне разрешено колдовать лишь для собственного развлечения, — пояснил он гостям, закуривая скрюченную трубку. — Раньше в Стране Оз многие ворожили и колдовали, и наша очаровательная правительница принцесса Озма в один прекрасный день решила положить этому конец, и, в общем-то, правильно сделала. В Стране Оз было несколько злых колдуний и ведьм, и они причиняли людям немало бед, но теперь все они не у дел, и волшебством позволено заниматься лишь доброй волшебнице Глинде, но ее магия всегда служила на пользу людям. Волшебник Оз, некогда правивший Изумрудным Городом, оказался обманщиком, но потом он стал брать уроки волшебства у Глинды. Поговаривают, что он теперь кое-чему научился, хотя он всего-навсего ее помощник. Я могу оживить служанку для жены или Стеклянного Кота, чтобы тот ловил мышей, что он наотрез отказывается делать, но я не имею права колдовать для других и вообще делать из этого ремесло.

— Интересная, должно быть, штука — волшебная наука! — заметил Оджо.

— Естественно, — согласился доктор Пипт. — В свое время я совершал чудеса, достойные самой Глинды. Я изобрел не только Оживительный Порошок, но и Окаменитель — вон в той банке, у окна.

— А что делает ваш Окаменитель? — полюбопытствовал мальчик.

— Одной его капли хватает, чтобы превратить живое существо в мрамор или гранит. Это мое изобретение оказалось весьма полезным. Как-то раз на нас напала парочка жутких Калидасов — это хищники с медвежьими туловищами и тигриными головами. Но я побрызгал их Окаменителем, и они стали мраморными. Навсегда.

— Отлично! — воскликнул дядя Нанди, качая головой и поглаживая длинную бороду.

— Господи, каким ты сделался болтуном, — заметил Колдун, обрадованный похвалой приятеля.

Но в этот момент кто-то стал скрестись в заднюю дверь, и затем пронзительный голос крикнул:

— Пустите! Поскорее пустите меня в дом!

Марголотта встала и подошла к двери.

— Попроси как положено, будь благонравным котом, — сказала она.

— Мя-я-у-у! Ну как? Устраивает это ваше королевское высочество? — не без презрения в голосе осведомился Кот.

— Так-то лучше, — сказала хозяйка и открыла дверь.

Тотчас же в комнату вбежал Кот и как вкопанный застыл в центре, увидев незнакомцев. Дядя Нанди и Оджо в свою очередь изумленно уставились на него, ибо не подозревали, что такое создание может существовать даже в волшебной Стране Оз.

4. СТЕКЛЯННЫЙ КОТ

Кот был целиком сделан из стекла, такого чистого и прозрачного, что через него все было видно, как в окошко. В его голове, однако, вращалась масса маленьких розовых шариков, сверкавших, как драгоценные камни, а сердце было из алого рубина. Вместо глаз у Кота были два изумруда, но в остальном он был из стекла, с красивым витым хвостом.

— Ну что, доктор Пипт, вы собираетесь представить меня гостям или нет? — раздраженно осведомился Кот. — По-моему, вы забыли ваши манеры.

— Прошу прощения, — отозвался Колдун. — Это дядюшка Нанди, потомок королей Жевунов, правивших, еще когда эти земли не вошли в Страну Оз.

— Ему не мешало бы постричься, — заметил пот, умывая лапкой свою стеклянную мордочку.

— Верно, — весело хмыкнул дядя Нанди.

— Он жил один в густом лесу, и хотя в Стране Оз всего в достатке, там не было брадобреев.

— А что это с ним за гном?

— Это не гном, а мальчик, — пояснил Колдун. — Просто ты никогда не видел мальчиков. Пока он маленький, но со временем вырастет и станет таким же высоким, как и дядюшка Нанди.

— Правда? Это такое волшебство? — осведомилось стеклянное животное.

— Да, только это волшебство жизни, а оно посильнее чудес магов и чародеев. Например, мое волшебство создало и оживило тебя, но гордиться мне нечем: от тебя никакого толку и сплошные неприятности. И ты не способен расти. Ты всегда будешь тем же самым наглым бесцеремонным Стеклянным Котом с розовыми мозгами и бесчувственным сердцем-рубином.

— А уж я-то как жалею, что вы меня создали и оживили, — заметил Кот, усевшись на задние лапы и помахивая хвостом. — Вы живете в унылом месте. Я исходил и ваш сад, и лес — такая скучища! А когда я прихожу в дом, то от разговоров вашей толстой жены просто хочется лезть на стенку.

— Это все потому, что я вложил в твою голову не такие мозги, как у нас, — сказал доктор Пипт. — Они слишком роскошны для простого кота.

— Так, может, вы их вынете и замените простыми камешками? — попросил Стеклянный Кот. — Тогда я не буду смотреть на все свысока.

— Пожалуй, я так и сделаю. Только сперва я оживлю Лоскутушку.

Кот подошел к скамье, на которой сидела кукла, и внимательно ее оглядел.

— Неужели вы хотите оживить эту уродину? — спросил он.

Колдун кивнул.

— Это служанка жены, — пояснил он. — Ей придется делать всю работу по дому. Но ты не будешь ею командовать, как ты командуешь нами. Ты должен относиться к ней с уважением.

— Ни за что! Стану я еще относиться с уважением к мешку из тряпок и лоскутков.

— Если так, то в доме могут оказаться не только лоскутки, но и осколки, — сердито буркнула Марголотта.

— Почему же вы тогда не сделали ее хорошенькой? — осведомился Стеклянный Кот. — Я-то — красавец хоть куда и люблю посмотреть, как крутятся мои розовые шарики-мозги и бьется рубиновое сердце. — И с этими словами Кот подошел к высокому зеркалу и застыл перед ним, горделиво вглядываясь в свое отражение. Затем он снова заговорил: — А это лоскутное создание возненавидит себя, как только оживет. На вашем месте я бы сделал из нее швабру.

— У тебя испорченный вкус, — буркнула Марголотта, задетая за живое критикой Кота. — По-моему, моя Лоску тушка — очень хорошенькая, учитывая материалы, из которых я ее сшила. В ней больше цветов, чем в радуге, а ты не будешь спорить, что радуга очень красива.

Стеклянный Кот зевнул и потянулся на полу.

— Дело хозяйское, — сказал он. — Мне только жаль эту Лоскутушку, вот и все.

Оджо и дядя Нанди остались ночевать у Кривого Колдуна. Мальчик был этому рад, потому что надеялся посмотреть, как будут оживлять Лоскутушку. Стеклянный Кот тоже сильно поразил его воображение. Оджо хоть и жил в волшебной Стране Оз, но никогда до этого не сталкивался с волшебством. Там, дома, ничего волшебного не происходило. Дядя Нанди, который мог бы быть королем Жевунов, если бы те не объединились с другими народами и не признали Озму своей единственной повелительницей, удалился в лесную глушь со своим маленьким племянником, и они жили там как отшельники.

Если бы их заброшенный сад не перестал выращивать для них пищу, они бы и дальше жили в Голубом Лесу, но теперь они решили повидать мир, и первое же впечатление было таким сильным, что Оджо от возбуждения так и не сомкнул глаз этой ночью.

Марголотта прекрасно готовила и накормила их вкусным завтраком. Когда они ели, добрая женщина сказала:

— Теперь уж я не скоро снова примусь за готовку. После завтрака доктор Пипт обещал оживить мою новую служанку. Пусть вымоет посуду, подметет полы и вытрет пыль в доме. Господи, как это облегчит мне жизнь!

— Это и правда снимет с тебя массу забот, — согласился Колдун. — Кстати, я заметил, что ты брала из буфета банки с компонентами для мозгов. Какие же качества ты выбрала для служанки?

— Только самое необходимые для скромной девушки, — отвечала его жена. — Я не хочу, чтобы она стала такой же высокомерной, как Стеклянный Кот. Иначе она будет чувствовать себя несчастной и обделенной, ибо ее дело — помогать мне по хозяйству, а не распоряжаться.

Оджо с беспокойством выслушал эти слова. Он начал побаиваться, что без спросу подмешал к смеси, приготовленной Марголоттой, кое-что лишнее. Но теперь уже каяться было поздно: мозги были вложены в голову Лоскутушки, а прореха крепко зашита. Можно было, конечно, и сейчас признаться в содеянном, но Оджо боялся вызвать гнев Кривого Колдуна и его супруги. Ему показалось, что дядя Нанди видел, как он подмешал в мозги порошка из других банок, и не сказал ни слова. Но дядюшка вообще говорил только в самых необходимых случаях.

Позавтракав, все отправились в лабораторию Колдуна, где перед зеркалом на полу лежал Стеклянный Кот, а Лоскутушка по-прежнему сидела на скамье.

— Ну а теперь, — коротко сказал Кривой Колдун, — за дело. Сейчас будет совершено величайшее из чудес, на которое способен волшебник — даже в Стране Оз. В любой другой стране это и вовсе не возможно. Я думаю, оживление Лоскутушки должно проходить под музыку. Приятно сознавать, что первыми звуками, которые она услышит, будут аккорды прекрасной музыки. — С этими словами он подошел к граммофону, встроенному в маленький столик в углу, и стал заводить это устройство, а потом приладил большую золотую трубу.

— Музыка, которую впредь будет слушать моя служанка, — заметила Марголотта, — это в основном приказания ее хозяйки. Но я не вижу вреда в том, что ее появление на этом свете будет приветствовать невидимый оркестр. Потом мои распоряжения и указания его вполне заменят.

Граммофон заиграл веселый марш, а Кривой Колдун отпер шкаф и вынул золотую баночку с Оживительным Порошком.

Затем все подошли к скамейке, где сидела Лоскутушка. Марголотта и дядя Нанди стояли у окна, Оджо — сбоку, а Кривой Колдун расположился перед куклой, чтобы ему было сподручнее посыпать ее Порошком.

Стеклянный Кот тоже подошел поближе, чтобы поглядеть на занятное зрелище.

— Все готовы? — спросил доктор Пипт.

— Все готовы, — отозвалась его жена.

Тогда Кривой Колдун наклонился к Лоскутушке и потряс баночку. Из нее высыпалось несколько крупинок чудесного средства, и они упали на голову и руки куклы.

5. УЖАСНОЕ ПРОИСШЕСТВИЕ

— Чтобы волшебство сработало, потребуется несколько минут, — заметил колдун, аккуратно посыпая куклу Порошком.

Но внезапно Лоскутушка подняла руку и выбила баночку из руки Кривого Колдуна. Баночка взмыла в воздух. Марголотта и дядя Нанди так испугались, что отскочили назад и столкнулись. Голова дяди Нанди задела полку, с которой опрокинулась банка с Окаменителем.

Кривой Колдун издал такой крик, что Оджо отпрянул в сторону. За ним, сжимая в ужасе свои тряпичные руки, отскочила и Лоскутушка. Стеклянный Кот спрятался под столом. В результате Окаменитель попал только на Марголотту и дядю Нанди. Волшебство сработало мгновенно. Они оба тотчас же застыли в тех позах, в каких были, когда на них пролилось зелье.

Оджо оттолкнул Лоскутушку подальше и подбежал к дяде Нанди. Он страшно перепугался за своего единственного друга и защитника. Когда он схватил его за руку, то почувствовал, что она холодна и тверда, как мрамор. В мрамор превратилась и длинная его борода. Кривой Колдун в отчаянии носился по комнате. Он умолял жену простить его, ответить ему, снова вернуться к жизни.

Лоскутушка быстро пришла в себя от испуга. Она подошла поближе и с большим интересом смотрела на людей. Затем она посмотрела на себя и засмеялась. Увидев зеркало, она подошла к нему и с удивлением стала разглядывать свою необычную внешность — глаза-пуговицы, зубы-бусинки, курносый нос. Затем, обращаясь к своему отражению, она продекламировала:

Что за чудо из чудес?

Кто там в зеркало залез?

Ах, какая пестрота!

Ах, какая красота!

Она поклонилась, и ее отражение тоже отвесило поклон. Затем она весело рассмеялась, после чего Стеклянный Кот выполз из-под стола и сказал:

— Я не удивляюсь, что ты над собой смеешься. Ты согласна, что у тебя жуткий вид?

— Жуткий? — удивилась Лоскутушка. — Да я просто прелесть! Я — диковинка, а стало быть, единственная в своем роде! В мире много загадочных, нелепых, смешных, забавных, уникальных существ, но я, видать, им всем дам сто очков вперед! Только бедняжке Марголотте могло прийти в голову создать такое странное существо. Но я рада, очень рада, что я — это я и не похожа ни на кого другого.

— Помолчи! — вскричал Колдун. — Помолчи и дай мне собраться с мыслями. Иначе я просто рехнусь.

— Тьфу, я устал играть этот марш, — заговорил Граммофон через трубу резким, скрипучим голосом. — Если ты не возражаешь, дружище Пипт, я немного передохну!

Кривой Колдун мрачно уставился на музыкальный ящик.

— Какое невезение! — горестно воскликнул он. — Оживительный Порошок попал на Граммофон.

Он подошел к нему и увидел, что золотая баночка с заветным Порошком опрокинулась над Граммофоном, просыпав все свое драгоценное содержимое на него. Теперь Граммофон ожил и начал отплясывать какой-то танец, топая ножками столика, к которому был приделан. Эта пляска так рассердила доктора, что он пихнул не в меру развеселившуюся машину в угол и задвинул ее скамейкой.

— От тебя и раньше не было покоя, — горько проговорил ему Кривой Колдун, — но живой Граммофон способен свести с ума всех нормальных людей в Стране Оз.

— Попрошу без оскорблений! — обиженно отозвался Граммофон. — Ты же сам меня оживил, старина! Я тут ни при чем.

— Да, наделали вы дел, доктор Пипт, — презрительно заметил Кот.

— Я не жалуюсь, — сказала Лоскутушка и стала весело кружиться по комнате.

— Это все я виноват, — сказал чуть не плача Оджо, потрясенный участью дяди Нанди. — Меня же зовут Невезучим.

— Что за чушь, мальчуган! — весело воскликнула Лоскутушка. — Если у тебя есть ум, чтобы принимать решения и действовать, тебя нельзя считать невезучим. Невезучие — это те, кто надеется на авось, как доктор Пипт. А в чем, собственно, проблема, господин Волшебных Дел Мастер?

— На мою дорогую жену и дядюшку Нанди случайно пролился Окаменитель и превратил их в мраморные статуи, — печально отозвался Колдун.

— Так почему ты не посыплешь их этим твоим Порошком из баночки и не превратишь опять в людей? — спросила Лоскутушка. — Ха-ха-ха! Хныхны-хны!

Кривой Колдун, услышав это, подпрыгнул.

— Ив самом деле! Мне это как-то не пришло в голову! — воскликнул он и, схватив золотую баночку, подбежал к жене.

Лоскутушка же сказала такой стишок:

Ха— ха-ха! Хны-хны-хны!

Ой, как глупы колдуны!

Я учу его, как жить,

Как супругу оживить!

Колдун вскарабкался на скамейку, ибо он был такой скрюченный, что иначе не смог бы никак дотянуться до макушки жены, и начал трясти над ней баночку. Но из нее не высыпалось ни крупинки. Колдун снял крышку, заглянул внутрь и с криком отчаяния отбросил баночку в сторону.

— Ни крупинки! Все, все ушло на этот проклятый Граммофон. Нечем оживить мою дорогую жену!

Кривой Колдун уронил голову на руки и горько заплакал.

Оджо стало жаль Колдуна. Он подошел к нему и мягко напомнил:

— Вы можете сделать еще порцию Оживительного Порошка, доктор Пипт.

— Да, но мне придется шесть лет, шесть долгих лет помешивать в четырех котлах руками и ногами, — последовал грустный ответ. — И все эти шесть лет несчастная Марголотта будет стоять тут и смотреть на меня.

— Неужели нет никакого другого средства? — осведомилась Лоскутушка.

Сначала Кривой Колдун покачал головой, но потом что-то припомнил и сказал:

— Есть еще один волшебный состав, который может разрушить действие Окаменителя и вернуть к жизни и Марголотту, и дядю Нанди. Но для этого снадобья требуются вещи, которые очень нелегко достать. Но если они у меня будут, я бы мог сделать в одно мгновение то, на что иначе у меня ушло бы шесть лет непрерывной возни с котлами.

— Отлично, давайте отыщем то, что требуется, — предложила Лоскутушка. — Это все-таки лучше, чем гнуть спину над котлами.

— Неплохая мысль, Заплатка, — одобрительно отозвался Стеклянный Кот. — Я рад, что у тебя неплохие мозги. А мои — вообще бесподобны. Ты только посмотри, как вертятся розовые шарики.

— Заплатка? — переспросила девушка. — Ты назвал меня Заплаткой? Это что, мое имя?

— Мне кажется, моя бедная жена собиралась назвать тебя Ангелиной, — подал голос Кривой Колдун.

— Заплатка мне нравится больше! — рассмеялась та. — Это имя больше мне подходит, я же состою из латок и заплаток. Спасибо, господин Кот, за то, что вы мне его придумали. А у вас тоже есть имя?

— Есть, но очень глупое. Его дала мне Марголотта, но оно решительно не подходит к такой особе, как я, — отвечал Кот. — Она назвала меня Промахом.

— Да уж… — вздохнул Кривой Колдун. — Для меня это оказалось самым настоящим промахом в работе. Я совершил оплошность, ибо в мире нет более бесполезного, тщеславного и колкого создания.

— Насчет «колкого» я бы возразил, — сказал Кот. — Я уже много лет живу на белом свете — на мне доктор Пипт и поставил свой первый опыт с Оживительным Порошком, но, как видите, я цел и невредим и от меня не откололось ни кусочка.

— А разве на спине у тебя не трещинка? — пошутила Лоскутушка.

И Кот тотчас же побежал к зеркалу смотреться.

— Скажите, — обратился Оджо к Колдуну, — что мы должны отыскать для снадобья, которое оживит дядю Нанди?

— Во-первых, шестилистник клевера, — последовал ответ. — Такой клевер попадается на зеленых лугах возле Изумрудного Города, но и то крайне редко.

— Я его вам найду, — пообещал Оджо.

— Во-вторых, левое крыло желтой бабочки. Такие водятся в желтой Стране Мигунов, что расположена к западу от Изумрудного Города.

— И это я достану, — пообещал Оджо. — Больше ничего не нужно?

— Нужно. Сейчас я возьму Книгу Рецептов и посмотрю, что там требуется еще.

С этими словами Кривой Колдун отпер шкаф и извлек оттуда небольшую книжечку в голубом кожаном переплете. Перелистав ее, он отыскал нужный рецепт и сказал:

— Еще мне нужна фляжка воды из темного колодца.

— Что это за колодец? — спросил мальчуган.

— Колодец, в который никогда не попадает дневной свет. Воду надо налить в золотую банку так, чтобы на нее не упал свет, и доставить мне.

— Я достану воды из темного колодца, — сказал Оджо.

— Затем мне понадобятся три волоска из хвоста Вузи, а также капля масла с тела живого человека.

Оджо задумался.

— А кто такой Вузи? — спросил он.

— Это какое-то животное, но я не могу описать его тебе, потому что никогда его не видел.

— Если я найду Вузи, то достану три волоска из его хвоста, — сказал Оджо. — Но разве есть в человеке масло?

Кривой Колдун на всякий случай еще раз глянул в книжечку.

— Так сказано в рецепте, — отозвался он, — а значит, мы должны достать все, что положено, иначе снадобье не сработает. Тут не сказано.

Ну и задача для смышленого мальчугана —

Капля масла с тела какого-то хулигана!

Шестилистник клевера, три волоска

Из хвоста Вузи — ну прямо берет тоска

От такого задания. Да еще воды

Из темного колодца — не было бы беды!

А желтой бабочки левое крыло?…

Бедному Оджо опять не повезло!

Но если он выполнит это задание,

Колдун оживит мраморные изваяния.

А если вернется с пустыми руками,

Дяде статуей быть веками.

Выслушав это стихотворение Лоскутушки, Кривой Колдун задумчиво посмотрел на нее и сказал:

— Бедняжка Марголотта, видать, по ошибке добавила ей в мозги «Поэтичности». Если это действительно так, то либо я не очень удачно сделал это свойство, либо ты, Лоскутушка, получила его не в нужной пропорции. Я решил отпустить тебя с Оджо, ведь моя бедная жена захочет иметь служанку, лишь когда опять вернется к жизни. Кроме того, вдруг ты сможешь помочь Оджо. В твоей голове возникают мысли, которые я, признаться, не ожидал услышать. Но береги себя, ведь тебя сделала своими руками моя дорогая Марголотта. Не порви одежду, а то вылезет вся вата. Один глаз пришит непрочно, надо прикрепить его получше. Если будешь много болтать, то истреплешь свой плюшевый язычок, который надо было бы обметать по краям ниткой. И помни: ты принадлежишь мне, и когда вы с Оджо выполните поручение, ты должна вернуться сюда.

— Я пойду с Заплаткой и Оджо, — заявил Стеклянный Кот.

— Нельзя! — отрезал Колдун.

— Почему?

— Ты разобьешься. К тому же от тебя им никакого прока.

— Не могу с вами согласиться, — напыщенно произнес Кот. — Три головы лучше, чем две, а в моей — прелестные розовые мозги. Вы только на них полюбуйтесь!

— Ну ступай, — раздраженно проговорил Колдун. — От тебя одно сплошное беспокойство, и я рад, что избавлюсь от твоего общества.

— В таком случае я обойдусь без выражения благодарностей, — сухо заметил Кот.

Колдун вынул из шкафа маленькую корзинку и, что-то в нее положив, вручил Оджо со словами:

— Тут немного еды и кое-какие магические амулеты. Это все, что я могу дать тебе в дорогу, но я уверен, что по пути ты найдешь друзей, которые тебе помогут. Береги Лоскутушку и доставь ее обратно целой и невредимой — она еще пригодится моей жене. Что же касается Кота по имени Промах, то, если он будет слишком докучать, разрешаю разбить его вдребезги. Все равно он меня не уважает и не слушается. Зря я вставил ему розовые мозги!

Оджо подошел к дяде Нанди и нежно поцеловал его в мраморную щеку.

— Я попытаюсь спасти тебя, дядя, — сказал он так, словно изваяние могло его слышать.

Затем он пожал скрюченную руку Кривого Колдуна. Тот уже развешивал над очагом свои четыре котла. Оджо взял корзинку и вышел из дома.

Вместе с ним вышла и Лоскутушка, а чуть сзади шествовал Стеклянный Кот.

6. ПУТЕШЕСТВИЕ

До этого Оджо никогда не путешествовал. Он знал лишь, что если спуститься по тропинке с горы, то можно оказаться в краю, где живет много Жевунов. Заплатку только сегодня оживили, и она ничего еще не знала о Стране Оз, а Стеклянный Кот признался, что не отходил далеко от дома Колдуна. Других тропинок видно не было, и некоторое время они шли по лесу и молчали, размышляя о важности данного им поручения.

Внезапно Лоскутушка рассмеялась Это было очень комичное зрелище — смеющаяся Лоскутушка щеки ее покрылись морщинками, носик вздернулся вверх, глазки засверкали, а уголки рта очень потешно приподнялись.

— Что тебя развеселило? — спросил Оджо, удрученно размышлявший о случившемся с дядей.

— Ваш мир, — отвечала девушка — Какой он странный! И вообще, какая причудливая штука жизнь Вот я, сшитая из старого одеяла Марголоттой, чтобы служить ей верой и правдой, оказалась вольной как ветер из-за случая, который никто не мог предвидеть. Я гуляю по белу свету и радуюсь жизни, а женщина, сделавшая меня, стоит каменным истуканом Если это не смешно, то я тогда не знаю, над чем же смеяться.

— Ты еще не познакомилась как следует с этим миром, бедная, наивная Заплатка, — сказал Кот — В нем не одни лишь деревья, что сейчас окружают нас со всех сторон.

— Но деревья — часть этого мира, и очень симпатичная, — возразила Лоскутушка, покачивая головой так, чтобы ее рыжие кудри развевались на ветерке — А между ними я вижу папоротники, зеленый мох, цветы. Если остальной мир хотя бы наполовину такой прекрасный, я рада, что живу!

— Я не знаю, каков он, остальной мир, — буркнул Кот, — но скоро это выяснится.

— Я всю жизнь прожил в лесу, — признался Оджо, — и мне эта чащоба кажется мрачной, и цветочкам в ней неуютно. По-моему, куда лучше открытые пространства, где могут жить люди, много людей.

— Интересно, сможет ли кто-то из тех людей, что мы встретим, сравниться со мной? — начала Лоскутушка. — Пока те, что попались мне на глаза, сильно мне уступают — кожа бледная, бесцветная, а одежда уныло-голубая А я сверкаю самыми разными цветами и красками Потому-то я весела, а ты, Оджо, грустишь!

— Я, кажется, ошибся, что дал тебе так много мозгов, — буркнул мальчик. — Нет, Колдун верно сказал: с мозгами у тебя вышел перебор, и это тебе не пошло на пользу.

— А какое отношение ты имеешь к моим мозгам? — заинтересовалась Лоскутушка.

— Самое прямое. Марголотта хотела дать их тебе самую малость, только чтобы ты делала домашнюю работу, но когда она отвернулась, я добавил в тарелку мозгов лучшего свойства — из разных банок, что стояли в шкафу Кривого Колдуна.

— Вот спасибо! — воскликнула Лоскутушка, пританцовывая. — Много мозгов лучше, чем немного.

— Но их свойства должны хорошо сочетаться друг с другом, а у меня на это не было времени. Судя по тому, как ты себя ведешь, состав получился так себе.

— Разве у Заплатки мозги! — фыркнул Кот. — Вот у меня мозги — загляденье. Вы только полюбуйтесь, как вертятся розовые шарики!

Они долго шли по лесу, пока не подошли к ручейку, который пересекал тропинку. Оджо присел отдохнуть и подкрепиться провизией из корзинки. Оказалось, что Колдун положил туда полбуханки хлеба и кусок сыра. Оджо отломил ломоть хлеба, но с удивлением обнаружил, что хлеба не убавилось. То же самое случилось и с сыром. Оджо отломил большой кусок, но сыру осталось столько же.

— Вот оно что! — понимающе покачал он головой. — Колдун заколдовал хлеб и сыр, и мне их хватит на все путешествие, сколько бы я ни ел.

— Зачем ты запихиваешь в рот эти штуки? — удивленно спросила Заплатка. — Тебя плохо набили? Тогда лучше добавить ваты — я, например, набита ватой.

— Вата мне не нужна, — отозвался Оджо.

— А рот нужен для того, чтобы говорить, да?

— И еще для того, чтобы пить и есть, — отвечал Оджо. — Иначе я проголодаюсь и выбьюсь из сил.

— Я этого не знала! — воскликнула Лоскутушка. — Дай-ка мне кусочек.

Оджо дал ей немножко хлеба, и она тотчас же положила его в рот.

— А фто вальфе? — спросила она с набитым ртом.

— Прожуй и проглоти! — распорядился мальчик.

Она попыталась это сделать, но не тут-то было. Ее жемчужинки-зубки не смогли разжевать хлеб, а кроме того, она не имела возможности ничего проглотить, потому что за языком и зубами не было отверстия, лишь материя. Заплатка выплюнула хлеб и рассмеялась.

— Выходит, я проголодаюсь и выбьюсь из сил. Ведь я не могу есть, — сообщила Заплатка.

— Я тоже не могу, — подал голос Кот, — но я не настолько глуп, чтобы пытаться. Неужели ты не понимаешь, что мы устроены куда лучше этих людей и потому выше их?

— Откуда мне это знать! — отозвалась девушка. — Не морочь мне голову загадками. Я сама во всем разберусь.

И она принялась прыгать через ручей и обратно, получая от этого большое удовольствие.

— Осторожней, а то упадешь в воду, — предупредил Оджо.

— Подумаешь!

— Если ты упадешь, то промокнешь насквозь и не сможешь идти, — не отставал Оджо. — И твои цвета поплывут.

— А от моих прыжков они не побегут? — весело спросила Заплатка.

— Я не в том смысле. Просто если ты промокнешь, то красные, зеленые, желтые лоскутки сольются в одно серо-буро-малиновое пятно.

— Тогда я буду осторожной, — сказала Лоскутушка. — Ведь если мои краски поплывут, я перестану быть красивой.

— Фу! — подал голос Кот. — Чего уж тут красивого! Это какая-то мешанина, и в очень дурном вкусе. Обратите внимание — у моего тела вообще нет никакого цвета. Я абсолютно прозрачен, если не считать алого сердца и розовых шариков-мозгов. Вы только полюбуйтесь, как они вертятся!

— Брысь, брысь, брысь! — со смехом прокричала Лоскутушка, опять пускаясь в танец — А ваши жуткие зеленые глаза, господин Промах! Вы, может, их и не видите, но зато мы видим. Брысь, господин Промах! Вы сильно гордитесь тем, что прозрачны. Но если бы вы были таким же разноцветным, как я, вы бы и вовсе задрали нос до небес!

Она стала перепрыгивать через Кота, и испуганное животное отползло к дереву. Увидев это, Лоскутушка расхохоталась еще сильнее и пропела:

Стеклянный котище Промах

Считал, — что он малый не промах.

Но мы его видим насквозь.

Он нас не надует авось.

— Кошмар! — только и сказал Кот. — Не кажется ли тебе, Оджо, что она спятила?

— Все может быть, — отвечал мальчик, удивленно глядя на Заплатку.

— Если она не перестанет меня оскорблять, я выцарапаю ей глаза-пуговицы! — пообещал Кот.

— Давайте не будем ссориться, — предложил Оджо, вставая с травы. Лучше будем сохранять хорошее настроение и хорошо друг к другу относиться. Ведь кто знает, с какими трудностями мы столкнемся в пути.

На закате они вышли из леса, и их взорам открылся прекрасный пейзаж. Они увидели широкие голубые поля, то здесь то там стояли хорошенькие голубые домики, причем весьма далеко друг от друга. На лесной опушке они приметили домик, покрытый листьями, возле него стоял Жевун с топором в руке. Это был дровосек, он жил один в своей хижине. У него были пушистые голубые усы, веселые голубые глаза. Голубая одежда выглядела старой и очень поношенной.

Сначала, увидев Лоскутушку, Оджо и Стеклянного Кота, он сильно удивился, но, когда к нему приблизилась Заплатка, он упал на скамейку и так расхохотался, что долго не мог обрести дар речи.

— Вот это да! — воскликнул наконец дровосек, перестав смеяться. — Кто бы мог подумать, что в лесах живет такой клоун? Откуда ты, Безумное Одеяло?

— Вы про меня? — осведомилась Лоскутушка.

— Ну конечно, про тебя.

— Вы ошиблись. Я — из одеяла ручной работы.

— Это одно и то же, — отвечал дровосек и снова засмеялся. — Когда моя бабушка шьет такое одеяло, она называет его безумным одеялом. Но я и не думал, что подобная диковинка может ожить.

— Это все Оживительный Порошок, — пояснила Заплатка.

— А, так ты, значит, от Кривого Колдуна, что живет на горе? Мне бы давно следовало догадаться. Батюшки! Стеклянный Кот! Но у Кривого Колдуна из-за этого могут быть неприятности. Ведь в этой стране колдовать имеют право только Глинда и Волшебник Изумрудного Города. Если вы, люди, предметы, стеклянные вазы и безумные одеяла или кто вы там еще, окажетесь возле Изумрудного Города, вас в два счета арестуют.

— Мы как раз туда и идем, — объявила Лоскутушка, сидя на скамейке, притом болтая своими набитыми ватой ногами, и добавила:

Если нас арестовать,

Мы начнем протестовать.

Не бросайте нас в тюрьму,

Мы затеем кутерьму!

— Все понятно, — изрек дровосек. — Ума в тебе столько же, что и в одеяле, из которого тебя сделали.

— Она и правда безумная, — поддакнул Стеклянный Кот. — Но это и понятно, если иметь в виду, из каких лоскутков ее сшили. А я вот, например, сделан из чистого стекла, если не считать рубинового сердца и розовых мозгов. Ты не обратил внимания на мои мозги, незнакомец? Видишь, как они работают?

— Видеть-то я вижу, — отозвался дровосек, — я не вижу другого: какой от них прок! Стеклянный Кот — бесполезное создание, а вот Лоскутушка — наоборот. Она рассмешила меня до слез, а смех — лучшее, что есть в мире. У меня был друг, дровосек, сделанный целиком из железа. И каждый раз, когда я его видел, я покатывался со смеху.

— Железный Дровосек? — переспросил Оджо. — Как странно!

— Мой друг не всегда был железным, — пояснил дровосек, — но он неосторожно обращался с топором и все время наносил себе увечья. Как только топор отрубал ему руку или ногу, он заказывал взамен новую, из железа, и в конце концов сделался весь железный.

— А мог ли он рубить лес? — спросил Оджо.

— Мог. Ему только нужно было следить, чтобы не заржавели его суставы. В один прекрасный день он повстречался в лесу с девочкой Дороти, и они вместе отправились в Изумрудный Город, где ему улыбнулась удача. Теперь он — один из любимцев принцессы Озмы, и она сделала его императором Мигунов — страны, где все желтое.

— А кто такая Дороти? — спросила Лоскутушка.

— Маленькая девочка из Канзаса. Теперь она — принцесса Страны Оз. Говорят, она — лучшая подруга Озмы и живет в ее королевском замке.

— Дороти тоже из железа? — спросил Оджо.

— Она, наверное, из лоскутного одеяла, как я? — осведомилась Лоскутушка.

— Нет, — сказал дровосек. — Дороти — из плоти и крови, как я. Из железа только Ник, Железный Дровосек. А из лоскутного одеяла только ты, безумная. Ведь ни один волшебник, взглянув на тебя, не захочет сделать вторую такую же.

— Мы увидим Железного Дровосека, — сказал Оджо, — потому что нам надо побывать в Стране Мигунов.

— Зачем? — спросил дровосек.

— Чтобы найти там левое крыло желтой бабочки.

— Путь туда неблизкий, — отозвался Жевун. — Вам придется идти через дикие места, переправляться через реки, пробираться сквозь чащобы…

— И отлично, — сказала Лоскутушка. — Я хоть посмотрю на мир.

— Ты сошла с ума! Лучше полезай в сундук и тихо там лежи. Или стань игрушкой для маленьких девочек. Путешественников подстерегают разные опасности, потому-то я предпочитаю оставаться дома.

Дровосек пригласил путников в свою хижину на ночлег, но им не терпелось продолжить странствие, и они опять двинулись по тропинке, которая постепенно перешла в дорогу.

Они рассчитывали успеть дойти до другого дома до наступления темноты, но темнело очень быстро, так что Оджо вскоре пожалел, что они не остались у дровосека.

— Я и дороги-то не вижу, — вскоре признался он Лоскутушке. — А ты, Заплатка?

— И я не вижу, — отвечала Лоскутушка, держа Оджо за руку, чтобы не сбиться с пути.

— Зато я все вижу, — возвестил Кот. — Глаза мои лучше ваших, а уж розовые мозги…

— Пожалуйста, хватит о мозгах! — перебил его Оджо. — Беги вперед и показывай нам дорогу. Погоди, я привяжу тебя на веревочку.

Он вынул из кармана веревку, обвязал ее вокруг шеи Кота, и тот повел их вперед. Так они шли примерно час, пока не увидели впереди голубой огонек.

— Отлично! Наконец-то мы дошли до дома! — воскликнул Оджо. — А тамошние обитатели, конечно же, приютят нас на ночь.

Но хоть они и прибавили шагу, огонек не приближался, и наконец Стеклянный Кот сказал:

— По-моему, огонек этот блуждающий, и мы никогда его не догоним. Но у дороги стоит дом. Зачем нам идти дальше?

— Где дом, Промах?

— Да вот, рядом с нами, Заплатка!

Оджо увидел маленький домик у дороги. В нем было тихо и темно, но мальчик устал и хотел отдохнуть, а потому подошел к двери и постучал.

— Кто там? — раздался из дома голос.

— Оджо Невезучий, а со мной Лоскутушка и Стеклянный Кот.

— Что вы хотите? — спросил голос.

— Переночевать.

— Входите, но не шумите и сразу же ложитесь, — предупредил голос.

Оджо открыл дверь и вошел. В доме было так темно, что он ничего не видел. Но Кот воскликнул:

— Слушайте, в доме же никого нет!

— Не может быть! — возразил мальчик. — Ктото же со мной говорил.

— Я вижу все прекрасно, — сказал Кот. — В комнате нет никого, кроме нас. Но тут три приготовленные постели, так что мы можем ложиться спать.

— Что такое «спать»? — поинтересовалась Лоскутушка.

— Это то, что люди делают, когда ложатся в кровать, — пояснил Оджо.

— Но зачем они ложатся в кровать? — не унималась Лоскутушка.

— Эй, путники, вы слишком шумите! — раздался уже знакомый голос. — Ну-ка, ложитесь в кровати!

Кот, который прекрасно видел в темноте, обернулся, чтобы увидеть говорившего, но не увидел никого, хотя голос был совсем рядом. Кот испуганно выгнул спину и прошептал Оджо:

— Давай ложиться! — И подвел его к одной из кроватей.

Оджо пощупал ее руками, кровать была большая и мягкая, с пуховыми подушками и одеялами. Он снял башмаки и шляпу и улегся. Затем Кот подвел Лоскутушку к другой кровати, но та не знала, что делать дальше.

— Ложись и тихо лежи, — велел Кот.

— А петь можно? — спросила Лоскутушка.

— Нельзя.

— А свистеть?

— Тоже нельзя.

— А танцевать до утра, если захочется?

— Нет. Можно только тихо лежать, — прошептал Кот.

— Не хочу! — как всегда громко сказала девушка. — Какое ты имеешь право приказывать? Если мне хочется говорить, кричать, свистеть…

Но она не договорила, потому что невидимая рука вдруг схватила ее за шиворот и вышвырнула из дома на улицу, а дверь со стуком захлопнулась. Лоскутушка кубарем покатилась по дороге, а когда поднялась на ноги и подошла к дому, то обнаружила, что дверь крепко заперта.

— Что случилось с Заплаткой? — тихо спросил Оджо.

— Помалкивай, а то и с нами что-нибудь случится, — буркнул Кот.

Оджо свернулся калачиком и уснул так крепко, что проспал до утра.

7. ГРАММОФОН-НАДОЕДА

Наутро Оджо проснулся и открыл глаза. Дома Жевунов обычно состоят из одной комнаты. В комнате, где спал Оджо, было три кровати, стоявшие рядышком у стены. На одной спал Кот, на другой Оджо, а третья стояла пустая и застланная. У другой стены Оджо увидел столик, на нем дымился завтрак. Накрыто было на одного человека и стоял лишь один стул. В комнате не было никого, кроме Оджо и Кота.

Оджо встал, обулся. Увидев у кровати умывальник, вымыл руки и лицо и причесался. Потом подошел к столу.

— Это мой завтрак? — спросил он.

— Твой, твой, — раздался голос так близко, что Оджо вздрогнул и оглянулся.

Но в комнате никого не было.

Еда была аппетитная, а Оджо проголодался и потому наелся до отвала. Затем он взял шляпу и разбудил Кота.

— Пора, — сказал Оджо. — Пошли! — А затем еще раз обвел комнату взглядом и произнес: — Не знаю, кто тут живет, но я очень благодарен вам за гостеприимство.

Ответа не последовало. Оджо взял корзинку и вышел из дома. Кот — за ним. Посреди дороги сидела Лоскутушка и играла с камушками.

— Вот и вы! — весело крикнула она. — А я-то думала, вы там останетесь навеки. Ведь уж давным-давно рассвело!

— Чем ты занималась всю ночь? — спросил Оджо.

— Сидела, глядела на луну и звезды. Прелесть какая! Я ведь вижу их впервые!

— Красиво, — согласился Оджо.

— Ты плохо себя вела, и тебя выставили за дверь, — сказал ей Кот, когда они вновь пустились в путь.

— Ну и что! Тогда бы я не увидела ни звезд, ни большого серого волка.

— Какого волка? — спросил Оджо.

— Того, что трижды подходил к дому за ночь.

— Что же ему там понадобилось? — задумчиво проговорил Оджо. — Может, еда? Я, например, отлично поел и выспался.

— Но вид у тебя усталый, — сказала Лоскутушка, заметив, что мальчик зевнул.

— Правда. Я много спал, но чувствую себя усталым, как вчера. Как странно!

— А есть тебе не хочется?

— Хочется. Я вроде бы отлично позавтракал, но вот думаю, не подкрепиться ли хлебом с сыром.

Заплатка закружилась в танце и запела:

Прыг— скок, щелк-щелк,

В магазин явился волк!

Что же может скушать гость?

Мясника, топор и кость!

— Что это? — удивился Оджо.

— И не спрашивай. Я несу что попало, хотя понятия не имею ни о магазинах, ни о мясниках с топорами, ни о костях.

— Это точно! — прошипел Кот. — Она не в своем уме, и мозги у нее какого угодно цвета, только не розового, потому что работают прескверно.

— Ну их, эти мозги! — рассмеялась Заплатка. — Какой от них прок?! Лучше посмотрите, как играют на солнце мои лоскутки.

В этот момент за спиной у них послышался топот, и все трое обернулись посмотреть, кто это бежит по дороге. Каково же было их изумление, когда оказалось, что к ним несется маленький столик на выгнутых ножках, к которому был прикреплен граммофон с большой золотой трубой.

— Стойте! — кричал Граммофон. — Подождите меня!

— Это же музыкальный ящик, на который Кривой Колдун просыпал Оживительный Порошок! — воскликнул Оджо.

— Верно, — недовольно пробурчал Стеклянный Кот, а когда Граммофон поравнялся с ними, строго спросил: — Как ты тут оказался?

— Я сбежал, — признался тот. — После вашего ухода мы с доктором Пиптом сильно повздорили. Он пригрозил разбить меня вдребезги, если я не угомонюсь, но это же невозможно. Говорящая машина должна говорить и издавать прочие звуки, в том числе музыкальные. Поэтому я улучил момент, когда Колдун стал мешать в своих котлах, шмыгнул за дверь и бросился за вами вдогонку. Я бежал всю ночь, и вот я с вами. Теперь-то я смогу всласть поговорить и поиграть разные мелодии.

Оджо никак не обрадовался непрошеному попутчику. Сперва он не знал, что ему ответить, но, поразмыслив, решил, что надо честно сообщить ему, что он им не товарищ.

— Мы идем по важному делу, — сказал он. — Извините, но нам не до вас.

— Фу, как невежливо! — фыркнул Граммофон.

— Наверное, — согласился Оджо. — Но вам придется выбрать себе другой маршрут.

— Ну и ну!… — обиженно протянул Граммофон. — Меня все ненавидят, а сделан я, между прочим, чтобы приносить людям радость.

— Ненавидим мы вовсе не тебя, а твою жуткую музыку, — пояснил Стеклянный Кот. — Когда я жил в одной комнате с тобой, меня прямо-таки выводила из себя твоя жуткая труба. Она визжит, воет, скрежещет и страшно портит музыку, к тому же твой механизм так грохочет, что в этом шуме и гаме пропадает любая мелодия.

— Виноват не я, а пластинки, — отрезал Граммофон. Больно уж они заигранные.

— Все равно с нами ты не пойдешь, — сказал Оджо.

— Погодите! — вскричала Лоскутушка. — Мне нравится этот музыкальный ящик. Первое, что я услышала в этом мире, — это звуки музыки, и я бы снова ее с удовольствием услышала. Как тебя зовут, бедный, несчастный Граммофончик?

— Виктор Колумб Эдисон, — отвечал тот.

— Ну а я буду для краткости звать тебя Виком, — сказала Лоскутушка. — Ну-ка, сыграй нам что-нибудь.

— Ты от него рехнешься, — предупредил Кот.

— Если тебя послушать, так я уже рехнулась, — отозвалась девушка. — Ну, играй, Вик.

— У меня с собой всего одна пластинка, — пояснил Граммофон. — Та, которую на меня поставил Колдун еще до нашей ссоры. Это классическая композиция.

— Что-что? — не поняла Заплатка.

— Классическая музыка, причем эта вещь считается лучшей и самой сложной из всех, что когда-либо сочинялись. Эта музыка должна нравиться всем без исключения, даже если она и наводит на вас смертельную скуку. Главное, делать вид, что вы довольны. Понятно?

— Совершенно непонятно.

— Ну так слушай!

И Граммофон тотчас же заиграл. Вскоре Оджо зажал уши ладонями, Кот зашипел, а Заплатка рассмеялась.

— Хватит, Вик! — крикнула она. — Достаточно.

Но Граммофон играл как ни в чем не бывало. Тогда Оджо схватился за заводную ручку, выдернул ее и запустил в кусты. Но не успела она упасть в траву, как отскочила и снова вернулась на свое место, после чего принялась заводить машину. А музыка все играла.

— Бежим! — крикнула Лоскутушка.

И все трое припустили что есть мочи по дороге. Но Граммофон бежал за ними вслед, играя на ходу и укоризненно вопрошая:

— В чем дело? Вам не нравится классическая музыка?

— Нет, Вик, — отвечала Заплатка. — Такая — нет! У меня нет нервов, но от этих звуков у меня по лоскуткам бегают мурашки.

— Тогда переверни пластинку на другую сторону, — попросил Граммофон. — Там регтайм.

— А это что такое?

— Это не классика, а совсем наоборот.

— Рискнем, — сказала Заплатка и перевернула пластинку.

Теперь Граммофон завел такую какофонию, что через несколько мгновений Лоскутушка заткнула золотую трубу своим фартуком и закричала:

— Сейчас же прекрати! Это просто кошмар!

Но Граммофон играл, несмотря на затычку в трубе.

— Если ты не перестанешь, — пригрозил Оджо, — я расколочу пластинку.

Музыка стихла, и Граммофон, сердито покрутив трубой, сказал:

— Неужели и регтайм вам не по душе?

— Заплатке от него стало невмоготу, — сказал Кот, — а нам и подавно. У меня от этих звуков завиваются усы!

— Это отвратительно! — заявил Оджо.

— От этой музыки может спятить даже сумасшедший, — признала Лоскутушка. — Вот что я скажу тебе, Вик. Ты создан не на радость, а на муки людям.

— Музыка способна умиротворять даже дикарей… — грустно отвечал Граммофон.

— Но мы-то не дикари. Мой тебе совет: вернись к Кривому Колдуну и попроси у него прощения.

— Ни за что! Он разобьем меня вдребезги!

— Если ты останешься, мы так с тобой и поступим, — пообещал Оджо.

— Беги, Вик, и приставай к кому-то другому, — посоветовала Лоскутушка. — Найди плохого человека и играй, пока он не раскается в своем поведении. Тогда ты сможешь принести людям хоть какую-то пользу.

Музыкальный ящик печально повернулся и затопал по дороге по направлению к деревушке Жевунов.

— Мы тоже туда пойдем? — опасливо спросил Кот.

— Нет, — покачал головой Оджо. — Пойдем прямо. Тут дорога шире и приятней. Когда дойдем до первого дома, то спросим, как попасть в Изумрудный Город.

8. ГЛУПАЯ СОВА И МУДРЫЙ ОСЕЛ

Они пустились в путь и через полчаса подошли к дому, стоявшему у самой дороги. Над дверью висела табличка: «Г-жа Глупая Сова и г-н Мудрый Осел. Общественные Советники».

Оджо прочитал надпись вслух, а Лоскутушка засмеялась и сказала:

— Тут мы получим столько советов, сколько захотим, а может, и больше. Давайте зайдем.

Мальчик постучал в дверь.

— Входите! — откликнулся бас.

Они открыли дверь, вошли и увидели небольшого светло-коричневого Осла в голубом фартуке и голубой шляпе, который тряпкой протирал мебель от пыли.

На полке над окном сидела большая Сова в голубом колпачке и, мигая, таращилась на гостей.

— Доброе утро, — молвил Осел звучным басом, который не вязался с его довольно тщедушным обликом. — Вы пришли к нам за советом?

— Мы просто пришли, — сказала Лоскутушка, — а раз мы здесь оказались, то, пожалуй, и совет нам не помешал бы. Ведь вы даете советы бесплатно, правда?

— Правда, — подтвердил Осел. — Советы не будут вам стоить ровным счетом ничего — если, конечно, вы ими не воспользуетесь. Разрешите мне заодно заметить, что такой странной компании я в жизни не видал в своем кабинете. Учитывая ваш внешний вид, я бы рекомендовал вам обратиться к Сове, что сидит вон там.

Они обернулись к Сове. Птица помахала крыльями и уставилась на них своими огромными глазищами.

— Уху-ху! — крикнула Сова. — У-ху-ху-ху! Как дела? Бу-бу-бу-би-тирли-ти-та!

— Это посильнее твоих стихов, Заплатка, — заметил Оджо.

— Это полная бессмыслица, — возразила Лоскутушка.

— Но отменный совет для глупцов, — с восхищением в голосе произнес Осел. — Слушайтесь моего партнера, и вы не прогадаете.

Сова продолжала:

Оживили Лоскутушку,

Хохотушку и простушку.

Больно девушка пестра уж,

Чтобы быстро выйти замуж!

— Отлично сказано! — воскликнул Осел, присматриваясь к Лоску тушке. — Ты просто чудо, милочка, и из тебя вышла бы отличная подушка. Если бы ты принадлежала мне, то я бы надевал темные очки, прежде чем на тебя посмотреть.

— Почему? — спросила Лоскутушка.

— Слишком уж ты пестрая и яркая.

— Тебя ослепляет моя несравненная красота, — отвечала Заплатка. — Вы, Жевуны, ходите в одном голубом, а я…

— Ты напрасно причисляешь меня к Жевунам, — перебил ее Осел. — Я родился в Стране Мо и попал в Страну Оз в тот самый день, когда моя родина оказалась отделена от нее непреодолимой преградой. Мне пришлось остаться здесь, и, надо сказать, я не прогадал.

— У-ху-ху! — вскричала Сова.

Чтобы дядюшку спасти,

Оджо предстоит найти

Много разных разностей,

Но опасайся гадостей!

— Сова и впрямь очень глупая? — спросил Оджо.

— На редкость, — ответил Осел. — Обратите внимание, какие грубые обороты она употребляет. Но я восхищаюсь ею именно из-за ее глупости. Совы обычно бывают мудрыми, но эта глупа до необыкновения, а все необыкновенное представляет большой интерес для мудрых.

Сова снова захлопала крыльями и изрекла:

Трудно кошке из стекла:

И прозрачна, и хрупка.

Ее хитрые мыслишки

Мы читаем как по книжке!

— Вы заметили мои розовые мозги? — гордо осведомился Стеклянный Кот. — Вы видите, как они работают?

— Днем — нет, — отвечал Мудрый Осел. — При свете она почти ничего не видит, бедняжка. Но дает отличные советы. Не пренебрегайте ими.

— Пока она не дала нам никаких советов, — сказал Оджо.

— Не дала советов? А что же, по-вашему, в этих прелестных стихах?

— Сплошная чушь, — отвечал Оджо. — Заплатка и сама такое умеет.

— Чушь? Ну да, разумеется. Глупая Сова и должна быть глупой. Как же иначе? Вы очень польстили моему партнеру, — сообщил Осел, потирая передними копытами в знак полного удовлетворения.

— На вывеске сказано, что вы — Мудрый Осел, — обратилась к нему Заплатка. — Не могли бы вы это доказать?

— С удовольствием, — отозвался тот. — Устрой мне проверку, очаровательная Заплатка, и я докажу, что мудр, в мгновение ока.

— Как лучше добраться до Изумрудного Города? — спросил его Оджо.

— Пешком, — последовал ответ.

— Это я знаю, но по какой дороге идти?

— Ну конечно, по той, что вымощена желтым кирпичом. Она приведет вас прямехонько в Изумрудный Город.

— А как ее найти?

— Идите по той дороге, по которой сюда пришли, и скоро увидите желтые кирпичи. Вы не ошибетесь, потому что это единственные желтые предметы в голубой стране.

— Спасибо, — сказал Оджо. — Наконец-то вы сказали что-то дельное.

— Этим и ограничивается ваша мудрость? — спросила Лоскутушка.

— Нет, — ответил Мудрый Осел. — Я знаю много чего, но к вам это отношения не имеет. А потому даю последний совет: отправляйтесь в путь, ибо чем скорее вы это сделаете, тем раньше попадете в Изумрудный Город.

— Уху-ху-ху-ху-хи-хи! — проухала Сова.

Кот, мальчишка и девица,

Долго мешкать не годится!

Отправляйтесь живо в путь.

Но найдете где-нибудь

То, что ищете, иль нет,

Я не знаю. Все, привет!

— Похоже на намек, — сказала Лоскутушка.

— Тогда послушаемся его и пойдем, — предложил Оджо.

Попрощавшись с Глупой Совой и Мудрым Ослом, путники зашагали дальше.

9. ВУЗИ

Они довольно долго шли в молчании, потом Оджо сказал:

— Немного здесь домов.

— Ну и что? — возразила Лоскутушка. — Нам нужны не дома, а дорога из желтого кирпича. Вот было бы здорово увидеть что-то желтое в этой голубой стране!

— В этой стране бывают цвета похуже желтого, — сварливо проговорил Стеклянный Кот.

— Ты имеешь в виду розовые шарики, что у тебя вместо мозгов, а также красное сердце и зеленые глаза? — осведомилась Лоскутушка.

— Нет, я имею в виду тебя, раз уж ты такая любопытная, — отозвался Кот.

— Ты просто завидуешь! — расхохоталась Лоскутушка. — Ты бы отдал свои усы, чтобы стать таким же разноцветным, как и я.

— Ни за что на свете! — фыркнул Кот. — У меня самая светлая кожа в мире, и мне ни к чему краситься.

— Это точно, — заметила Лоскутушка. — Потому как крашеный ты станешь еще хуже!

— Пожалуйста, не ссорьтесь, — попросил их Оджо. — У нас серьезное дело, а от ваших ссор у меня падает настроение. Легко быть храбрым, когда на душе весело. Так что я очень надеюсь, что вы не будете друг на друга сердиться.

Они прошли еще немного и уперлись в высокий забор. За забором был густой и очень мрачный лес. Такого им еще видеть не приходилось. Вскоре путники обнаружили, что дорожка идет в обход забора. Они было двинулись по ней, но Оджо остановился и прочитал табличку:

«БЕРЕГИТЕСЬ ДИКОГО ВУЗИ!»

— Это означает, — сказал он, — что за забором находится Вузи, и этот Вузи — наверное, опасный зверь, иначе о нем бы так не предупреждали.

— Не будем его беспокоить, — сказала Лоскутушка. — Ведь тропинка идет вокруг забора, так что у господина Вузи целый лес. И на здоровье.

— Но среди наших поручений как раз и значится: «найти Вузи», — пояснил Оджо. — Колдун хотел, чтобы я достал три волоска с кончика хвоста Вузи.

— Лучше пойдем дальше и поищем другого Вузи, — предложил Кот. — Этот больно опасный и жуткий, иначе его не обнесли бы забором.

— Неизвестно, есть ли на свете другой Вузи, — вздохнул Оджо, — а тут на табличке сказано, что за забором хоть один, но имеется. От добра добра не ищут.

— Тогда, — предложила Лоскутушка, — давайте? пойдем и отыщем его. Если мы вежливенько попросим у него дозволения вырвать из хвоста три волоска, может, он и не сделает нам ничего худого. Вряд ли ему будет больно.

— Но если ему будет больно, он нам задаст! — предупредил Стеклянный Кот.

— Не волнуйся, Промах, — сказала Лоскутушка. — Если тебе станет страшно, ты всегда можешь залезть на дерево. А мы с Оджо не боимся ни капельки.

— Я немножко боюсь, — признался мальчик. — Но, если мы хотим спасти бедного дядю Нанди, надо рискнуть. Как перебраться через забор?

— Перелезть, и все тут! — отвечала Лоскутушка и тотчас же стала карабкаться по перекладинам.

Оджо последовал ее примеру и понял, что это легче, чем он предполагал. Кот же, благодаря своим размерам, протиснулся под нижней перекладиной.

По ту сторону дороги не было, и поэтому они углубились в чащу. Оджо шел впереди. Вскоре они оказались на полянке, где увидели каменистую пещеру. До сих пор в лесу им не попадалось ни одной живой души, но, увидев пещеру, Оджо понял, что там должен жить Вузи.

Трудно встретиться один на один с диким зверем, не испытывая страха, но куда труднее оказаться наедине с таким, о котором до этого ты понятия не имел, слыхом не слыхивал и в глаза не видывал. Поэтому не стоит удивляться, что, когда мальчик подошел со своими спутниками ко входу в пещеру, его сердце бешено заколотилось. Входом служило квадратное отверстие, достаточно большое, чтобы в него мог пролезть зверь размерами с дикого козла.

— Вузи, похоже, спит, — сказала Лоскутушка. — Может, мне бросить камешек и разбудить его?

— Нет-нет, это ни к чему, — поспешно возразил Оджо, и его голос слегка задрожал. — Я не спешу.

Но ждать ему долго не пришлось. Вузи услышал голоса возле своей берлоги и выбрался наружу. Поскольку другого такого создания нет ни в Стране Оз, ни где-то еще, попробую описать его.

Это существо состояло из квадратов и плоских поверхностей. Голова его очень напоминала один из тех кубиков, какими играют дети, только куда большего размера. Ушей на голове не было, вместо них в верхней части кубика имелось две прорези. Нос был плоский, квадратный. В нижней части кубика виднелась еще одна прорезь — рот. Туловище Вузи было больше его головы, и походило на несколько кубиков, сложенных вместе. Хвост был короткий, прямой и тоже квадратный. Ноги были, как и все прочее, прямыми и четырехугольными.

Шкура Вузи была толстая и гладкая — без шерсти или волос, только на самом конце хвоста торчали три волоска. Животное было темно-голубого, а точнее, синего цвета.

Морда выглядела вовсе не свирепой — вид у Вузи был, скорее, добродушный и даже забавный.

Увидев незнакомцев, Вузи сложил задние ноги так, словно они были на шарнирах, и сел, удивленно оглядываясь.

— Ну и ну! — наконец сказал он. — Странная компания! Сперва я решил, что ко мне снова пожаловали эти несчастные фермеры Жевуны, но, к счастью, я ошибся! Рад видеть, что вы такие же необычные создания, как и сам я, а потому — добро пожаловать в мои владения. Милое местечко, правда? Только мне здесь одиноко, ужасно одиноко!

— Почему же они вас тут заперли? — спросила Лоскуту шкаф, с любопытством оглядывая странное квадратное существо.

— Потому что я ем пчел, которых держат местные Жевуны, чтобы получать мед.

— Вам нравятся пчелы? — поинтересовался Оджо.

— Очень. Они вкусные-превкусные. Но фермеры очень расстраивались, что у них пропадают пчелы, и они попытались извести меня. Разумеется, у них из этой затеи ничего не вышло. Шкура у меня такая толстая, что ее невозможно продырявить. Увидев, что меня ничем не проймешь, Жевуны и загнали меня в этот лес, а вокруг поставили ограду. Большое свинство с их стороны!

— А чем вы теперь питаетесь? — осведомился Оджо.

— Да ничем. Я перепробовал листья, мох, ползучие растения, но они не пришлись мне по вкусу. А поскольку пчел тут нет, я уже много лет ничего не ел.

— Вы, наверное, жутко проголодались, — сказал мальчик. — У меня в корзинке есть хлеб с сыром, не желаете попробовать?

— Дай мне чуточку, и тогда я скажу, подходит это мне или нет, — отозвался Вузи.

Оджо открыл корзинку и вынул из нее хлеб с сыром, отломил кусок хлеба и бросил Вузи. Тот ловко поймал его ртом и моментально проглотил.

— Неплохо! — удовлетворенно буркнул зверь. — Еще не найдется?

— Попробуйте-ка вот это, — предложил Оджо и швырнул ему кусочек сыра.

Вузи съел и сыр и облизнулся.

— Вкусно! — воскликнул он. — А больше у тебя нет?

— Есть, и много, — успокоил его Оджо.

Он сел на пенек и стал бросать Вузи кусочки сыра и ломтики хлеба. Это продолжалось долго, но, сколько Оджо ни отламывал, ни хлеба, ни сыра не убывало.

— Ну, хватит, — наконец сказал Вузи. — Я сыт.

Надеюсь, от этой странной еды у меня не заболит живот?

— Думаю, что нет, — сказал Оджо. — По крайней мере, у меня не болит.

— Очень вам признателен, — сказал Вузи. — Хорошо, что вы ко мне зашли. Скажите, я могу хоть чем-то отплатить за вашу доброту?

— Да, — кивнул Оджо. — Если пожелаете, вы мне сможете оказать большую услугу.

— Какую? — спросил Вузи. — Просите, и ваше желание исполнится.

— Мне… мне нужны три волоска с вашего хвоста, — нерешительно проговорил Оджо.

— Три волоска? Но это единственные волоски на хвосте и на всем моем теле, — сказал зверь.

— Я знаю, но они мне очень, очень нужны.

— Это мое единственное украшение, самое красивое, что во мне есть… — грустно произнес Вузи. — Если я их лишусь, то стану просто чурбаном четырехугольным.

— И все же без них мне никак не обойтись, — твердо сказал Оджо и поведал Вузи печальную историю, приключившуюся с дядей Найди и Марголоттой. Он упомянул, что три волоска — часть того волшебного снадобья, что вернет несчастных к жизни.

Зверь внимательно слушал, и, когда Оджо закончил, Вузи сказал со вздохом:

— Я всегда держу свое слово. Так уж я устроен. А потому бери три волоска, и да принесут они тебе удачу. Раз такое приключилось, с моей стороны было бы нехорошо отказать тебе.

— Спасибо! Огромное спасибо! — воскликнул обрадованный Оджо. — Можно, я выдерну волоски прямо сейчас?

— Когда хочешь, — отвечал Вузи.

Оджо подошел к этому причудливому созданию, ухватился за один волосок и потянул. Ничего не получилось. Волосок остался где был. Оджо тянул изо всех сил, но без толку.

— Что там? — вопрошал Вузи, которого Оджо таскал по всей полянке, пытаясь выполнить задуманное.

— Не отрывается! — проговорил запыхавшийся Оджо.

— Этого-то я и боялся, — признался зверь. — Тяни сильней!

— Я тебе помогу, — предложила Лоскутушка и подошла к Оджо. — Ты тяни за волосок, я буду тянуть тебя. Вдвоем мы справимся.

— Погодите! — сказал Вузи и, подойдя к дереву, крепко обхватил его передними лапами. — Ну, теперь давайте.

Оджо схватился за волосок обеими руками, а Заплатка обхватила Оджо за пояс и потянула на себя. Но волосок не отрывался. Вдруг он выскользнул из рук Оджо, и тот с Заплаткой кубарем покатился по полянке. Они перекатывались с боку на бок, пока не докатились до каменистой берлоги.

— Бросайте эту затею, — подал голос Стеклянный Кот, когда Оджо встал на ноги и помог подняться Лоскутушке. — Эти волоски не оторвать и десятку сильных мужчин. Похоже, они приклепаны изнутри к шкуре этого чудовища железными заклепками.

— Что же мне делать? — расстроено спросил мальчик. — Если я не принесу эти волоски Кривому Колдуну, то все остальное, что я должен достать, потеряет силу, и мы никогда не вернем жизнь дяде Найди и Марголотте.

— Тогда им, похоже, крышка, — заметила Лоскутушка.

— Не беда, — вставил Кот. — Старик и Марголотта не стоят таких хлопот.

Но Оджо думал иначе. Он так расстроился, что сел на пень и горько заплакал.

Вузи задумчиво смотрел на Оджо.

— А почему бы тебе не взять меня с собой? — наконец спросил он. — Ведь когда ты вернешься к Колдуну, он найдет способ вырвать волоски.

Эта идея привела Оджо в восторг.

— Отлично! — радостно воскликнул он, вскакивая на ноги и отирая слезы. — Если я доставлю волоски Колдуну, ему не все ли равно, на хвосте они у Вузи или отдельно!

— Абсолютно все равно, — поддержал его Вузи.

— Тогда пошли, — сказал Оджо, подбирая корзинку. — Не будем мешкать, ведь мне еще надо отыскать и другие составные части для снадобья.

Но Стеклянный Кот усмехнулся и спросил насмешливо:

— Как это ты, интересно, собираешься вывести Вузи из леса?

Наступило неловкое молчание.

— Пойдемте к забору, вдруг там найдем выход, — предложила Лоскутушка.

Путники прошли через лес и подошли к забору.

— Как вы попали в лес? — спросил Вузи.

— Перелезли через забор, — ответил Оджо.

— На это я не способен… — вздохнул Вузи. — Бегаю я быстро: могу догнать летящую пчелу, и прыгаю я высоко. Потому-то Жевуны и поставили такой высокий забор. Но лазить по заборам я не умею. И я такой большой, что мне не протиснуться снизу.

Оджо задумался, а потом спросил Вузи:

— А копать вы можете?

— Нет, — грустно ответил тот. — У меня на лапах нет когтей. И зубов у меня нет.

— Не такой уж вы страшный зверь, — заметила Лоскутушка.

— Вы бы так не сказали, если бы слышали, как я рычу, — возразил Вузи. — Мое рычание громом прокатывается по лесам и долинам. Дети дрожат от ужаса, женщины закрывают лицо передниками, а крепкие, сильные мужчины разбегаются кто куда. Наверное, в мире нет ничего ужаснее, чем рычание Вузи.

— В таком случае вы уж, пожалуйста, не рычите, — попросил Оджо.

— Не бойтесь, я это делаю, только когда гневаюсь. Тогда-то и раздается мой оглушительный, душераздирающий рык. Кроме того, когда я сержусь, глаза мои исторгают огонь, даже если при этом я не рычу.

— Настоящий огонь? — удивился Оджо.

— Ну да, а какой же еще, фальшивый? — осведомился Вузи обиженным тоном.

— Тогда я придумала выход! — закричала Лоскутушка. — Ведь забор из дерева. И если Вузи подойдет к забору и его глаза начнут метать огонь, забор загорится, и мы все сможем спокойно уйти.

— Я до этого не додумался, — признался Вузи, — а то давно бы выбрался из неволи. Но для того, чтобы глаза мои начали исторгать огонь, мне надо очень рассердиться.

— А вы постарайтесь, — попросил Оджо.

— Попробую. А ты скажи мне: «Кризл-Кру! «

— И тогда вы рассердитесь?

— Страшно рассержусь.

— А что это означает? — полюбопытствовала Лоскутушка.

— Понятия не имею. Но только от этих слов я прихожу прямо-таки в неистовство.

Он подошел к забору, чуть не упершись головой в доски, а Оджо крикнул: «Кризл-Кру!» Затем Лоскутушка крикнула: «Кризл-Кру!» Потом Стеклянный Кот промурлыкал: «Кризл-Кру!» Вузи начал дрожать от ярости, и из его глаз полетели искры. Увидев это, путники закричали «Кризл-Кру!» хором, и искры посыпались так обильно, что одна из досок загорелась. Пламя охватило ее целиком, и Вузи, отступив назад, торжествующе воскликнул:

— Ну вот, полный порядок! Это вы правильно сделали, что крикнули хором. Я рассердился до умопомрачения. Хороши были искры, да?

— Фейерверк, да и только! — восхищенно отозвалась Заплатка.

Через некоторое время в заборе прогорело такое отверстие, в которое вполне могли пройти все. Потом Оджо отломил большую ветку и с ее помощью затушил огонь.

— Не надо, чтобы сгорел весь забор, — сказал он. — А то на огонь прибегут фермеры, увидят, что Вузи нет, и сразу кинутся в погоню. Представляю, как они удивятся, когда узнают, что Вузи сбежал.

— Уж это точно! — воскликнул Вузи. — Когда они увидят, что меня нет, они сильно струхнут, потому как решат: теперь я опять стану есть их пчел, как раньше.

— Кстати, о пчелах, — сказал Оджо. — Ты должен обещать мне не есть пчел во время нашего похода.

— Как? Совсем не есть?

— Совсем. Иначе ты впутаешь нас в неприятности, а это нам совершенно ни к чему. Я буду кормить тебя хлебом с сыром до отвала, но о пчелах и не думай.

— Ладно, обещаю, — весело сказал Вузи. — А уж если я что-то пообещал, можете не волноваться: я не подведу. Такой уж я прямой. Я весь сделан из квадратиков.

— Не понимаю, причем тут внешний вид! — фыркнула Лоскутушка, когда они отыскали тропинку и продолжили путешествие. — Разве честность зависит от внешнего облика?

— Ну конечно, — решительно отвечал Вузи. — Разве можно было доверять вашему Колдуну — вы же сами говорили, что он кривой. Но я, Вузи, абсолютно прямой и потому не пойду по кривой дорожке…

— Но я-то не кривая и не прямая, — не унималась Лоскутушка, осматривая свою пухленькую фигурку.

— Да, ты кругленькая, а потому можешь сделать все, что угодно. Не сердитесь на меня, дорогая Прелесть, если я отношусь к вам с подозрением, но бывает, что снаружи шелк, а внутри щелк!

Заплатка не поняла этих слов, но у нее возникло смутное подозрение, что у нее самой подкладка из простой материи. Рано или поздно материя эта сядет, отчего ее фигура сделается приземистой и кособокой, и тогда ей придется кататься с боку на бок по дороге, пока все не станет на свои места.

10. КОСМАТЫЙ СПЕШИТ НА ПОМОЩЬ

Путники снова зашагали по дорожке. Вскоре Кот, бежавший впереди, прискакал к своим товарищам с сообщением, что нашел дорогу из желтого кирпича. Отряд прибавил шагу, чтобы поскорее увидеть эту знаменитую дорогу.

Дорога была широкая, но не прямая. Она взбиралась на холмы, сбегала в долины, петляла между пригорками, словно выбирая путь полегче. Она была целиком вымощена ровными, гладкими желтыми кирпичами, и лишь кое-где виднелись выбоины, на которых можно было споткнуться, если зазеваешься.

— Интересно, в какую же сторону нам идти? — подал голос Оджо.

— А куда вы направляетесь? — спросил Вузи.

— В Изумрудный Город.

— Тогда надо идти на запад, — сообщил Вузи. — Я хорошо знаю эту дорогу. Сколько раз я гонял по ней за пчелами.

— А ты когда-нибудь был в Изумрудном Городе? — спросила Лоскутушка.

— Нет. Как вы могли заметить, я по натуре очень робкий и не готов вращаться в таком высоком обществе.

— Ты боишься людей? — удивилась Лоскутушка.

— Боюсь людей? Это я-то?! С моим ужасным, душераздирающим рыком? Ничуточки! Я вообще ничего не боюсь! — заявил Вузи.

— Чего не могу сказать о себе… — вздохнул Оджо. — Конечно, нам нечего будет бояться в Изумрудном Городе: дядя Нанди говорил, что Озма добра и приветлива и готова помочь всем, кто попал в беду. Но он также говорил, что на пути в прекрасный город много всяких опасностей, так что нам надо беречься.

— Надеюсь, я не разобьюсь, — чуть дрогнувшим голосом сказал Стеклянный Кот. — Я, видите ли, довольно хрупок и могу не выдержать ударов судьбы.

— Если поблекнут мои лоскуточки, у меня разорвется сердце, — сообщила Лоскутушка.

— Не уверен, что оно у тебя есть, — заметил Оджо.

— Тогда у меня полопаются все швы, — отозвалась девушка. — Правда, у меня живые цвета, Оджо? — вдруг озабоченно поинтересовалась она.

— Очень даже живые, особенно когда ты пляшешь, — отозвался тот, а затем, посмотрев перед собой, воскликнул: — Ой, какие чудесные деревья!

Издалека они выглядели и правда очаровательно, и путники поспешили как следует рассмотреть их.

— Да это никакие не деревья! — сказала Лоскутушка. — Это просто огромные растения.

Так оно и было. Необычные растения, росшие по обе стороны дороги, поднимались высоко-высоко — они были в два раза выше Лоскутушки. С каждого свешивалось по доброму десятку огромных широких листьев, которые мерно покачивались из стороны в сторону, хотя вокруг не было ни ветерка. Листья поражали своей окраской. В основе своей они были голубыми, но через голубизну проступали и другие цвета — желтый, переходивший в розовый, фиолетовый, оранжевый, алый, а также коричневый и серый. То и дело на голубой поверхности листа проступали эти пятна или полоски и снова исчезали, а на их месте появлялись новые пятна или полосы — других цветов и размеров.

Переливающиеся всеми мыслимыми цветами листья радовали глаз и в то же время настораживали. Необычное зрелище заставило путников подойти вплотную к растениям и завороженно смотреть на игру красок.

Внезапно один из листьев наклонился чуть ниже обычного и коснулся Лоскутушки. Еще мгновение — и она оказалась целиком завернута в этот лист, после чего он снова вернулся в прежнее положение, прихватив с собой пленницу.

— Она исчезла! — ахнул Оджо. Ему показалось, что он слышит приглушенные крики Лоскутушки, завернутой в этот коварный лист. Но прежде чем он смог сообразить, что предпринять, опустился еще один лист и похожим манером подхватил Стеклянного Кота, а потом снова выпрямился.

— Осторожней! — крикнул Вузи мальчику. — Беги! Беги изо всех сил, иначе пропадешь!

Оджо обернулся на крик и увидел, что Вузи стрелой несется по дороге. Но последний лист успел подхватить зверя, и он исчез в его глубинах.

У мальчика не было возможности спастись бегством. С разных сторон к нему уже тянулись с десяток листьев, и, пока он думал, что делать, один из них ухватил его. Тотчас же он оказался в потемках, чувствуя, как его приподняло в воздух и стало мерно покачивать вверх и вниз.

Сначала он пытался вырваться на свободу, крича при этом во весь голос:

— Пустите! Сейчас же пустите!

Но ни крики, ни попытки выбраться из этой тюрьмы ни к чему не привели. Лист крепко держал его в своих объятиях.

Затем Оджо замолчал и стал размышлять. При мысли о том, что все его друзья оказались, как и он, пленниками, его охватил ужас. Теперь некому прийти ему на помощь.

«Этого следовало ожидать, — всхлипывая, говорил он себе. — Ведь я же Оджо Невезучий, и со мной непременно должно было стрястись нечто ужасное».

Оджо уперся обеими руками в лист. Он оказался хоть и мягким, но толстым и прочным. Лист обволакивал его на манер огромной повязки, и Оджо с трудом мог шевелить руками и ногами.

Минуты сменялись часами. Оджо спросил себя, сколько времени он выдержит в таком положении, а также не высасывает ли лист из него соки, чтобы ими питаться. Мальчик не слышал, чтобы в Стране Оз кто-то умирал, это так, но, с другой стороны, он знал, что ее жителям случается терпеть и боль и страдания. Больше всего его пугало то, что он может до конца дней своих остаться пленником этого красивого листа и никогда не увидеть солнца.

Стенки листа не пропускали никаких звуков. Вокруг Оджо было лишь безмолвие. Оджо пытался понять, в чем дело: перестала ли кричать Лоскутушка или просто крики тонули за преградами из листьев. Вскоре, однако, он услышал нечто вроде свиста. Неужели кто-то насвистывал мелодию? Да, похоже, так оно и было. Оджо узнал мотив, который дядя Нанди часто напевал. Хотя звуки были тихими и Оджо едва-едва их слышал, мелодия получалась складной.

«А вдруг это насвистывает лист», — подумал Оджо. Но мотив звучал все громче и громче, и наконец насвистывающий, похоже, подошел к самому листу Оджо.

Внезапно лист стал опускаться, а с ним и Оджо. Лист разомкнул свои объятия, и мальчик камнем полетел вниз. Он быстро вскочил на ноги и обнаружил, что на него смотрит человек, причем такой странной наружности, что у Оджо от удивления глаза сделались круглыми.

Это был большой человек с косматыми усами, косматыми бровями, косматой шевелюрой, но глаза у него были голубые и кроткие. На голове у него была зеленая бархатная шляпа с лентой, украшенной драгоценными камнями, и косматой бахромой по краям. Тонкие, хоть и залохматившиеся кружева служили воротничком рубашки, сюртук с косматыми полами был застегнут на бриллиантовые пуговицы. Бархатные штаны были с бриллиантовыми пряжками на коленях, и края у них были опять-таки косматыми. На груди у него красовался медальон с изображением Дороги, принцессы Страны Оз, а в руке Оджо увидел острый нож, по форме похожий на кинжал.

— Ой! — воскликнул ошеломленный Оджо, а затем поспешил добавить: — Кто меня спас?

— Разве ты не видишь? — улыбнувшись, отвечал человек. — Я, Косматый.

— Значит, это были вы… — пробормотал мальчик. — Вы избавили меня от этого страшного листа?

— Я, и никто другой, — подтвердил Косматый, — но если ты не побережешься, мне снова придется спасать тебя.

Оджо отскочил в сторону, ибо увидел, что к нему потянулись сразу несколько листьев-гигантов, но Косматый засвистел, и листья снова выпрямились и застыли.

Человек взял Оджо за руку и, по-прежнему насвистывая, повел его по дороге между страшных растений. Только когда листья остались позади, он прекратил свист.

— Музыка их завораживает. Пение, свист — неважно, что именно, но это заставляет их вести себя прилично. Это единственное средство от этих листьев. Я всегда насвистываю, когда прохожу мимо них, и они меня не трогают. Сегодня я шел и насвистывал и вдруг увидел, что один лист так сжался, словно в нем что-то есть. Я срезал его ножом, и пожалуйста — там, оказывается, сидел мальчик! Большая удача, что я как раз проходил мимо, верно?

— Вы очень добры, — сказал Оджо. — Большоепребольшое спасибо. Может, вы освободите и моих спутников?

— Каких спутников? — удивился Косматый.

— Тех, что попали в листья. Во-первых, Лоскутушка…

— Кто-кто?

— Кукла, сшитая из лоскутного одеяла. Ее оживили и назвали Заплаткой… Потом Стеклянный Кот…

— Стеклянный?

— Целиком.

— И тоже живой?

— Да, у него к тому же розовые шарики-мозги. И, наконец, Вузи…

— А это что за существо?

— Право, не могу его хорошенько описать, — смущенно признался мальчик. — Это очень причудливое животное с тремя волосками на хвосте, что я никак не мог оторвать…

— Что оторвать-то? Хвост?» — спросил Косматый.

— Волоски! Но если вы освободите Вузи, то сами увидите, что он собой представляет.

— Это точно, — согласился Косматый, мотая своей косматой головой.

Снова засвистев мелодию, он вернулся назад, к растениям, отыскал листья, державшие в плену спутников Оджо, и взялся за дело. Срезав первый лист, он освободил Заплатку. Увидев ее, он начал смеяться так весело, что Лоскутушка сразу полюбила его. А он снял шляпу, глубоко поклонился и сказал:

— Милая девочка, ты просто чудо. Я должен непременно познакомить тебя с моим другом Страшилой.

Он срезал второй лист и выпустил на волю Стеклянного Кота. Промах так перепугался, что стрелой полетел прочь и, лишь увидев Оджо, остановился и сел рядом с ним, тяжело дыша. Когда же Косматый взмахнул ножом третий раз, наземь упал самый большой лист, в котором было что-то очень тяжелое. Из него выскочил Вузи и опрометью помчался прочь.

11. ХОРОШИЙ ТОВАРИЩ

Вскоре весь отряд собрался на дороге из желтого кирпича, подальше от красивых, но коварных растений. Косматый оглядел каждого из них по очереди и, похоже, остался доволен.

— С тех пор как я живу в Стране Оз, — сказал он, — много повидал я разных разностей, но такой необычный отряд, признаться, вижу впервые. Давайте-ка присядем, поговорим и познакомимся.

— А вы не всегда жили в Стране Оз? — спросил его Оджо.

— Нет, когда-то я жил в большом Внешнем Мире. Но я попал в Страну Оз вместе с Дороги, а Озма позволила мне остаться.

— Ну и как вам Страна Оз? — спросила Лоскутушка. — Правда, здесь здорово?

— Это лучшая страна в мире, и я постоянно счастлив в ней, — отвечал Косматый. — Но расскажите мне, кто вы такие.

Оджо поведал ему историю о том, как он и дядя Найди навестили дом Кривого Колдуна, как они встретили там Стеклянного Кота, как оживили Лоскутушку и что приключилось с дядей Найди и Марголоттой. Оджо также рассказал, что отправился в путешествие, чтобы отыскать пять составных частей для снадобья, которое вернет к жизни мраморные статуи, и три волоска из хвоста Вузи — одна такая часть.

— Мы отыскали Вузи, — рассказывал мальчик, — и он согласился пожертвовать тремя волосками, но мы не смогли их оторвать. Поэтому мы захватили Вузи с нами.

— Понятно, — отозвался Косматый, с живым интересом внимавший Оджо. — Но я — большой и сильный. Может, мне удастся вырвать эти волоски?

— Попробуйте, если хотите, — сказал Вузи.

Косматый попробовал, но, как он ни старался, ничего у него не вышло. Поэтому он, отдуваясь, сел на траву и, вытирая свою косматую физиономию лохматым шелковым платком, сказал Оджо:

— Не беда. Если ты достанешь все остальное и не потеряешь Вузи, то можешь отвести его к Колдуну, а тот уж догадается, как получить волоски. А что тебе еще нужно?

— Во-первых, клевер с шестью лепестками.

— Его ты найдешь в лугах возле Изумрудного Города, — сказал Косматый. — Вообще-то, есть закон, запрещающий рвать такой клевер, но я надеюсь уговорить Озму разрешить тебе это.

— Спасибо, — сказал Оджо. — Во-вторых, еще нужно левое крылышко желтой бабочки.

— Для этого следует отправиться в Страну Мигунов. Я, правда, не видал там бабочек, но это желтая страна, а правит там мой хороший друг, Железный Дровосек.

— Я о нем слышал, — сказал Оджо. — Это, должно быть, удивительный человек.

— Да, и сердце у него удивительной доброты. Не сомневаюсь, что он сделает все, дабы помочь тебе вызволить из беды дядю Нанди и Марголотту.

— Затем мне нужно добыть фляжку воды из темного колодца.

— Правда? Это может оказаться непросто! — сообщил Косматый, озадаченно почесывая левое ухо. — Никогда не слыхал о таком колодце. А вы?

— И мы нет, — сказал Оджо.

— И ты не знаешь, где он может находиться? — спросил Косматый.

— Понятия не имею, — сказал Оджо.

— Надо спросить Страшилу.

— Страшилу? Но что может знать какое-то огородное чучело?!

— Большинство из них и правда не знают ничегошеньки, — отвечал Косматый. — Но Страшила, о котором я упомянул, очень умен. Если кто-то в этой стране и знает, где отыскать темный колодец, то этот человек — как раз мой друг Страшила. Говорят, у него лучшие мозги во всей Стране Оз.

— Лучше, чем мои? — спросила Лоскутушка.

— Лучше, чем мои? — вторил ей Стеклянный Кот. — Мои, между прочим, розовые, и все могут видеть, как они работают.

— Мозги Страшилы вы не увидите, — сказал Косматый, — но они работают очень даже неплохо.

— А где он живет? — спросил Оджо.

— У него прекрасный замок в Стране Мигунов, неподалеку от замка его старого приятеля, Железного Дровосека, но он часто приезжает в Изумрудный Город повидать Дороти, которая живет в королевском дворце.

— Тогда мы и спросим у него насчет колодца, — сказал Оджо.

— А что еще нужно Кривому Колдуну? — осведомился Косматый.

— Капля масла с тела живого человека.

— Но этого не бывает.

— Я тоже так думал, — сказал Оджо, — но Кривой Колдун уверил меня, что если бы этого не было, то в рецепте снадобья об этом не было бы ни слова. Раз так, то мне надо во что бы то ни стало отыскать эту каплю.

— Я, конечно, желаю тебе удачи, — проговорил Косматый, недоверчиво качая своей косматой головой, — но думаю, что задача перед тобой трудная. В живом человеке есть только кровь, а никакого масла нет.

— А во мне — вата, — сообщила Лоскутушка, пританцовывая.

— Я в этом и не сомневаюсь, — сказал Косматый. — Ты просто прелесть и такая красавица, какую можно только скроить из лоскутков. Если тебе чего и не хватает, так это умения держаться с достоинством.

— Ненавижу умение держаться с достоинством! — фыркнула девушка, подбрасывая камешек высоко-высоко и пытаясь затем поймать его на лету. — Половина дураков и все мудрецы держат себя с достоинством, но я не принадлежу ни к тем ни к другим.

— Она сумасшедшая, — пояснил Стеклянный Кот.

— Она восхитительна! — засмеялся Косматый. — Я уверен, что она понравится Дороти, а уж Страшиле и подавно. Так вы, значит, направляетесь в Изумрудный Город?

— Да, — ответил Оджо. — Я думаю, лучше начать с него. Ведь там растет клевер-лпестилистник.

— Я пойду с вами, — сказал Косматый, — и буду показывать вам дорогу.

— Вот спасибо! — обрадовался Оджо. — Но мы не нарушили ваши планы?

— Нет, — отвечал Косматый. — Я бродил просто так. Всю свою жизнь я был бродягой, и, хотя Озма и отвела для меня роскошные покои в своем дворце, время от времени меня охватывает тяга к странствиям и я пускаюсь в путешествие по стране. На этот раз я покинул Изумрудный Город несколько недель назад, а теперь, повстречав вас, я с удовольствием провожу вас в столицу Страны Оз и познакомлю со своими друзьями.

— Очень любезно с вашей стороны, — поблагодарил его Оджо.

— Надеюсь, ваши друзья не из тех, кто держится с достоинством? — спросила Лоскутушка.

— Кто держится, а кто нет, — последовал ответ. — Я не критикую своих друзей. Если они настоящие, верные друзья, то пусть ведут себя так, как им больше нравится.

— Разумно, — признала Лоскутушка, качая своей смешной головой в знак одобрения. — Но давайте двигаться, надо поскорее попасть в Изумрудный Город. — И с этими словами она, приплясывая, пустилась по дороге, а потом остановилась, чтобы подождать всю компанию.

— Отсюда до Изумрудного Города путь неблизкий, — заметил Косматый. — Мы не попадем в него ни сегодня ни завтра. А потому давайте не будем спешить. Я старый путешественник и давно усвоил простую истину: поспешишь — людей насмешишь. Мой девиз: не суетиться. А если вы не можете не суетиться, то хотя бы суетитесь поменьше.

Они зашагали по дороге из желтого кирпича, но вскоре Оджо объявил, что проголодался и хотел бы сделать привал. Он предложил хлеба с сыром Косматому, но тот поблагодарил и отказался.

— Когда я пускаюсь странствовать, — пояснил он, — то беру с собой столько еды, чтобы мне хватило на несколько недель. Пожалуй, я позволю себе немного подкрепиться из моих запасов, раз уж мы остановились.

С этими словами он извлек из кармана бутылочку, из которой вытряхнул на ладонь таблетку величиной с ноготь Оджо.

— Это, — пояснил Косматый, — плотный обед в концентрированном виде. Изобретение знаменитого профессора Кувыркуна из Королевского Колледжа Атлетических Искусств. В этой таблетке содержатся суп, рыба, жареное мясо, салат, пирожки с яблоками, мороженое с шоколадной подливкой. Но все сгущено до такой вот таблетки. Проголодался — съел ее, и порядок. Ты плотно поел.

— Дай-ка мне попробовать, — попросил Вузи.

И Косматый тотчас же вытряхнул на ладонь еще одну таблетку и протянул зверю. Тот проглотил ее в мгновение ока.

— Ты съел обед из шести блюд, — пояснил Косматый.

— Тьфу! — произнес неблагодарный Вузи. — Я не почувствовал никакого вкуса. От такой еды никакого удовольствия.

— Мы едим, чтобы поддерживать жизнь в нашем теле, — наставительно произнес Косматый, — и от этой таблетки пользы столько же, сколько и от обычного обеда.

— Ну и что! Я люблю пожевать пищу, насладиться ее вкусом, — не сдавался Вузи.

— Ты ошибаешься, мой бедный друг-зверь, — с жалостью объяснял ему Косматый. — Ты только подумай, как устали бы твои челюсти жевать столь обильный обед. А его сконцентрировали до маленькой таблеточки, которую ты проглотил одним махом, — и порядок!

— Жевать не утомительно, а приятно, — возразил Вузи. — Я всегда тщательно прожевывал пчел, когда они мне попадались. Дай-ка мне, Оджо, хлеба с сыром.

— Что ты! Что ты! Ты и так съел большой обед! — замахал руками Косматый.

— Может быть, — отрезал Вузи, — но я попробую обмануть себя и немного пожую хлеба с сыром. Наверное, я и правда наелся, если в этой таблетке действительно содержится все то, о чем ты говорил. Но в еде для меня главное — это вкус, и я хочу знать, что же именно я ем.

Оджо исполнил просьбу зверя, но Косматый укоризненно покачал своей косматой головой и сказал, что не встречал такого упрямого животного, как Вузи.

Тут они услышали топот, и перед ними предстал Граммофон. Похоже, с тех пор, как они расстались, на его долю выпало немало приключений, ибо полировка на столике потускнела, а на дереве появились трещины и царапины, придававшие музыкальному ящику малоприятный вид.

— Господи! — воскликнул Оджо, не спуская глаз с Граммофона. — Что с тобой приключилось?

— Ничего особенного, — отвечал тот унылым, печальным голосом. — После того как мы расстались, в меня швыряли такое количество предметов, что их хватило бы на хороший универмаг.

— Тебя поломали и ты больше не можешь играть? — спросила Лоскутушка.

— Нет, я по-прежнему могу услаждать слух окружающих прекрасной музыкой. Как раз на мне сейчас отличная пластинка, — сообщил Граммофон, явно повеселев.

— Плохо, — заметил Оджо. — Против тебя как машины мы ничего не имеем, но вот то, что ты — машина музыкальная, нас сильно огорчает.

— Зачем же, по-твоему, меня вообще изобрели? — обиженно спросил тот.

Все стали вопросительно переглядываться, но никто не знал ответа на этот каверзный вопрос. Наконец Косматый сказал:

— А я бы послушал, как играет Граммофон.

— Все это время мы были очень счастливы… — вздохнул Оджо.

— Понимаю. Но отдельные мелкие несчастья позволяют особенно ценить счастливые минуты. Скажи-ка, друг Фонни, что за пластинка на тебе?

— Популярная песня. Во всех цивилизованных странах люди от нее без ума.

— Значит, она превращает людей цивилизованных в людей безумных? Но это же опасно!

— Они без ума от радости, — поспешил пояснить Граммофон. — Послушайте. Вы будете в восторге. Благодаря ей ее автор стал богатым человеком. Называется она «Моя Лулу».

И Граммофон заиграл. Сначала послышались прерывистые, причудливые аккорды, а затем мужской и весьма гнусавый голос запел:

Я люблю свою Лулу.

Как ночь, черную Лулу!

Для меня она

Во всем мире одна-а-а!

— Эй, прекрати сейчас же! — закричал Косматый, вскакивая на ноги. — Что это за безобразие?

— Это самая модная песня, — угрюмо отозвался Граммофон. — Страшно популярная!

— Популярная?

— Ну да. Из тех, слова которых запоминают даже слабоумные, а мотив могут пропеть или просвистеть и те, кому медведь на ухо наступил. Потомуто такие песни и популярны. Настанет время, когда они вытеснят все прочие.

— Пока, к счастью, время это еще не настало, по крайней мере у нас, — сказал Косматый суровым тоном. — Я и сам немного пою и не потерплю, чтобы меня брали за горло темные личности вроде Лулу. Сейчас я разберу тебя на части, господин Фонни, и разбросаю их по лесам и долам этой страны во спасение тех, кого ты можешь повстречать, если тебе и впредь будет позволено разгуливать на свободе. Исполнив этот тяжкий долг, я…

Но не успел он докончить фразу, как Граммофон сорвался с места и стал улепетывать прочь. Вскоре он исчез из виду. Косматый снова сел на траву. Вид у него был довольный.

— Кто-то другой, похоже, выполнит за меня разборку Граммофона, — усмехнулся он, — ибо такой музыкальный ящик вряд ли долго протянет в Стране Оз. Как отдохнете, друзья, давайте пойдем дальше.

Путешественники шли по диким, безлюдным местам. Поля не обрабатывались, да и за дорогой из желтого кирпича никто не присматривал, отчего выбоины попадались все чаще и идти было нелегко. По обеим ее сторонам рос низкий колючий кустарник, потом стали попадаться большие камни и скалы.

Но Оджо и его друзья продвигались к цели, за шутками и веселым разговором забывая тяготы пути. К вечеру они пришли к скале, из которой бил прозрачный родник. Рядом стояла заброшенная хижина. Косматый остановился и сказал:

— Пожалуй, стоит остановиться на ночлег здесь: тут и крыша над головой, и вода. Дальше дорога будет неважной, и главные трудности у нас еще впереди. Так что давайте переждем до утра.

Так и решено было сделать, и Оджо, отыскав в хижине хворост, развел в очаге огонь. Это привело в восторг Лоскутушку, которая принялась танцевать перед очагом, пока Оджо не предупредил ее быть повнимательней и не поджечь себя. После этого Лоскутушка стала держаться на почтительном расстоянии от огня. А Вузи улегся перед самым очагом, словно большая собака, и наслаждался теплом.

На ужин Косматый съел очередную таблетку, но Оджо предпочел подкрепиться хлебом с сыром, угостив и Вузи.

Наступила темнота, и путники сели в кружок у огня на полу — мебели в хижине не было. Оджо попросил Косматого:

— Вы нам не расскажете какую-нибудь историю?

— Я не мастер рассказывать, — услышал он в ответ, — но зато я пою, как птичка.

— Как ворона? — осведомился Стеклянный Кот.

— Как певчая птица. Сейчас я попробую это доказать. Я спою вам песню собственного сочинения. Только никому не говорите, что я поэт, а то от меня потребуют, чтобы я написал книгу. И не рассказывайте, что я пою, а то меня заставят напеть пластинку для этого кошмарного Граммофона. На это у меня нет времени. Лучше я спою эту песенку для вас.

Я спою песню о волшебной Стране Оз,

Где полно людей, зверей, фруктов и роз,

Где живут волшебники и чудеса творят,

Но жители спокойно об этом говорят.

Страной правит Озма, юная прелестная фея,

Добро любя и зло покарать умея.

Она умна и справедлива,

И подданные ее живут счастливо.

Ее друзья — Дороти из Канзаса,

Где чудес немного, зато проблем масса,

А также Страшила, сделанный из соломы,

Но у него ума палата или же хоромы.

И знаменитый Железный Дровосек,

Добрым сердцем прославившийся навек.

Профессор Кувыркун — вроде бы просто жук,

Но он сильно увеличен и науки друг.

Джек Тыквоголовый выращивает свои головы в огороде

И, как и Деревянный Конь, любим во дворце и в народе.

Трусливый Лев всегда от страха дрожит,

Когда на врагов громогласно рычит.

Может, ему и не хватает отваги,

Но его подвиги не описать на бумаге.

Голодный Тигр мечтает съесть ребенка,

Но его кормят другой пищей — до отвала, как слоненка.

Механический человек Тик-Ток

Ходит, говорит, думает, если завести его впрок.

Я готов и прочих обитателей Страны Оз назвать,

Только как бы слушателям от этого не устать…

Упомяну лишь Желтую Курицу Биллину и девять поросят,

Что в золотом свинарнике сидят.

А теперь наш музей пополнился Котом из стекла,

Зверем Вузи и Лоскутушкой, что всех с ума свела.

Оджо так понравилась песня, что он громко захлопал в ладоши. Лоскутушка последовала его примеру, но ее набитые ватой ладони не издавали звуков. Кот затопал по полу своими стеклянными лапами — осторожно, чтобы не разбить их, а Вузи, который успел задремать, проснулся и спросил, что случилось.

— Я редко пою на публике, боюсь, как бы меня не попросили открыть оперу, — признался Косматый. Ему было приятно, что его усилия оценили по достоинству. — Голос у меня сегодня, правда, не в лучшей форме, но…

— Скажите, эти странные люди и звери и правда живут в Стране Оз? — спросила Лоскутушка.

— Все до одного. Я даже забыл Розового Котенка Дороти.

— Господи! — воскликнул Кот, привстав от любопытства. — Розовый Котенок? Из стекла?

— Нет, из плоти и крови.

— А, тогда это неинтересно. У меня у самого розовые мозги.

— А котенок Дороти весь розовый, только глаза у него голубые. Зовут его Эврика. Всеобщий любимец в королевском дворце, — сообщил Косматый и зевнул.

Стеклянный Кот был явно недоволен.

— Что же, по-вашему, выходит, простой котенок красивее меня?

— Не знаю. Кому что нравится, — снова зевнув, отвечал Косматый. — Но могу дать совет. Подружись с Эврикой, и хорошее отношение во дворце тебе обеспечено. Ну а если он тебя невзлюбит, смотри!…

— Неужели кто-то во дворце способен разбить Стеклянного Кота?

— Всякое может случиться. Мой тебе совет — тихо мурлыкай и больше помалкивай. А теперь я хочу спать.

Промах так старательно обдумывал совет Косматого, что его розовые шарики-мозги крутились долго после того, как все остальные заснули.

12. ГИГАНТСКИЙ ДИКОБРАЗ

Проснувшись пораньше, путники снова зашагали по дороге из желтого кирпича к Изумрудному Городу.

Местность, по которой они шли, была по-прежнему безлюдной. Вокруг были сплошные скалы и редко-редко попадались отдельные кусты или деревья. Оджо обратил внимание на одно такое дерево, потому что у него была красивая крона и длинные шелковистые листья. Ему хотелось понять, растут ли на нем плоды или прекрасные цветы.

Внезапно до него дошло, что он разглядывает его долго — добрых пять минут, а дерево по-прежнему находится перед ним, хотя Оджо продолжал шагать по дороге. Тогда он остановился. К его великому изумлению, дерево, как весь окружающий пейзаж, продолжали двигаться вместе с его спутниками, удаляясь от него все дальше и дальше.

Оджо так громко вскрикнул от удивления, что Косматый, услышав крик, тоже остановился. Вскоре и остальные последовали его примеру и вернулись к стоявшему неподвижно Оджо.

— Что стряслось? — спросил Косматый.

— Мы шагаем, шагаем, но все равно остаемся на месте. А теперь, когда мы остановились, мы и вовсе движемся назад. Посмотрите на тот камень!

Лоскутушка поглядела себе под ноги и сказала:

— Желтые кирпичи стоят на месте.

— Зато дорога движется, — возразил Оджо.

— Верно, — согласился Косматый. — Она на такое способна, но я задумался и забыл, где мы сейчас.

— Она отправит нас туда, откуда мы начали путь! — взволнованно воскликнул Оджо.

— Нет, — возразил Косматый. — Я знаю, как справиться с дорогой. Я бывал в этих краях. Повернитесь и идите назад.

— И что толку? — недоверчиво спросил Стеклянный Кот.

— Делайте, как я сказал, и все поймете, — отозвался Косматый.

Путники развернулись и зашагали в обратном направлении. Вскоре Оджо заметил, что они оставили позади то дерево, что привлекло его внимание.

— И долго нам так шагать? — спросила Лоскутушка, которая то и дело спотыкалась, падала и первая же смеялась над своими неудачами.

— Еще немного, — уверил ее Косматый.

Через несколько минут он велел отряду развернуться и идти вперед. Они послушались и почувствовали, что ступают по твердой земле.

— Дело сделано, — провозгласил Косматый. — Немножко надоедает идти задом наперед, но что поделаешь. Только так можно преодолеть эту часть пути. Тут дорога начинает фокусничать и тащит назад того, кто на нее ступает.

С удвоенной энергией они зашагали по желтым кирпичам, и вскоре дорога привела их к небольшому холму. Теперь по обе ее стороны поднимались почти отвесные склоны. Они шли, болтая как ни в чем не бывало, но вдруг Косматый схватил одной рукой Оджо, другой Лоскутушку и крикнул:

— Стойте!

— Что случилось? — удивился Стеклянный Кот.

— Глядите! — сказал Косматый, указывая пальцем вперед.

Посредине дороги лежал неподвижно какой-то предмет, весь покрытый острыми и длинными, как стрелы, иголками. Туловище создания напоминало бочонок, но длинные иголки делали его раза в четыре больше.

— Ну и что? — спросила Лоскутушка.

— А то, что это Чиз, который хозяйничает в этих местах.

— Чиз? Кто он такой?

— По-моему, просто дикобраз-переросток, но в Стране Оз его считают злым духом. Он отличается от обычного дикобраза тем, что умеет стрелять иголками. В этом-то и состоит его опасность. Если мы подойдем ближе, он даст иголочный залп и может нас сильно поранить.

— Тогда зачем нам подходить близко? — удивилась Лоскутушка.

— А я его не боюсь, — сказал Вузи. — Этот Чиз, наверное, трусоват, и, если я издам свой страшный, жуткий рык, он испугается до потери сознания.

— Ты умеешь рычать? — спросил Косматый.

— Да, и это самое страшное, на что я способен, — сказал Вузи не без гордости. — Мой рык может посрамить землетрясение и выставить на посмешище гром. Если я как следует рявкну, этот ваш Чиз решит, что мир раскололся пополам и обломки стукнулись о солнце и луну. А потом он задаст стрекача.

— Ты нам окажешь большую услугу, — сказал Косматый. — Давай рычи!

— Но мой жуткий рык может испугать и вас, а если у вас неважно с сердцем, это может плохо кончиться.

— Так-то оно так, но придется рискнуть, — сказал Косматый. — Мы-то, по крайней мере, предупреждены, но Чиза твой рык застанет врасплох, и он струхнет.

Вузи, все еще колеблясь, сказал:

— Вы мне нравитесь, и я не хочу вас пугать.

— Рычи! — сказал Оджо.

— А вдруг вы оглохнете?

— Даже если такое случится, мы не обидимся на тебя.

— Ну ладно, — решительно произнес Вузи и сделал шаг вперед. Он оглянулся и спросил: — Вы готовы?

— Готовы! — хором отвечал отряд.

— Тогда заткните уши и возьмите себя в руки. Итак… — Вузи повернулся к Чизу, широко раскрыл рот и пискнул:

— Уи-и-и!

— Ты давай рычи, а не пищи, — велела Лоскутушка.

— Так я рычал! — удивленно отозвался Вузи.

— Это ты называешь рыком?! — воскликнула девушка.

— Это самый жуткий, страшный, невероятный рык, что когда-либо раздавался под этими небесами, на суше и на море! — запротестовал Вузи. — Как это вы так хорошо его выдержали? Неужели земля не затряслась у вас под ногами? Чиз, наверное, напугался до смерти.

Косматый весело расхохотался.

— Бедняга Вузи! — воскликнул он. — Твой рык не испугает и мухи!

Вузи был явно смущен и удивлен. Он опустил голову в печали и досаде, но вскоре сказал с новой уверенностью:

— Но мои глаза могут метать огонь. И неплохой огонь. Его хватило, чтобы поджечь забор.

— Верно, — подтвердила Лоскутушка. — Я видела это собственными глазами. Но твой душераздирающий рык похож на жужжание жука или на сопение Оджо, когда он спит.

— Может, я заблуждался насчет моего рыка… — кротко согласился Вузи. — Мне-то он казался страшным и грозным, но, похоже, это оттого, что он раздавался у самых моих ушей.

— Не беда, — утешительно заметил Оджо. — Ты зато умеешь метать огонь из глаз. Мало кто на такое способен.

Пока они стояли и думали, что предпринять, Чиз проснулся. И внезапно воздух почернел от стрел-иголок, полетевших в сторону отряда, — так их было много. Лоскутушка поняла, что они подошли слишком близко, и поспешила встать перед Оджо — и вовремя. В нее сразу вонзилось столько стрел, что она стала напоминать мишень в балаганах на ярмарках. Косматый упал ничком, чтобы избежать атаки, но одна стрела угодила ему в ногу. Что касается Стеклянного Кота, то стрелы отскакивали от него, не причиняя ему ни малейшего вреда, да и у Вузи шкура была слишком толстой, чтобы стрелы могли ее продырявить.

Когда атака закончилась, все подбежали к Косматому, который лежал и громко стонал. Лоскутушка наклонилась и вытащила стрелу. После чего Косматый поднялся, подскочил к Чизу, поставил ногу ему на шею и взял его в плен. Теперь туловище гиганта дикобраза было гладким, как кожа, только на месте бывших иголок зияли дырки. Он выстрелил всеми иголками, не оставив себе ни одной.

— Пусти! — сварливо крикнул он Косматому. — Как ты смеешь ставить ногу на самого Чиза?

— Это только цветочки, дружище, — отвечал тот. — Ты слишком давно мешал людям ходить по этой дороге, и теперь я решил положить тебе конец.

— Ничего у тебя не выйдет, — возразил дикобраз. — Меня нельзя убить, и ты это прекрасно знаешь!

— Может быть… — огорченно протянул Косматый. — Мне об этом что-то говорили. Но если я отпущу тебя с миром, что ты станешь делать?

— Подберу свои иголки, — угрюмо пробурчал Чиз.

— И снова станешь обстреливать ими путников? Нет, так дело не пойдет! Обещай, что перестанешь этим заниматься.

— Ничего обещать не буду, — отчеканил Чиз.

— Почему это?

— Потому что такая уж у меня натура. Каждое животное должно поступать в соответствии со своей природой. Если бы мне было не положено стрелять иголками, у меня их не было бы. Так что просто лучше вам держаться от меня подальше.

— Ты в чем-то прав, — задумчиво признал Косматый, — но те, кто не знает, кто ты такой, не смогут держаться от тебя подальше. Разве не так?

— Вот что я придумала, — подала голос Заплатка, вытаскивавшая стрелы Чиза из своего тела. — Давайте заберем все иголки с собой, и Чизу нечем будет стрелять.

— Неплохая мысль, — согласился Косматый. — Вы с Оджо собирайте иголки, а я подержу Чиза, а то он, глядишь, изловчится подобрать свое оружие и опять примется за старое.

Заплатка и Оджо собрали все иголки и уложили их в узелок, чтобы удобней было нести. Теперь Чиз был не опасен, и Косматый отпустил его.

— Подлый трюк! — проворчал Чиз. — Что бы ты сказал, Косматый-Лохматый, если бы я отнял у тебя твои лохмы?

— Если бы я кидался ими в путников, то ты бы правильно сделал, — усмехнулся тот.

Сердитый и огорченный, Чиз так и остался лежать на дороге, а отряд двинулся дальше. Косматый прихрамывал — рана давала о себе знать, да и Заплатка ворчала, что стрелы понаделали дырок в ее пестром наряде.

Когда путники поравнялись с большим плоским камнем, Косматый сел на него, а Оджо стал рыться в корзинке, разглядывая талисманы, которые вручил ему Кривой Колдун.

— Я — Оджо Невезучий, — жалобно говорил мальчик. — Из-за меня и повстречался нам этот противный дикобраз. Но кто знает, вдруг тут есть какое-то средство от ран.

Тотчас же ему попался амулет с ярлычком: «От телесных повреждений». Это был невзрачный корешок, но Оджо потер им ранку на ноге Косматого, и она тотчас же затянулась. Нога снова сделалась целой и невредимой.

— Потри и мои лоскутки, — попросила Заплатка.

Оджо так и сделал, но дырки не исчезли.

— Тебе нужны другие талисманы, — сказал ей Косматый. — Нитка и иголка. Но ты не расстраивайся, эти дырки тебя вовсе не портят.

— Но в них будет дуть ветер, а я не хочу, чтобы люди подумали, что я ветреная особа, — возразила Лоскутушка.

Отряд снова двинулся в путь. Вскоре они подошли к небольшому пруду. Привязав к узелку с иголками Чиза камень, они бросили его в мутную воду, и он сразу пошел ко дну.

13. ЛОСКУТУШКА И СТРАШИЛА

Постепенно дорога сделалась приятнее, и стали попадаться плодородные земли. Но домов по-прежнему не было видно. Друзья поднимались на холмы и спускались в долины. Оказавшись на вершине одного такого холма, друзья вдруг увидели перед собой высокую стену, которая простиралась направо и налево, как им показалось, до бесконечности. Дорога подвела их к воротам из прочных железных прутьев. Они были заперты на большой заржавевший замок.

— Здесь мы, похоже, и остановимся, — сказала Лоскутушка.

— Верное предположение, — согласился Оджо. — Кажется, здесь уже давно никто не проходил.

— Это тебе только кажется, — со смехом поправил его Косматый. — И эта преграда — одна из наиболее сбивающих с толку вещей в Стране Оз.

— Так или иначе, дальше нам не пройти, — сказала Лоскутушка. — У ворот нет привратника, а у нас нет ключа от замка.

— Действительно, — сказал Оджо, подойдя вплотную к воротам и заглядывая через железные прутья. — Что нам теперь делать, Косматый? Если бы у нас были крылья, мы бы перелетели через ограду, но крыльев у нас нет и перелезть нам не удастся. А если я не попаду в Изумрудный Город, я не смогу помочь дяде Найди.

— Все правильно, — сказал Косматый, — только я преодолевал эту преграду, и не раз.

— Как? — хором спросили его путники.

— Сейчас увидите, — сказал Косматый.

Он велел Оджо встать перед воротами, а Лоскутушку поставил за его спиной, велев ей положить руки на плечи Оджо. За Лоскутушкой он поместил Вузи, ухватившегося ртом за край юбки Лоскутушки. Замыкал эту вереницу Стеклянный Кот, уцепившийся зубами за кончик хвоста Вузи.

— Теперь, — распорядился Косматый, — вы должны крепко зажмуриться и открыть глаза, только когда я вам велю.

— Как же мне зажмуриться, если у меня вместо глаз пуговицы? — спросила Лоскутушка.

Тогда Косматый завязал ей глаза-пуговицы своим носовым платком и еще раз напомнил остальным, что они должны закрыть глаза так, чтобы ничего не было видно.

— Мы будем играть в жмурки, да? — спросила Заплатка.

— Тихо! — скомандовал Косматый. — Все готовы? Тогда — за мной!

Взяв Оджо за руку, он подвел его по дороге из желтого кирпича к воротам. За Оджо последовали все остальные, ожидая вот-вот упереться в железные ворота. Косматый тоже закрыл глаза. Он шел впереди и после того, как вслух отсчитал сто шагов, остановился и сказал:

— Теперь можете открыть глаза!

Путники послушались и, к своему огромному удивлению, увидели, что стена и ворота остались позади, а перед ними зеленели поля.

— Эта стена — оптический обман, — пояснил Косматый. — Она кажется настоящей, если на нее смотреть, но если закрыть глаза, то она исчезает. Так бывает часто со злом в нашей жизни: оно вроде бы существует, но это только кажется. Эта стена — или то, что нам показалось стеной, — отделяет земли Жевунов от Зеленой Страны, окружающей Изумрудный Город, который находится в самом центре Страны Оз. Через Страну Жевунов к Изумрудному Городу ведут две дороги из желтого кирпича. Мы пошли по лучшей из них. Дороти как-то выбрала вторую и столкнулась с большими опасностями. Но теперь все наши невзгоды кончились. Еще день пути — и мы в Изумрудном Городе.

Это известие вселило новые силы в путешественников. Часа через два они остановились у домика фермера. Люди там оказались гостеприимными и пригласили их отобедать. Они смотрели на Лоску тушку хоть и с любопытством, но без большого удивления: они привыкли к тому, что в Стране Оз попадаются самые необычные существа.

Хозяйка вооружилась ниткой с иголкой и заштопала дырки от иголок дикобраза, после чего Лоскутушка решила, что снова выглядит писаной красавицей.

— Тебе бы надо носить шляпку, — посоветовала хозяйка, — тогда твое лицо не полиняет и не выгорит на солнце. У меня в сундуке есть кое-какие лоскутки и обрывки материи, и, если ты подождешь день-другой, я сошью тебе шляпку.

— Спасибо за предложение, но нам некогда, — отвечала Лоскутушка. — Пока я что-то не заметила, чтобы мое лицо выгорело.

— Это верно, — согласилась хозяйка. — Несмотря на долгое путешествие, выглядишь ты отменно.

Дети хотели, чтобы Стеклянный Кот остался с ними, но Промаху не терпелось узнать, чем закончатся похождения Оджо, и он не пожелал принять их предложение.

— Дети могут заиграться, — пояснил он Косматому, — и хотя здесь мне нравится куда больше, чем у Кривого Колдуна, мальчишки и девчонки быстро превратят меня в груду осколков.

Отдохнув, они снова двинулись в путь. Чем ближе они подходили к Изумрудному Городу, тем красивей становились места и ровней дорога. Постепенно Оджо перешел на зеленую лужайку, что тянулась вдоль дороги, и шел, внимательно глядя себе под ноги.

— Что ты ищешь? — спросила Заплатка.

— Клевер с шестью лепестками.

— Не делай этого! — предупредил его Косматый. — Рвать такой клевер запрещено законом. Подожди, пока Озма не разрешит тебе это.

— Она и не узнает! — отвечал мальчик.

— Озма знает очень многое, — возразил Косматый. — У нее во дворце есть Волшебная Картина, которая показывает ей ту часть Страны Оз, где появились странники. Возможно, как раз сейчас она наблюдает за нами.

— Она что, всегда смотрит на Волшебную Картину?

— Нет, конечно, у нее много других дел, но не исключено, что она как раз сейчас смотрит на нас.

— Подумаешь! — упрямо возразил Оджо. — Озма — всего лишь девочка.

Косматый удивленно посмотрел на Оджо.

— Если ты хочешь помочь своему дядюшке, ты не должен так говорить, — сказал он. — Ведь если ты впадешь в немилость к нашей могущественной правительнице, твое путешествие окончится ничем. Если же ты подружишься с Озмой, она с удовольствием поможет тебе. А насчет того, что Озма — девочка, могу сказать, что это еще одна причина, по которой ты должен быть вежлив и учтив. Все жители Страны Оз обожают Озму и ненавидят ее врагов: она столь же справедлива, сколь и могущественна.

Оджо еще немного подулся, но потом вернулся на дорогу, оставив клевер в покое. Еще час-другой он сердился, потому что не видел беды в том, чтобы сорвать клевер с шестью лепестками, если такой попадется. Несмотря на слова Косматого, он счел закон Озмы несправедливым.

Вскоре путники подошли к роще. Дорога петляла между красивых высоких деревьев. Вскоре они услышали пение, сначала отдаленное, но затем стали различать слова, хотя певца видно не было. Вот что это была за песня:

Когда я вижу соломы сноп,

Мне хочется петь и плясать.

Ведь эта солома создана, чтоб

Страшила мог существовать.

— А! — воскликнул Косматый. — Это же мой друг Страшила!

— Как, живой Страшила? — удивился Оджо.

— Ну да. Я о нем рассказывал. Он очень умный и вам обязательно понравится.

Тут из— за поворота показался и сам Страшила. Ехал он на Деревянном Коне, причем таком маленьком, что ноги седока свешивались чуть не до земли.

Страшила был одет в голубой сюртук, что носят Жевуны, ибо в этой стране он и появился на свет. На голове у него была остроконечная шляпа с плоскими полями, украшенными маленькими колокольчиками.

Препоясан был Страшила обыкновенной веревкой, чтобы солома, которой он был набит, не высыпалась. В голове у него была не солома, а опилки с отрубями, куда были добавлены иголки с булавками. Эти мозги вложил в Страшилу Волшебник Изумрудного Города, а иголки с булавками должны были придать хозяину мозгов остроты ума. Головой ему служил холщовый мешок, пришитый к шее, и на нем краской были нарисованы рот, нос, уши и глаза.

Вид у Страшилы был весьма комичный, но симпатичный. Один глаз был больше другого, а уши были нарисованы на разной высоте. Фермер, сделавший Страшилу, зашил его крупными стежками, из-за чего то здесь, то там из прорех торчала солома. На руках у него были белые перчатки, а на ногах сапоги с отворотами из голубой кожи, как у всех Жевунов.

Деревянный Конь был не менее удивительным созданием, чем его седок. Когда-то это были самые обыкновенные козлы, на которых пилят дрова. Туловищем ему служил обрубок бревна, в которое были вставлены четыре ноги-полена. Хвостом была маленькая веточка, а головой — шишковатое утолщение на переднем конце бревна. Два сучкаглазка и зарубка-рот дополняли картину.

Когда козлы стали Конем, у них не было ушей, но мальчик, Тип, ожививший Деревянного Коня, вырезал уши из коры, после чего новоиспеченный Конь стал прекрасно слышать.

Этот скакун пользовался большим расположением принцессы Озмы, которая, кстати, и была тем самым Типом, — ее превратила в мальчика колдунья Момби. Озма велела сделать для него золотые подковы, чтобы дерево копыт не стачивалось. Седло у него было расшито золотом и украшено рубинами и изумрудами. Уздечки у Коня не было.

Увидев странников, Страшила остановил своего Коня и слез с него, весело кивая Косматому. Затем он с любопытством уставился на Лоскутушку, а она — на него.

— Дружище, — прошептал он Косматому, отведя его в сторонку, — а ну-ка охлопай меня, выровняй солому.

Пока Косматый приводил в порядок туловище Страшилы, выравнивая горки и ямы, Лоскутушка прошептала Оджо:

— Покатай-ка меня по земле, а то от долгой ходьбы я сильно осела.

С этими словами она плюхнулась на землю, и Оджо стал катать ее, как скалку, после чего вата выровнялась и фигура Лоскутушки приобрела первоначальную стройность. Страшила и Лоскутушка одновременно закончили приводить себя в порядок и снова уставились друг на друга.

— Позвольте, госпожа Лоскутушка, представить вам моего друга — Страшилу из Страны Оз, — сказал Косматый. — Страшила, это — госпожа Лоскутушка.

Оба с достоинством поклонились друг другу.

— Прошу прощения, что столь неучтиво вас разглядывал, — сказал Страшила, — но никого прекраснее вас я в жизни не видел.

— Это высшая похвала от человека, который сам на редкость хорош собой, — пробормотала Лоскутушка, потупив взор, для чего ей пришлось опустить голову.

— Я страшно рад, что встретил вас, — отозвался Страшила. — Дружище Косматый, представь нас еще разочек!

— Одного раза вполне достаточно, — отозвался тот, посмеиваясь над своим увлекшимся другом.

— Тогда расскажи, где ты ее нашел. Господи! А это что за странная кошка?! Из чего ты сделан, котище, не из желатина?

— Из чистого стекла, — отвечал Кот, довольный, что привлек внимание Страшилы. — Я гораздо красивее, чем Лоскутушка. Я прозрачный, а она нет. У меня розовые мозги и рубиновое сердце, причем тщательно отшлифованное, а у Лоскутушки и вовсе нет сердца.

— И у меня тоже нет! — воскликнул Страшила и пожал руку Заплатке, словно поздравляя ее с этим обстоятельством. — Мой друг, Железный Дровосек, получил сердце от Волшебника Изумрудного Города, но я, признаться, отлично обхожусь без сердца. А вот и маленький Жевун! Пожмем друг другу руки, мальчик!

Оджо вложил руку в мягкую, набитую соломой перчатку, что служила Страшиле рукой, и Страшила так сердечно пожал ее, что солома в перчатке затрещала.

Тем временем Вузи подошел к козлам и начал их обнюхивать. Деревянному Коню не понравилась такая фамильярность, и он внезапно лягнул Вузи в голову своим копытом с золотой подковой.

— Вот тебе, чудовище! — крикнул он. — Получи!

Вузи и глазом не моргнул.

— Я готов получить, что мне причитается, — сказал он, — но не вздумай рассердить меня, деревянное животное, ибо из глаз моих тогда полетит огонь, который может спалить тебя.

Конь завращал глазами-сучками и снова лягнулся, но Вузи спокойно отошел в сторонку и сказал Страшиле:

— Очаровательный нрав у этого существа! На твоем месте я бы пустил его на дрова, а ездил на мне. У меня плоская спина, и ты с меня не свалишься.

— Пожалуй, вся беда в том, что вас как следует не представили друг другу, — сказал Страшила, восхищенно оглядывая Вузи: такого странного зверя ему еще видеть не приходилось. — Деревянный Конь — любимец нашей правительницы Озмы, и живет он на задворках королевского замка в конюшне, украшенной жемчугом и изумрудами. Он быстр, как ветер, неутомим и добр к друзьям. Когда я посещаю Озму, она иногда разрешает мне на нем покататься, как, например, сегодня. Теперь ты знаешь, какая важная особа наш Деревянный Конь. Если ты сообщишь мне свое имя, звание, положение в обществе и биографию, я с удовольствием поведаю о них Деревянному Коню. Это поможет установить дружеские отношения.

Вузи несколько оторопел от этих слов и не знал, что ответить, но ему на помощь пришел Оджо, сказавший:

— Зверя этого зовут Вузи. И его тоже можно назвать важной персоной, ведь на конце хвоста у него и растут три волоска.

Страшила пригляделся и убедился, что это и впрямь так.

— Но в чем важность этих волосков? — озадаченно спросил он. — У Косматого в шевелюре их тысячи тысяч, но никто и не подумал назвать его важной персоной.

Пришлось Оджо снова рассказать печальную историю о том, как дядя Нанди и Марголотта стали мраморными статуями, а также о путешествии, в которое он пустился, чтобы помочь им. Он рассказал, что, не сумев вырвать три нужных Кривому Колдуну волоска, решил захватить Вузи с собой в поход за прочими составными частями чудодейственного снадобья.

Страшила его серьезно выслушал, неодобрительно качая головой.

— Надо поговорить об этом с Озмой, — сказал он. — Кривой Колдун нарушает закон, занимаясь магией без соответствующего разрешения, но, я надеюсь, Озма позволит ему вернуть жизнь дяде Нанди и Марголотте.

— Я уже предупреждал об этом мальчика, — подал голос Косматый.

Оджо заплакал.

— Я знаю, как вернуть жизнь дяде Нанди, — бормотал он сквозь слезы, — и я этого добьюсь, что бы там ни сказала ваша Озма. Какое право имеет эта девчонка, хоть она тут и главная, оставить его навсегда статуей?!

— Об этом потом, — сказал Страшила. — Пока же отправляйся в Изумрудный Город, а там пусть Косматый представит тебя Дороти. Расскажи ей все, и она тебе поможет. Дороти — лучшая подруга Озмы, и если ты сделаешь ее своей союзницей, с дядей Нанди все будет в порядке. — Обернувшись к Вузи, он сказал: — Боюсь, ты не настолько важная персона, чтобы я представил тебя нашему Деревянному Коню.

— Я гораздо лучше, чем он! — фыркнул Вузи. — Мои глаза могут исторгать огонь, а его — нет.

— Это правда? — спросил Страшила Оджо.

— Да, — отвечал тот и рассказал, как Вузи поджег забор.

— Какие еще у тебя есть достоинства? — спросил Страшила.

— У меня душераздирающий рык. Иногда, — поправился Вузи, заметив, что Косматый улыбнулся, а Лоскутушка и вовсе расхохоталась.

Ее смех заставил Страшилу забыть о Вузи.

— Вы — удивительная молодая особа. Мы должны познакомиться поближе. Я никогда не встречал еще девушку такой оригинальной расцветки и с такими естественными манерами.

— Неудивительно, что вас называют Страшилой Мудрым, — отозвалась Лоскутушка.

— Мы еще встретимся в Изумрудном Городе, — сказал Страшила. — А сейчас я должен навестить свою добрую знакомую, Джинджер, она обещала заново нарисовать мне левое ухо. А то краска немного осыпалась, и я стал хуже слышать. Джинджер всегда приводит меня в порядок.

— А когда ты собираешься вернуться в Изумрудный Город? — спросил Косматый.

— Сегодня же вечером. Я хочу еще успеть погулять с Заплаткой. Ну что, скакун, ты готов к быстрой скачке?

— Я всегда готов, — отозвался тот.

Страшила уселся в украшенное драгоценностями седло и помахал шляпой. Деревянный Конь рванул с места, и вскоре оба они скрылись из виду.

14. ОДЖО НАРУШАЕТ ЗАКОН

— Какой странный человек! — сказал Оджо, когда отряд снова двинулся в путь.

— И какой учтивый! — добавила Заплатка. — Это самый красивый мужчина, что попадался мне на глаза.

— Кому что нравится, — заметил Косматый. — Но, пожалуй, из всех живых страшил он — самый красивый. Но главное достоинство моего соломенного друга — то, что он великий мыслитель, и в Стране Оз принято следовать его советам.

— Что-то я не заметил в его голове мозгов, — буркнул Стеклянный Кот.

— Их хоть и не видно, но они есть. Я и сам, признаться, поначалу не очень в них верил, потому что их дал ему этот обманщик — Волшебник Изумрудного Города. Но вскоре я убедился в его мудрости. И если это не мозги, тогда я уж и не знаю, что такое мозги.

— А Волшебник — обманщик? — спросил Оджо.

— Он был обманщиком. Теперь — нет. Он исправился и помогает Волшебнице Глинде. Только ей разрешено заниматься магией в Стране Оз, и она научила его многому.

После короткого молчания Оджо спросил:

— Если Озма не разрешит Кривому Колдуну оживить дядю Нанди, что мне тогда делать?

— Тогда — ничего, — ответил Косматый, покачав головой. — Но не вешай носа. Мы расскажем обо всем Дороти и попросим ее замолвить словечко перед Озмой. У Дороти самое доброе сердце в мире. На ее долю выпало в свое время столько невзгод, что я не сомневаюсь: она непременно поможет.

— Дороти — та самая девочка, что прибыла сюда из Канзаса?

— Да. Там ее звали Дороти Гейл. Мы там с ней встречались. Она-то и взяла меня с собой сюда. Но теперь Озма сделала ее принцессой, а ее дядя Генри и тетя Эм тоже к ней переехали. — Тут Косматый тяжело вздохнул и продолжал: — Странное это место — Страна Оз, но я ее люблю.

— Что же в ней странного? — спросила Лоскутушка.

— Хотя бы ты.

— Неужели ты не видел девушек красивее меня в своей родной стране? — полюбопытствовала Заплатка.

— Таких разноцветных красавиц — нет. В Америке никому и в голову не пришло бы сделать девицу из лоскутного одеяла.

— Чудная же страна Америка! — воскликнула Заплатка. — Страшила, которого ты сам хвалил за ум, сказал, что я самая красивая из всех девушек, что он когда-либо видел.

— Наверное, так оно и есть. Для всех Страшил, по крайней мере, ты и есть красавица, — сказал Косматый и улыбнулся, но почему — Заплатка так и не поняла.

Чем ближе подходили путники к Изумрудному Городу, тем прекрасней становилось вокруг. По обе стороны дороги попадались прекрасные дома с зеленой лужайкой и цветником перед каждым.

— Еще час, — возвестил Косматый, — и мы увидим Изумрудный Город.

Он шел впереди с Лоску тушкой, за ними — Вузи и Стеклянный Кот. Замыкал процессию Оджо. Несмотря на предупреждение, он не сводил глаз с клевера, что рос по обе стороны дороги. Вдруг он остановился и стал пристально вглядываться в заросли клевера. Да, перед ним был клевер-шестилистник. Он еще раз пересчитал листочки, чтобы не ошибиться. Сердце бешено забилось у него в груди — ведь он нашел то, за чем пришел.

Он посмотрел на своих товарищей. Они продолжали идти, не обращая на него внимания. Других людей поблизости не было. Искушение казалось непреодолимым.

«Я могу потратить недели и больше не найти такой клевер», — сказал он себе и, быстро сорвав растение, спрятал его в корзину, прикрыв другими предметами, которые там находились. Затем, стараясь не подать виду, что он набедокурил, Оджо прибавил шагу и догнал спутников.

Изумрудный Город по красоте и великолепию превосходит все прочие города мира, даже в волшебных странах. Он обнесен стеной из мрамора, тщательно отшлифованного и украшенного изумрудами. В стене четверо ворот: одни обращены в сторону Страны Жевунов, вторые смотрят на Страну Мигунов, от третьих начинается дорога в Страну Кводлингов, а от четвертых — в Страну Гилликинов. Изумрудный Город находится в самом центре Страны Оз, состоящей из этих четырех частей. У ворот есть решетки из чистого золота, и увенчаны они башенками, на которых развеваются флаги. Стена украшена и другими башнями, находящимися на значительном расстоянии друг от друга. Стена такая широкая, что по ней в ряд могут идти сразу четыре человека.

Впервые путники увидели это зелено-золотое искрящееся великолепие с верхушки небольшого холма. За стеной начинался большой прекрасный город: на фоне ясного неба вырисовывались сотни шпилей, куполов башен, украшенных флагами и драгоценными камнями. В центре города поднимались кроны высоких-превысоких деревьев. Косматый пояснил, что они растут в королевском саду Озмы.

Путники долго стояли и любовались красочным зрелищем.

— Ой! — воскликнула Лоскутушка, в восторге сжимая руки. — Вот тут бы я и пожила. Хватит с меня голубой Страны Жевунов! Хватит с меня Кривого Колдуна!

— Но ты принадлежишь доктору Пипту! — удивленно возразил Оджо. — Тебя сделали как служанку. Ты не принадлежишь сама себе.

— А ну его, этого доктора Пипта! Если я ему понадоблюсь, пусть приходит за мной сюда! Но по доброй воле я в его дом не вернусь. Только в одном месте Страны Оз я бы хотела жить, и это Изумрудный Город. Он прелесть! Он почти так же прекрасен, как я.

— В этой стране, — подал голос Косматый, — люди живут там, где им скажет наша правительница. Что хорошего, если все поселятся в Изумрудном Городе? Кто-то должен пахать землю, выращивать пшеницу, фрукты, овощи. Одни рубят лес, другие ловят рыбу, третьи пасут овец…

— Бедняжки!… — вздохнула Лоску тушка.

— Возможно, они даже счастливее, чем горожане, — продолжал Косматый. — В сельской жизни есть свобода и независимость, которых не найдешь в городе, даже в Изумрудном. Я знаю, что многие из горожан с удовольствием жили бы на природе. Например, Страшила, Железный Дровосек и Тыквоголовый Джек живут на природе, хотя им были бы рады во дворце Озмы. Слишком много роскоши утомляет. Но надо поторапливаться, если мы хотим попасть в Изумрудный Город до захода солнца. До него еще идти и идти.

Они прибавили шагу и оказались у городских ворот, когда солнце уже садилось и алый цвет заката заставил по-иному засверкать изумруды на городских стенах и на шпилях домов. Где-то в городе играл оркестр, из-за стены доносился приглушенный гул голосов, из окрестных фермерских хлевов доносилось мычание коров, ждущих, чтобы их подоили.

Путники уже хотели войти, как золотая решетка вдруг опустилась, и к ним вышел высокий Солдат. Оджо никогда не видел такого высокого человека. На нем была красивая зеленая с золотом форма, высокая шапка с пером, а его ремень был украшен изумрудами. Но самым удивительным в его облике были длинные зеленые усы и борода, которая опускалась ниже пояса. Из-за нее-то он, наверное, и казался особенно высоким.

— Стойте! — сказал Солдат довольно дружеским тоном.

Путники сделали это еще до того, как он отдал такое распоряжение, и оглядывали его со всех сторон.

— Добрый вечер, — сказал Косматый. — Ну, что произошло за время моего отсутствия? Что-то важное?

— Биллина высидела тринадцать цыплят, — доложил Солдат с Зелеными Усами и Бакенбардами, — прелестные маленькие желтенькие комочки. Желтая Курица очень ими гордится.

— Имеет право, — сказал Косматый. — Ну что ж, всего, значит, она высидела семь тысяч цыплят, верно, полковник?

— Никак не меньше, — отозвался тот. — Пойдите и поздравьте ее.

— С удовольствием, — сказал Косматый. — Но, как видите, со мной странники. Я бы хотел представить их Дороги.

— Минуточку, — сказал Солдат, загораживая им дорогу. — Я ведь на посту, и у меня есть инструкции. Среди вас случайно нет Оджо Невезучего?

— Это я! — воскликнул мальчик, с удивлением услышав свое имя от совершенно незнакомого человека.

Солдат с Зелеными Усами и Бакенбардами кивнул.

— Я так и думал. К сожалении, я вынужден тебя арестовать.

— Арестовать?! — воскликнул Оджо. — За что?

— Я не посмотрел, — признался Солдат, — сейчас мы это исправим. — Он вытащил из кармана листок, прочитал его и объявил: — За сознательное нарушение одного из законов Страны Оз.

— Нарушение закона? — переспросила Лоскутушка. — Ерунда, Солдат, ты шутишь.

— На сей раз нет… — вздохнул тот. — Я представляю собой, дорогое дитя, Телохранителя нашей повелительницы Озмы, Армию и Полицию Страны Оз.

— И это все один человек? — изумилась девушка.

— И одного-то много! Вот уже много-много лет по службе у меня вообще не было никаких дел. Я начал было опасаться, что вообще не нужен. Но сегодня все изменилось. Час назад меня вызвали к нашей правительнице Озме и велели арестовать мальчика по имени Оджо Невезучий, который из Страны Жевунов отправился в Изумрудный Город и должен прибыть в ближайшее время. Услышав этот приказ, я чуть было не упал в обморок: я не помню случая, чтобы у нас кого-то арестовывали. Тебя верно зовут Оджо Невезучий — тебе сильно не повезло, ибо ты нарушил закон.

— Вы ошибаетесь. Озма ошибается. Все ошибаетесь, — сказала Лоскутушка. — Оджо никаких законов не нарушал.

— Значит, он скоро будет отпущен на свободу, — сказал Солдат с Зелеными Бакенбардами. — Обвиняемый в преступлении имеет право доказать свою невиновность на процессе, где судья — наша правительница. Но сейчас ее приказ должен быть выполнен.

С этими словами он вынул из кармана наручники из золота, украшенные рубинами и бриллиантами, и защелкнул их на запястьях Оджо.

15. ПЛЕННИК ОЗМЫ

Мальчик был так потрясен, что не оказал никакого сопротивления. Он-то знал, что виноват, но как, спрашивается, об этом узнала эта девчонка Озма? Он передал корзинку Лоскутушке и сказал:

— Пусть она побудет у тебя, пока я не выйду из тюрьмы. А если я из нее никогда не выйду, отдай Кривому Колдуну. Это его корзинка.

Косматый посмотрел на Оджо, не зная, заступиться или нет за него, но что-то в лице мальчика заставило его не вмешиваться. Косматый был огорчен, но знал, что Озма не ошибается и, стало быть, мальчик и впрямь нарушил закон.

Солдат с Зелеными Бакенбардами провел их через ворота в маленькую комнату в стене. Там сидел веселый человек в зеленом. На шее у него была тяжелая золотая цепь, на которой висели большие золотые ключи. Это был Страж Городских Ворот. Когда они вошли в комнату, он играл на губной гармошке.

— Послушайте! — сказал он, поднимая вверх руку. — Я только что сочинил мелодию под названием «Пятнистый аллигатор». Я сделал это в честь Лоскутушки, которая прибыла в наш город.

— Откуда вы знаете, что я прибыла? — спросила Лоскутушка.

— Я обязан знать, кто прибывает в наш город. Я ведь Страж Городских Ворот. А теперь тихо: я сыграю вам «Пятнистого аллигатора».

Песня была ни хороша ни плоха, но все вежливо слушали, а Страж, закрыв глаза и покачивая головой из стороны в сторону, извлекал из своего инструмента мелодию. Когда он окончил, Солдат с Зелеными Бакенбардами сказал:

— Я привел арестованного.

— Ты кого-то арестовал?! — воскликнул человечек, вскакивая со стула. — Кого? Неужели Косматого?

— Нет, этого мальчика.

— Надеюсь, вина его столь же мала, как и он сам. Но что он такого совершил? И почему?

— Не могу сказать, — отвечал Солдат. — Я только знаю, что он нарушил закон.

— Но этого никто у нас не делает!

— Значит, он невиновен и его скоро отпустят. Но пока мне велено препроводить его в тюрьму. Дай мне арестантскую одежду из Государственного Гардероба.

Страж открыл ключом шкаф и вынул оттуда белое одеяние, которое Солдат набросил на Оджо. Оно покрыло его с ног до головы, оставив для глаз две прорези. В этом наряде мальчик являл собой жуткое зрелище.

Когда Страж отпирал ключом дверь, что вела из его комнаты в город, Косматый сказал Лоскутушке:

— Пожалуй, я провожу тебя прямо к Дороти, а Вузи и Кот могут пойти с нами. Оджо отведет в тюрьму Солдат с Зелеными Бакенбардами, но с ним будут обращаться вежливо и за него не надо беспокоиться.

— А что с ним теперь будет?

— Не знаю. При мне в Стране Оз никого никогда не арестовывали и не сажали в тюрьму. Оджо — первый.

— По-моему, ваша девчонка-правительница поднимает шум из-за пустяков, — сказала Заплатка, стряхивая со лба пряди рыжих волос. — Не знаю, что там натворил Оджо, но вряд ли это что-то серьезное. Ведь все мы были с ним рядом.

Косматый промолчал, а Лоскутушка тотчас же забыла об Оджо — так восхитил ее прекрасный город.

Солдат с Зелеными Бакенбардами повел мальчика по переулку в тюрьму. Оджо было горько и стыдно, но вскоре он начал сердиться. Вместо того чтобы встретить его как доброго друга, который вправе рассчитывать на гостеприимство и радушие, его ведут в наручниках в тюрьму, напялив этот дурацкий балахон, чтобы все прохожие знали о его позоре.

Оджо был по натуре добрым и послушным, и если он и нарушил закон, то лишь потому, что очень хотел поскорее вернуть жизнь своему дяде. Проступок он совершил не по злонравию, а по опрометчивости, но все же это был проступок. Сначала он испытал угрызения совести, но затем, вспомнив, как с ним несправедливо обошлись, — по крайней мере, ему это показалось несправедливым — стал винить Озму в придумывании глупых законов и преследовании честных граждан, которые их нарушали. Подумаешь, сорвал шестилистник клевера! Ну и что? Да его все равно кто-нибудь растоптал бы. Кому он, Оджо, причинил вред, сорвав его? Нет, Озма, похоже, слишком суровая правительница для такой прекрасной страны! Косматый говорил, что ее все обожают, но как это может быть?

Оджо так углубился в мрачные мысли, которые обычно приходят на ум тем, кто кругом виноват, что не замечал великолепия, окружающего его. Когда Оджо встречал улыбающихся прохожих, он стыдливо отворачивался, хотя они не могли догадаться, кто скрывался под арестантской одеждой.

Вскоре они подошли к дому у городской стены. Он был недавно выкрашен, и у него было много окон. Перед домом благоухал цветами сад. Солдат провел Оджо по гравийной дорожке к двери и постучал.

Дверь отворила женщина. Увидев Оджо, она воскликнула:

— Наконец-то арестованный! Но какой он маленький!

— Дело не в росте, дорогая Толлидигль. Главное, что это — арестованный, — сказал Солдат. — А поскольку это тюрьма, а ты тюремщица, мой долг — передать его тебе в руки.

— Верно. Входите, а я выпишу на него квитанцию.

Они вошли в дом и прошли через холл в круглую комнату, где женщина сняла балахон с Оджо и добродушно на него посмотрела. Оджо восхищенно озирался — он никогда еще не бывал в таких роскошных хоромах. Купол-потолок был из цветного стекла с красивым рисунком. Стены были обшиты золотыми пластинами и украшены драгоценными камнями огромных размеров и самых разных цветов. Кафельный пол был покрыт мягкими коврами. Мебель была отделана золотом и обита атласом и парчой. Она состояла из диванов, кресел-качалок и табуреточек. Были там столы с зеркальной поверхностью, а также шкафы, уставленные разными редкостными вещицами. У стены стоял шкаф с книгами, а напротив был другой шкаф со всякими играми.

— Можно я немножко побуду здесь, а потом уж пойду в тюрьму? — умоляюще попросил Оджо.

— Так это же и есть твоя тюрьма, а я — тюремщица, — отвечала Толлидигль. — Сними с него наручники, Солдат. Ведь отсюда нельзя убежать.

— Знаю, — отвечал тот и снял их с Оджо.

Женщина нажала кнопку в стене, и тотчас же загорелась большая люстра, подвешенная к потолку. Это было кстати, потому что за окном стемнело. Затем она села за стол и спросила:

— Как тебя зовут?

— Оджо Невезучий, — отвечал за мальчика Солдат с Зелеными Бакенбардами.

— Невезучий? Ну тогда все понятно, — сказала женщина. — В чем заключается его преступление?

— Нарушил закон Страны Оз.

— Так, вот квитанция, Солдат. Теперь за узника отвечаю я. Я очень рада, ведь впервые за время моей работы у меня появился узник! — сказала женщина с явным удовольствием.

— У меня тоже! — усмехнулся Солдат. — Но мой долг исполнен, и теперь я вернусь к себе и напишу рапорт Озме, что я сделал все, что должны были сделать Армия, Полиция, а также Телохранитель правительницы Страны Оз. Ведь все это я в одном лице.

С этими словами он кивнул Толлидигль и Оджо и удалился.

— А теперь, — сказала женщина, — мне надо тебя покормить. Ты небось проголодался. Что хочешь: запеченную рыбу, омлет с джемом или бараньи отбивные с подливкой?

Оджо подумал и выбрал отбивные.

— Отлично. Я скоро приду, а ты пока развлекайся сам, — сказала женщина и удалилась.

Оджо был сильно удивлен. Не только это помещение совершенно не походило на тюрьму, но и обращались с ним не как с арестантом, а как с гостем. На окнах не было задвижек, в комнате имелось три двери, но ни одна из них не была заперта. Оджо осторожно приоткрыл одну из них — за ней был коридор. Он и не думал о побеге. Его тюремщица оказывает ему доверие, зачем же ее подводить? Более того, ему готовят горячий ужин, и тюрьма оказалась очень даже приятной. Оджо взял из шкафа книгу и сел в кресло посмотреть картинки. За этим занятием его и застала женщина. Она принесла большой поднос и стала расстилать на столе скатерть. Ужин оказался восхитительным.

Пока он ел, Толлидигль сидела рядом с вышиванием. Когда Оджо поел, она унесла тарелки и стала читать ему вслух историю из книжки.

— Это действительно тюрьма? — спросил Оджо, когда женщина закончила читать.

— Ну да. Это единственная тюрьма в Стране Оз.

— А я — заключенный? т — Господи, ну конечно!

— Тогда почему тюрьма такая роскошная, а вы так со мной добры?

Толлидигль явно удивилась вопросу, но ответила серьезно:

— Мы считаем, что заключенному не повезло — причем в двух отношениях. Потому, что он сделал что-то противозаконное, и потому, что его лишили свободы. Поэтому мы и должны обращаться с ним по-доброму. Иначе он ожесточится, озлобится и не станет раскаиваться в своем проступке. Озма убеждена, что тот, кто совершает проступки, делает это потому, что не обладает силой духа и мужеством. Вот мы и сажаем его в тюрьму, чтобы он окреп духом и обрел достаточно сил, чтобы противостоять искусу нарушения закона. Доброта делает людей сильными духом и храбрыми — вот мы и относимся по-доброму к нашим арестантам.

— А я-то думал, что с арестантами всегда обращаются грубо в наказание, — сказал после некоторого раздумья Оджо.

— Что ты! — вскричала Толлидигль. — Провинившийся и так наказан сознанием того, что поступил дурно. Разве ты не раскаиваешься, Оджо, в том, что нарушил закон?

— Я… я такой же, как и все прочие люди…

— Если тебя признают виновным, ты, конечно, будешь вынужден как-то искупить вину, — сказала женщина. — Я не знаю, что сделает с тобой Озма, — впервые в этой стране кто-то нарушил закон. Но знай: она проявит милосердие и справедливость. Жители Изумрудного Города слишком довольны судьбой, чтобы совершать проступки, но ты, наверное, из какого-то дальнего уголка и, толком не зная, какая удивительная у нас правительница, неосторожно нарушил закон.

— Да, — признал Оджо. — Я прожил всю жизнь в густом дремучем лесу и не видел ни одной живой души, кроме дяди Найди.

— Я так и подумала, — сказала Толлидигль. — Но хватит разговоров. Давай-ка поиграем в какуюнибудь игру.

16. ПРИНЦЕССА ДОРОТИ

Дороти Гейл сидела в одной из своих комнат в королевском дворце. У ее ног, свернувшись клубочком, лежала черная косматая собачка с блестящими глазками. На девочке было белое платье и никаких украшений, если не считать изумрудно-зеленой ленточки для волос. Роскошь, окружавшая эту девочку, ничуть ее не испортила. Когда-то Дороти жила в канзасских степях. Но на роду ей было написано стать путешественницей, и, несколько раз побывав в Стране Оз, она в конце концов осталась в ней навсегда. Ее лучшая подруга Озма так полюбила Дороти, что отвела ей покои в своем дворце. Озма также доставила сюда из Канзаса единственных родственников Дороти — дядю Генри и тетю Эм. Дороти знала почти всех в Стране Оз. Это она нашла Страшилу, Железного Дровосека, Трусливого Льва и Тик-Тока. Хотя она и стала принцессой, но не важничала и оставалась все той же милой и доброй Дороти Гейл из Канзаса.

Дороти читала книгу, когда к ней вошла служанка Джелия Джемм и сообщила, что ее хочет видеть Косматый.

— Пусть приходит, — сказала девочка.

— Но с ним какие-то престранные существа, — заметила Джелия. — Я таких отроду не видывала.

— Неважно. Пусть приходят все, — сказала Дороти.

Но когда дверь отворилась и в ее комнату вслед за Косматым вошли Лоскутушка, Вузи и Стеклянный Кот, Дороти ошеломленно уставилась на гостей. Особенно поразила ее Лоскутушка: Дороти сперва не могла взять в толк, настоящая ли это девушка, или кукла, или вообще привидение. Тотошка, песик Дороти, подошел к Лоскутушке, обнюхал ее, но тотчас же снова улегся, давая понять, что тау кие создания его совершенно не интересуют.

— Мы не знакомы, — обратилась Дороти к Лоскутушке. — Расскажи, откуда ты.

— Я? — переспросила та, глядя не на Дороти, а на ее комнату. — Думаю, что из лоскутного одеяла. А зовут меня Заплатка. Теперь ты знаешь обо мне все.

— Не совсем, — улыбнулась Дороти. — Расскажи, как тебя оживили.

— То была пара пустяков, — отвечала Заплатка, усаживаясь в кресло и подпрыгивая на его пружинах. — Марголотте понадобилась служанка, вот она и смастерила меня из старого, ненужного лоскутного одеяла. Набила ватой, пришила две пуговицы вместо глаз, сделала из красного плюша язык, а из бусин — жемчужины-зубы. Кривой Колдун изготовил Оживительный Порошок и посыпал им меня — вот я и ожила. Я — очень разноцветная. Воспитанный и образованный господин по имени Страшила сказал, что я самое красивое существо в Стране Оз. Я ему верю.

— Ты уже познакомилась со Страшилой? — спросила Дороти, слегка оторопев от такого краткого рассказа.

— Да, он прелесть!

— У Страшилы много прекрасных качеств, но ты меня огорчила историей о Кривом Колдуне. Озма будет вне себя от гнева. Опять он взялся за магию. Она же велела ему перестать!

— Он делает это только для семейных нужд, — пояснил Стеклянный Кот, держась на почтительном расстоянии от Тотошки.

— Ой, а тебя я и не заметила! — воскликнула Дороти. — Ты из стекла?

— Из прозрачного стекла, — отозвался Стеклянный Кот, довольный, что на него обратили внимание. И еще у меня розовые мозги. Ты можешь увидеть, как они работают.

— Правда? Ну так подойди ближе, и я погляжу.

Стеклянный Кот заколебался, опасаясь Тотошки.

— Прогони этого зверя, и я подойду, — наконец сказал он.

— Зверя? Это мой песик Тотошка. Добрее его нет собаки на земле! Он очень много знает, почти столько же, сколько я.

— А почему он ничего не скажет? — спросил Промах.

— Он не умеет говорить. Он не волшебный, а настоящий пес. Самый обыкновенный пес из Соединенных Штатов. Но я отлично понимаю его, а он меня.

Тотошка встал, потерся головой о руку Дороти и заглянул ей в лицо, словно и впрямь понял все, что она сказала.

— Этот Кот, Тотошка, — пояснила она, — сделан из стекла, и ты не должен приставать к нему так, как ты пристаешь к моему Розовому Котенку. Он, наверное, очень хрупкий и может разбиться вдребезги, если обо что-то стукнется.

— Гав! — сказал Тотошка, явно в знак согласия.

Стеклянный Кот подошел поближе к Дороти, чтобы она могла посмотреть, как вертятся его розовые шарики-мозги.

Полюбовавшись их работой, она погладила Промаха, но стекло показалось ей слишком твердым и холодным, и она решила, что он вряд ли станет ее любимчиком.

— А что ты знаешь о Кривом Колдуне, который живет на горе? — спросила Кота Дороти.

— Он меня сделал. Поэтому я знаю о нем все. Эта лоскутная девица появилась на свет лишь несколько дней назад, а я живу в доме доктора Пипта уже много лет. Я не большой его друг, но скажу прямо: он всегда отказывался колдовать для тех, кто приходил к нему в дом. Но он считает, что нет большой беды, если он немножко поколдует для дома. Поэтому он и сделал меня из стекла. Ведь обычные кошки пьют слишком много молока. А еще он оживил Лоскутушку, чтобы та прислуживала его жене Марголотте и делала работу по дому.

— Почему же вы оба ушли от них? — спросила Дороти.

— Лучше об этом расскажу я, — подал голос Косматый и поведал Дороти историю Оджо.

Дороти слушала его с большим интересом, вполне одобряя действия Оджо. Но когда Косматый сообщил, что Оджо арестован за нарушение закона, Дороти нахмурилась.

— Что же он такого натворил? — спросила она.

— Боюсь, он сорвал клевер-шестилистник… — печально вздохнул Косматый. — Я не видел, как он это сделал, и я его предупреждал, что это запрещено, но, похоже, он ослушался.

— Очень жаль, — отозвалась Дороти. — Ведь теперь некому помочь его дяде и Марголотте, кроме Лоскутушки, Стеклянного Кота и Вузи.

— Я тут ни при чем, — возразила Лоскутушка. — Марголотта и дядя Нанди никакого отношения ко мне не имеют. Они стали мраморными статуями, как раз когда я ожила.

— Ясно… — с сожалением вздохнула Дороти. — Эта женщина, похоже, забыла вложить в тебя сердце.

— И хорошо сделала, — отозвалась Лоскутушка. — От сердца только и жди неприятностей. Люди начинают огорчаться, мучаться совестью, сочувствовать, испытывать преданность…

— У меня есть сердце — из большого рубина, — сообщил Стеклянный Кот. — Но оно вряд ли заставит меня помогать дяде Нанди и Марголотте.

— Да, у тебя не сердце, а камень, хоть и драгоценный, — заметила Дороти. — Ну, а у Вузи и подавно…

— Что касается меня, — подал голос Вузи, улегшийся на полу так, что всем своим видом напоминал очень большой продолговатый ящик, — я не видел и в глаза этих бедняг, но очень им сочувствую, ибо и сам успел хлебнуть неприятностей. Когда меня обнесли забором Жевуны, я мечтал, чтобы кто-то пришел и вызволил меня. Так и случилось — это сделал Оджо. Поэтому я готов выручить его дядюшку. Я всего лишь глупый зверь, но